Военный суд в России приговорил пятерых активистов «Крымской солидарности» по делу Хизб ут-Тахрир. Они получили от 15 до 19 лет заключения 

Крымские татары в Южном окружном военном суде, 10 марта 2022 года. Фото: «Крымская солидарность»
Крымские татары в Южном окружном военном суде, 10 марта 2022 года. Фото: «Крымская солидарность»

Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону вынес решение по делу крымских татар Ремзи Бекирова, Ризы Изетова, Шабана Умерова, Раима Айвазова и Фархода Базарова, обвиняемых в принадлежности к исламской партии Хизб ут-Тахрир. Организация признана террористической в России в 2003 году, но не запрещена в Украине и большинстве европейских стран. Коллегия судей под председательством Олега Волкова признала крымчан виновными. Судебное разбирательство по существу началось ровно год назад — 16 марта 2021 года.

 

27 марта 2019 года в Крыму прошли массовые обыски. Следственные действия проводились в Каменке, Строгановке, Белом — поселках в пригороде Симферополя, где преимущественно живут крымские татары. Сотрудники ФСБ задержали тогда двадцать человек. Еще троих задержали в Ростове-на-Дону через несколько дней, троих объявили в розыск.

«В тот день силовики и государственные СМИ отчитались о поимке террористов в Крыму. С этого дня начинается большая ложь всего этого процессуального трупа. С первого дня мой подзащитный преследуется как террорист. Нет ничего общего с терроризмом, взрывчатками и бомбами. С первого дня государство признало моего подзащитного террористом, потому что государство все вопросы решило для себя ещё в 2003 году», — говорил Эмиль Курбединов в прениях.

Несколько недель спустя при переходе админграницы с Херсонской областью задержали самого молодого подозреваемого в этом уголовном деле — 25-летнего Раима Айвазова. Айвазов рассказывал позже в суде, что сотрудники ФСБ пытали его после задержания и имитировали расстрел — вывезли в лесопосадку возле админграницы и стреляли возле головы.

Всех задержанных обвинили в участии в террористической организации статья 205.5 Уголовного кодекса РФ , а также в попытке захвата власти статья 278 УК РФ  за причастность к исламской партии Хизб ут-Тахрир. Доказательств причастности крымских мусульман к террористической деятельности за все время их преследования российскими властями представлено не было. Российское правозащитное движение «Мемориал» признало всех преследуемых крымских мусульман политзаключенными.

В том числе, за это «Мемориал» запретили российские власти, обвинив в оправдании террористов.

«Это все равно что сажать человека на 20 лет за переход в неположенном месте». За что российские власти хотят уничтожить старейшую в стране правозащитную организацию «Мемориал»

Крымским татарам назначены длительные сроки заключения от 15 до 19 лет.

Правозащитника Ризу Изетова суд приговорил к 19 годам лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме — с самым строгим режимом заключения, а оставшихся в колонии строгого режима, с ограничением на срок в полтора года. после освобождения.

«На период ограничения не выходить из жилища ежедневно с 22 до 6 часов, не посещать места проведения публичных мероприятий, не участвовать в них, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не менять место жительства или работы без согласия ФСИН Федеральная служба исполнения наказаний , являться во ФСИН два раза в месяц для регистрации», — зачитал судья приговор. Другим осужденным назначены такие же ограничения.

Корреспондента «Крымской солидарности» и интернет-издания «Грани.ру» Ремзи Бекирова суд приговорил к 19 годам с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, с ограничением на полтора года.

Активиста Раима Айвазова суд отправил в колонию на 17 лет — с отбыванием первых 5 лет тюрьме, с ограничением на полтора года.

53-летнему Шабану Умерову суд назначил 18 лет лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, с ограничением на полтора года.

Отца четверых детей Фархода Базарова суд отправил в колонию на 15 лет с отбыванием первых 4 лет 10 месяцев в тюрьме, с ограничением свободы на срок в один год.

Сроки содержания под стражей судья Волков постановил исчислять для Раима Айвазова — с 17 апреля 2019 года — его задержали позже, для остальных — с 27 марта 2019-го.

Ремзи Бекиров (слева) и Риза Изетов в Южном окружном военном суде, 10 марта 2022 года. Фото: «Крымская солидарность»

18 января обвинение просило назначить всем подсудимым наказание в колонии строгого режима и от года до полутора лет ограничения свободы после освобождения. Прокурор Евгений Колпиков просил даже несколько меньше, чем в итоге дал суд. Например, для активиста «Крымской солидарности» Ризы Изетова прокурор просил 18 с половиной лет лишения свободы. Гражданскому журналисту «Крымской солидарности» Ремзи Бекирову Колпиков запросил 18 лет.

Ремзи Бекиров заявил в суде, выступая в прениях, что его арест стал реакцией российских властей на критику действий правоохранителей и освещение репрессий в Крыму.

«Большинство обвиняемых были активистами «Крымской Солидарности» — общественной инициативы, поставившей перед собой цель защитить крымчан, преследуемых по политическим мотивам. Деятельность этой народной инициативы сводилась к освещению террористической, провокационной деятельности ФСБ, ЦПЭ Центр противодействия экстремизму МВД РФ в Крыму и в целом власти РФ в Крыму по отношению к крымским татарам, мусульманам и всему инакомыслию — посещение судов, мест незаконных обысков, проведение молебнов, организация передач в СИЗО. Именно эта законная активность, наряду с нашей жизненной позицией, стали истинной причиной нашего ареста», — уверен Бекиров.

Выступая в прениях, адвокат Эмиль Курбединов говорил, что государство назвал подсудимых террористами с первого дня их задержания, ссылаясь на решение Верховного суда РФ 2003 года о включении Хизб ут-Тахрир в список террористических организаций. Юрист отметил, что, подсудимым вменяют терроризм, несмотря на отсутствие в деле указания на любую насильственную деятельность, взрывчатку и оружие, только на основании их участия в Хизб ут-Тахрир.

«ФСБ начала их прослушивать, при этом достоверно зная, что эти граждане не связаны с терроризмом и насилием. Они был задержаны именно по этим обвинениям. Действиями ФСБ была пресечена деятельность журналистов и правозащитников из числа крымскотатарского народа. На бумаге ФСБ предотвратила несколько захватов власти и задержала террористов. Эти доводы защиты так и не были опровергнуты стороной обвинения», — обращал внимание суда Курбединов.

Обвинение основывалось на показаниях засекреченных свидетелей и скрытных записях разговоров, которые экспертиза следствия посчитала свидетельством принадлежности обвиняемых к Хизб ут-Тахрир. Сторона защиты протестовала против использования показаний засекреченных свидетелей, которые невозможно проверить, и против противоречивых результатов экспертизы, которая подверглась критике со стороны независимых специалистов.

В ночь перед приговором на Крымском мосту были задержаны адвокаты, родственники и активисты, направлявшиеся на приговор в Ростов-на-Дону. Сотрудники ДПС забрали у водителей документы с условием, что вернут, только если все вернутся домой.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов