Уязвимая группа. ЕСПЧ постановил выплатить компенсацию четырем переселенцам, которые не смогли проголосовать на выборах в 2015 году

Голосование на местных выборах — 2020. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Голосование на местных выборах — 2020. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Шесть лет понадобилось крымчанкам Александре Селигененко, Анастасии Мартыновской и Дарье Свиридовой, а также донетчанке Евгении Тереховой, чтобы доказать нарушение своих избирательных прав. Женщины хотели проголосовать на выборах Киевского городского совета и мэра столицы в октябре и ноябре 2015 года, так как фактически проживали в Киеве. Но избирательные комиссии отказались включать их в списки избирателей.

Европейский суд по правам человека признал это нарушением Конвенции о правах человека и дискриминацией. В решении, опубликованном 21 октября, суд постановил, что Украина в течение трех месяцев должна выплатить каждой из них по 4,5 тысячи евро компенсации.

«Ґрати» изучили решение ЕСПЧ и рассказывают о тяжбе украинок за право голоса. 

 

Отказ

Дарья Свиридова выехала из Алупки в апреле 2014 года, через месяц после аннексии полуострова Россией. Александра Селигененко и Анастасия Мартыновская покинули Севастополь через год — в апреле 2015-го. Все они переехали в Киев как и донетчанка Евгения Терехова. 

Дарья Свиридова. Фото: Крым.Реалии

В столице они оформили удостоверения временно перемещенных лиц, где было указано, что фактически они проживают в Киеве. Но регистрацию в паспортах менять не стали.  Позже, подавая иск в ЕСПЧ они указали, что регистрация в родных городах имела для них важное символическое значение, а изменение регистрации означало потерять собственность и право в ней проживать. 

Накануне местных выборов все четверо обратились в избирательные комиссии, чтобы те включили их в списки избирателей. Но получили отказ. Терехова пожаловалась в Центральную избирательную комиссию, но и там ей отказали. В ЦИК сослались на статью 3 закона о местных выборах, которая предусматривала, что место жительство определяется по регистрации в паспорте. 

Женщины работали в Киеве и платили здесь налоги, поэтому посчитали отказ несправедливостью и обратились в суд, потребовав обязать избирательные комиссии включить их в списки. Но судьи отклонили иски, сославшись на все ту же статью закона о местных выборах. 

Аналогичные решения вынесли суды апелляционной инстанции, которые в августе 2018 года подтвердил Верховный суд. Он посчитал, что отметка о регистрации в паспорте имеет ключевое юридическое значение в разрешении споров, связанных с выборами. Еще до этого, в 2016 году женщины обратились в ЕСПЧ. 

Терехова потребовала компенсацию в 25 тысяч евро, остальные женщины просили суд присудить им в качестве компенсации морального вреда любые суммы, которые суд сочтет целесообразными.

 

Аргументы

Европейский суд по правам человека. Фото: European Court of Human Rights

Обращаясь в ЕСПЧ, женщины указали, что их нельзя сравнивать с другими людьми, которые не проживали по своему зарегистрированному месту жительства. Ведь  они были вынуждены покинуть свои дома и не могли вернуться. А так как голосование по месту их прописки не проводилось, они вообще не могли участвовать в местных выборах.

Это также отличало их от граждан, которые хоть и проживали в Киеве, но могли вернуться по месту регистрации и проголосовать, или же наоборот, живя в другом городе с киевской регистрацией могли вернуться в столицу, чтобы выбрать местную власть.

«Заявители считали, что они принадлежали к уникально обездоленной и уязвимой группе, которая требовала от властей принятия особых мер для обеспечения их равного участия в местных выборах. Следовательно, они считали, что различие в обращении, которому они подвергались, не имело разумного и объективного оправдания», — сказано в решении ЕСПЧ. 

Украину в суде представлял заместитель министра юстиции Иван Лищина. В суде он утверждал, что с временно перемещенными лицами правительство обращалось также как и с остальными гражданами, которые не имели права голосовать не по месту регистрации. 

«Заявители не жаловались на то, что с ними обращались иначе, а на то, что с ними следует — из-за их статуса временно перемещенных лиц — обращаться иначе, чем с другими людьми, живущими за пределами зарегистрированного места жительства», — цитирует решение суда позицию Лищины. 

От имени правительства он утверждал, что временно перемещенные лица не являются уязвимой группой, которая требует особого обращения и позитивной дискриминации. Лищина просил суд отклонить иски его соотечественниц. 

 

Решение

Коллегия судей во главе с Сиофрой О’лири обратила внимание, что государство само гарантировало временно перемещенным лицам  право участвовать в выборах. В статье 8 профильного закона в то время было указано, что они могут это сделать, изменив место голосования без изменения избирательного адреса. 

«Непринятие иного обращения с лицами, чья ситуация существенно отличается, может быть равносильно дискриминации», — сказано в решении суда.

В итоге судьи признали, что отказав Селигененко, Мартыновсой, Свиридовой и Тереховой в праве голосовать на местных выборах Украина нарушила Конвенцию по правам человека. А именно пункт о том, что  государство не может нарушать любое из прав граждан, в том числе право участвовать в выборах. 

В итоге суд решил, что Украина в течении трех месяцев должна выплатить каждой из женщин компенсацию в 4,5 тысяч евро. В то же время судьи отказали им в компенсации судебных издержек и расходов на адвокатов.

Адвокат Украинской Хельсинской группы Михаил Тарахкало, который в суде представлял интересы Евгении Тереховой, сказал «Ґратам», что в том числе благодаря этому разбирательству правозащитникам и активистам удалось в 2019 году добиться изменений в избирательном законодательстве. В декабре 2019 года Верховная рада приняла новый избирательный кодекс. Он устранил противоречия в законодательстве. Кодекс устанавливал, что временно перемещенные лица и трудовые мигранты могут голосовать на местных выборах, предварительно изменив место голосования. Перед местными выборами в прошлом году Центральная избирательная комиссия также подтвердила: менять адрес для голосования можно.

«В какой-то мере решение ЕСПЧ — предохранитель от того, чтобы у политиков не возникло желания «откатить» законодательство назад. Кроме того это и важный прецедент для дальнейших разбирательств», — считает Тарахкало.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов