«Сзади взрывище, летит пепел и пыль». Свидетельства очевидцев обстрела гражданской автоколонны в Запорожье, в котором погибло 30 человек

Последствия обстрела гражданской колонны в Запорожье, 30 сентября 2022 года. Фото: Сергей Коровайный для Wall Street Journal
Последствия обстрела гражданской колонны в Запорожье, 30 сентября 2022 года. Фото: Сергей Коровайный для Wall Street Journal

Рано утром 30 сентября российские войска обстреляли Запорожье из зенитно-ракетных комплексов «С-300». По городу выпустили 16 ракет, три из них попали по бывшему авторынку на Ореховском шоссе. Там расположен пункт пропуска автомобилей на временно оккупированные территории. По последним данным, от обстрела погибло 30 человек, еще 88 получили ранения. Большинство пострадавших сидели в автомобилях и микроавтобусах, дожидаясь что им разрешат выехать за линию фронта. 

Правоохранители открыли уголовное производство по статье о нарушении законов и обычаев войны, совмещенном с умышленным убийством часть 2 статьи 438 Уголовного кодекса .  Представители оккупационных властей Запорожской области сначала подтвердили обстрел Запорожья российскими войсками, но позже стали это отрицать. Очевидцы уверены — стреляли россияне. Подробности в заметке «Ґрат». 

 

Очередь

Пункт пропуска на временно оккупированные территории на окраине Запорожья заработал 28 мая. На территории бывшего авторынка полицейские и военные проверяли документы и багаж всех желающих пересечь линию фронта. 

С конца августа Запорожская областная военная администрация обязала всех, кто хотел выехать на оккупированные территории регистрироваться в электронной форме на сайте. О дате выезда им сообщали по телефону и в телеграмм-канале. 

Пункт пропуска начинал работу в 8 утра, но 30 сентября люди начали съезжаться заранее. Елена Попросила не называть ее фамилию в целях безопасности , молодая девушка с длинными каштановыми волосами, приехала на Ореховском шоссе в 6:30 утра в машине вместе с мужем и другом. 

«Мы все с Мариуполя. Пробыли в блокаде три недели. Затем полгода жили на западе Украины и под холода решили поехать в Мариуполь», — рассказывает Елена «Ґратам».

Там у нее остались мама, брат, сестра, племянник и животные. Елена с мужем везли родственникам лекарства и гуманитарную помощь. Они хотели починить крышу в доме матери Елены, пока не начались холода, и торопились занять квартиру свекрови. От родственников узнали, что оккупационные власти хотят ее забрать, из-за того, что там никто не жил.  

«Мы хотели, так сказать, успеть занять свою квартиру», — говорит Елена. 

Перевозчики, которые возят пассажиров, и вовсе приехали на рынок накануне, в четверг, и оставили машины на стоянке, чтобы утром быть впереди очереди. 

Именно так поступил 51-летний харьковчанин Владимир Савенко. 30 сентября он должен был отвести в Мелитополь двух пассажиров — семейную пару. 

По словам перевозчика, последние десять дней пункт пропуска не работал. Его закрыли после того как РФ объявила, что проведет «референдум» на захваченных территориях. В том числе и на захваченной части территории Запорожской области. В обратном направлении людей продолжали пропускать. 

29 сентября выезд на оккупированные территории вновь открыли. Владимиру  позвонили из администрации и сообщили, что он сможет выехать в пятницу. Заявку на выезд он подал еще 7 сентября.  

По данным Национальной полиции, 30 сентября на выезд зарегистрировались 248 гражданских автомобилей.

План расположения автомобилей перед обстрелом. Нарисовал Владимир Савенко

Чтобы объяснить куда именно попали ракеты и где он в этот момент находился, Владимир берет ручку и рисует на картонке схему пропускного пункта. Он объясняет, что все желающие выехать выстраиваются на рынке колоннами в пять рядов. В первых трех рядах — легковые автомобили, еще в двух — микроавтобусы. 

Примерно в 7 утра колонны по одной с интервалом в пять минут начали двигаться к так называемой «линии фильтрации» — участку авторынка, где правоохранители осматривали автомобили, проверяли документы и багаж, фиксировали сколько людей в салоне. Если проблем с документами и багажом не было правоохранители разрешали выезд. Все также колоннами в сопровождении полиции водители доезжали от Запорожья к границе «серой зоны» линии фронта, дальше ехали сами.

Автомобиль Владимира был девятый во второй колонне легковых автомобилей. В начале восьмого колонна начала двигаться к линии фильтрации.

Тогда же, в 7 утра на пункте пропуска должны были вывесить списки — номера машин, выезд которых согласован. Хотя списки публиковали и в телеграмме, Елена решила убедиться, что их машина есть и в бумажной версии. Она вышла из машины и пошла к пункту пропуска в 100 метрах от конца очереди.

Списки еще не вывесили и девушка решила зарядить телефон. Для удобства посетителей работники пункта расставили под навесами деревянные столы с переносными розетками. 

 

Взрывы

«Время 7:13. Никакого свиста, никаких тревог и предупреждений. Просто взрывище прямо в колонне машин», — рассказывает Елена и добавляет, что была в это время в 40 метрах.

На самом деле, тревогу объявляли непосредственно перед взрывом — в 7:11, но ее мало кто услышал.

«Извините, но как вьебало! Я стою в шоке, потом сзади еще взрывище, летит пепел и пыль в рот, глаза», — вспоминает девушка. 

Она нырнула под стол, но тут же поняла, что от осколков он не спасет и «вслепую» побежала в сторону машины. В начале колонн в небо метров на 50 поднимался черный дым, на шоссе было много крови, люди кричали. Через две минуты Елена услышала еще два взрыва. Она добежала до машины. Муж и друг были целы, но оцепенел от нервного шока. 

«Я скомандовала уезжать и в шоковом состоянии мы рванули в больницу. Сработал инстинкт самосохранения. Я после блокады Мариуполя дерганная, а тут еще раз такое пережить», — вспоминает Елена.

Почти час она ничего не слышала одним ухом. Врачи осмотрели всех троих и прописали им транквилизаторы. Вечером у Елены продолжала кружиться голова и гудело в левом ухе.

Последствия обстрела гражданской колонны в Запорожье, 30 сентября 2022 года. Фото: Сергей Коровайный для Wall Street Journal

Владимиру Савенко тоже повезло. Первая ракета прилетела сбоку от колоны за магазинами , вторая ракета прилетела позади машины, а вот третья разорвалась буквально в 15 метрах справа от его автомобиля. От взрыва образовалась огромная воронка. Перевозчик говорит, что она попала аккурат в место, где должны были стоять две колонны микроавтобусов. В момент взрыва они еще не подъехали к фильтрационной линии. 

«Было где-то 7:14. Сначало бахнуло и с неба на машины посыпались куски земли, камни. Затем второй взрыв, совсем рядом так что аж кровь в жилах остановилась. В лобовое стекло прилетело штук пять осколок, но повезло — они срикошетили. И сразу же  третий взрыв», — вспоминает Савенко. Через несколько секунд прогремел четвёртый взрыв но уже дальше в ста метрах. Ракета упала за территорией рынка.

Позже, когда он осмотрел автомобиль, выяснил, что один осколок пробил колесо, второй — переднюю дверь, еще один залетел в радиатор, четвёртый навылет пробил переднюю стойку возле лобового стекла.

Когда звуки взрывов стихли, Владимир вышел из машины и попытался разыскать напарницу. Она с пассажирами была в автомобиле, немного позади его машины в первой колонне.

Савенко нашел напарницу в здании  кафе в состоянии шока. Рядом с ней лежал истекающий кровью мужчина. Напарница сказала, что уже вызвала «скорую помощь». 

Владимир уговорил ее сесть в машину вместе с пассажирами. Он сел за руль и вывез их за пределы рынка. Затем вернулся за своей машиной и обнаружив что она повреждена и не заводится. Тогда он бегом покинул территорию рынка.

Последствия обстрела гражданской колонны в Запорожье, 30 сентября 2022 года. Фото: Сергей Коровайный для Wall Street Journal

Через час Владимир вернулся на место обстрела, чтобы забрать машину, но к автомобилю его не пропустили полицейские. Они объяснили, что на месте обстрела проводятся следственные действия.

«Я увидел мою машину, из видео репортажей в группах телеграмма , но багажа — сумок пассажиров в ней не было. В итоге люди остались вообще без ничего», — рассказывает Савенко.

Вечером, уже после того как правоохранители закончили работу, он вновь приехал на авторынок, но его автомобиля там не оказалось. Теперь перевозчик обходит правоохранительные органы и пытается выяснить, как ему вернуть автомобиль и вещи пассажиров. 

 

Направление

По состоянию на 9:0 утра 1 октября Запорожская областная военная администрация сообщила о 30 погибших — среди них двое детей — 11-летняя девочка и 14-летний мальчик, и 88 раненых, в том числе 3-летняя девочка. 

Глава Национальной полиции Александр Клименко сообщил, что среди погибших — 36-летний сотрудник местного управления стратегических расследований. Еще 27 сотрудников Бердянского райуправления полиции получили ранения разной степени тяжкости. 

Военных на авторынке в момент взрыва не было. 

Последствия обстрела гражданской колонны в Запорожье, 30 сентября 2022 года. Фото: Сергей Коровайный для Wall Street Journal

В Национальной полиции подсчитали, что на территорию пункта пропуска попало три ракеты, всего же по Запорожью вчера утром прилетело 16 ракет. Правоохранители предполагают, что город обстреляли модернизированными ракетами из зенитно-ракетного комплекса «С-300». 

Президент Владимир Зеленский опубликовал фото с места трагедии. 

«Так могут поступать только законченные террористы, которым не место в цивилизованном мире», — написал президент.

Представители РФ обстрел Запорожья не комментировали. Утром сразу после обстрела это сделал представитель оккупационной администрации Запорожской области Владимир Рогов. У себя в телеграмм-канале он сначала сообщил, что в областном центре сегодня громко» и что удары наносятся по «военным объектам и объектам гражданской инфраструктуры», которые используют Вооруженные силы Украины. 

Позже Рогов отредактировал пост и добавил, что все случаи падения фрагментов ракет на жилые дома «вызваны неумелыми действиями криворуких ПВОшников Зеленского». И, наконец, через полтора часа после обстрела пункта пропуска Рогов написал новый пост в телеграмме, в котором обвинил в его обстреле украинских военных. Якобы таким образом Зеленский «мстит за воссоединение с Россией».

Осколки ракет, которыми обстреляли гражданскую колонну в Запорожье, 30 сентября 2022 года. Фото: Сергей Коровайный для Wall Street Journal

Очевидцы уверены — пункт пропуска обстреляли с территории, которую контролирует РФ. 

«Я думаю, со стороны Васильевки Город в 56 километрах южнее Запорожья, оккупирован российскими войсками . По другому никак, — говорит Елена. — Я сужу чисто по своему организму, потому что пострадало левое ухо. Траектория была как будто именно с левой стороны, потому что свиста и ничего не было, все щепки летели слева направо». 

Девушка объясняет, что с правой стороны от нее была городская черта Запорожья, в то время как в нескольких десятках километров слева, на юге начиналась оккупированная территория. 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов