17 сентября 2020, 13:52

Свидетели по делу Мустафы Джемилева в крымском суде отказываются от своих показаний, записанных в протоколах следствия

Трое свидетелей по делу депутата Верховной Рады Мустафы Джемилева, которых допрашивает гособвинение в Армянском городском суде Крыма, отказались от своих показаний, которые записаны в протоколах следствия. Они заявили, что на админгранице в начале мая 2014 года не было пропускного пункта, а Джемилев не призывал в прорыву на полуостров. Об этом сообщает корреспондентка «Ґрат» из суда. 

Российские власти обвиняют Джемилева в незаконном пересечении границы (часть 3 статьи 322 Уголовного кодекса РФ), небрежном хранении оружия (статья 224 УК РФ) и незаконном приобретении боеприпасов (часть 1 статьи 222 УК РФ). Процесс в Армянском горсуде проходит в закрытом режиме из-за карантина. 

Гособвинение пытается доказать в суде, что 3 мая 2014 года Джемилев, уже зная о запрете въезда на территорию, контролируемую Россией, которое ему объявили еще в апреле того же года, пытался прорваться в Крым из Херсонской области. Защита настаивает, что никакой границы в мае 2014 года между Крымом и Херсонской областью не было. Соответствующий приказ ФСБ был опубликован лишь через несколько месяцев — 26 ноября 2014 года под №659. 

Мустафа Джемилев. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

На сегодняшнем судебном заседании допросили свидетеля обвинения Якуба Сулейманова. Он рассказал, что в 2014 году он таксовал, и 3 мая повез пассажиров в район Армянска, на админграницу с Херсонской областью. Там было много людей и машин, и уже на месте Сулейманов узнал, что все они ждали Мустафу Джемилева, который должен был прийти со стороны Каланчака Херсонской области. Дорогу перегораживала военная техника, стояли и вооруженные люди в форме без опознавательных знаков. Сулейманов говорит, что вышел из машины посмотреть, что происходит, и потом услышал несколько выстрелов — он предположил, что стреляли военные. Столкновений он не увидел: несколько часов спустя всех, кто находился на админгранице и кого заблокировали военные, пропустили обратно в Крым.

В показаниях Сулейманова следствию записано, что он лично видел Мустафу Джемилева. В суде он заявил, что это не так. В протоколе допроса есть также его показания о том, что все происходило на пункте пропуска «Армянск» и упоминается пост ДПС «Турецкий вал». Сулейманов в суде отрицал, что говорил это, и заявил, что не знает, как эти слова появились в протоколе. Суду он сообщил, что не видел никаких знаков, обозначавших границу с пунктом пропуска.

Всего со стороны обвинения, по делу «о незаконном пересечении государственной границы», заявлено 22 свидетеля. Как сообщил «Ґратам» адвокат Джемилева Николай Полозов, обвинение допросило уже четверых. Двое из них — Сабри Ягъяев и Мубеин Небиев — отказались от показаний, которые давали во время допроса. В суде они настаивали, что между Армянском и Каланчаком не видели никаких обозначений погранпункта и не слышали, чтобы Джемилев призывал кого-либо совершать насильственный прорыв. Похожие показания дали еще двое свидетелей обвинения Музафара Фукалу и Эльдар Кубединов.

Следственный комитет РФ заочно предъявил обвинение Джемилеву в апреле 2020 года. Судебный процесс начался 23 июля.

В 2015 году за события в мае 2014 года в районе Армянска к условным срокам заключения были приговорены пятеро крымских татар: Муса Абкеримов, Рустем Абдурахманов, Таир Смедляев, Эдем Эбулисов и Эдем Османов. Еще несколько десятков крымских татар были оштрафованы после акций в поддержку крымскотатарского депутата. 

В мае 2020 года стало известно, что Следственное управление Следственного комитета в Крыму выделило в отдельное производство из уголовного дела Джемилева дело «в отношении неустановленных лиц», которые встречали его 3 мая 2014 года у админграницы в районе Армянска, когда он пытался попасть на полуостров. Таким образом, под уголовным преследованием рискуют оказаться несколько сотен крымских татар.

В деле Джемилева о попытке прорыва в Крым есть еще два других эпизода: о небрежном хранении оружия и незаконном приобретении боеприпасов. Они связаны с убийством по неосторожности, совершенном его сыном Хайсером в мае 2013 года. Джемилев-младший выстрелил из окна дома и попал в голову знакомого Февзи Эдемова из охотничьего карабина Симонова, который он взял из сейфа отца. В июне 2015 года Краснодарский краевой суд приговорил Хайсера Джемилева к пяти годам лишения свободы за непреднамеренное убийство. Мустафу Джемилева обвинили в том, что он хранил ключ от сейфа с оружием в месте, о котором знал сын, а также в незаконном приобретении 10 патронов калибра 7,62. Инцидент, произошедший до аннексии, как и многие другие подпал под действие российского уголовного права после принятия в России  5 мая 2014 года соответствующего закона №94.