«Смерть после Рождества». Суд приговорил ветерана АТО, лесника Виталия Григорьева к двум годам условно за убийство лесоруба

Лесник Виталий Григорьев и адвокат Марина Елисеева в Херсонском городском суде, 22 января 2020 года. Фото: Ирина Домащенко, Ґрати

Голопристанский районный суд Херсонской области признал виновным  ветерана АТО и лесника Виталия Григорьева в неумышленном убийстве статья 118 Уголовного кодекса при превышении мер, необходимых для задержания преступника. Судья Максим Данилевский приговорил его к двум годам лишения свободы условно, освободив ветерана от наказания с испытательным сроком в два года. Об этом «Ґратам» сообщила адвокатка Григорьева Ольга Веретильник. 

Виталия Григорьева судили за то, что 10 января 2020 года во время патрулирования леса он застрелил 39-тилетнего Руслана Беспалого. Тот вместе с тремя подельниками без разрешения рубил в лесу деревья.

«Ґрати» изучили приговор леснику и рассказывают его историю.

Следы

После обеда 10 января, домой к Виталию Григорьеву заехал его напарник по фамилии Колесниченко.  Оба работали в госпредприятии «Великокопанівське державне лісомисливське господарство». Григорьев числился инженером, Колесниченко — егерем. Оба входили в постоянно действующую группу быстрого реагирования. Была пятница, второй рабочий день после рождественских праздников. Григорьев взял с собой служебное оружие — заряженный боевыми патронами американский карабин «М4», сел в машину и лесники отправились патрулировать Виноградовское лесничество.

43-летний Григорьев работал лесником чуть больше года — с сентября 2019 года. В 2014-м он воевал на Донбассе, участвовал в обороне Донецкого аэропорта, где в январе 2015 года получил серьезное ранение — потерял обе ноги. Затем были длительное лечение и реабилитация — ветеран АТО передвигался на протезах. В суде он сообщил, что к моменту поездки с Колесниченко он только учился ходить. 

Напарники начали рейд с первого квартала лесничества. И почти сразу же увидели впереди на лесной дороге свежие следы машины, сбоку виднелись следы от трех пар обуви. Лесники остановились и разделились. Колесниченко на машине отправился в противоположную сторону — перекрыть дорогу. Григорьев пошел по следам. Связь напарники держали по рации.

Шел Григорьев долго — дольше двух часов. Примерно через полтора километра  услышал звук мотора машины, о чем по рации рассказал Колесниченко. К тому времени в лесу стемнело. На пригорке лесник увидел автомобиль «Нива» с прицепом. Из машины вышли трое мужчин. Двое с бензопилой стали пилить дерево, третий наблюдал за этим, стоя на пне неподалеку.

«Нива» сделала два круга по очереди подъезжая то к лесорубам, то к наблюдателю. Затем остановилась, водитель выключил свет и вышел из машины. Григорьев лег на землю и подполз ближе. Пока полз потерял рацию, поэтому набрал напарника по мобильному телефону и сказал, что попробует сам задержать нарушителей. Тот ответил: «Действуй по ситуации». 

Неожиданно водитель «Нивы», заметил лесника.  Тот медленно поднялся и закричал: «Стоять, охрана!». 

 

Выстрел

Руслан Беспалый, именно он был водителем «Нивы», крикнул своим напарникам «бегите!», а сам бросился к автомобилю. Лесорубы разбежались, оставив два спиленных дерева и бросив по дороге громоздкую бензопилу. Водитель прыгнул в кабину «Нивы» и начал заводить мотор.

«Стрелять буду» — крикнул Григорьев и дослал патрон в патронник карабина. 

Это не остановило Беспалого, он выруливал «Ниву», автомобиль начал спускаться с пригорка, по направлению к леснику. Тот трижды выстрелил в воздух, но «Нива» не остановилась, тогда Григорьев прицелился между фар и выстрелил. 

Пуля пробила лобовое стекло. «Нива» остановилась, дверь со стороны водителя открылась, Беспалый вышел и поднял руки. Лесник услышал, что он хрипит, затем водитель упал лицом вниз.

«Человек ранен, вернитесь!» — закричал Григорьев остальным лесорубам, но те не откликнулись.

Он набрал напарника и рассказал о случившемся, попросил вызвать полицию и «скорую», затем сам набрал «102», попытался прощупать у Беспалого пульс, но пульса не было. 

Григорьев позвонил начальнику и стал ждать приезда «скорой».

В суде лесник утверждал, что Беспалый выруливал «Ниву» прямо на него.

«Отскочить я не мог, у меня инвалидность первой группы. Протезы не прижились, сейчас я в гипсах стою. Любое движение — огромная боль… Если бы я пробил колесо, я бы не избежал столкновения. Он (водитель — Ґ) вел себя неадекватно, он пошел на таран», — рассказал Григорьев на суде.

На заседание подозреваемый пришел, опираясь на костыли. Он добавил, что  автомобиль ехал на него с пригорка, причем колеса находились на уровни его груди, на расстоянии 10 метров.

«Стрелял, чтобы сохранить свою жизнь, о задержании нарушителя не думал», — признался лесник. 

Через 10 минут после происшествия к пригорку добрались коллеги Григорьева, сначала его напарник Колесниченко, а затем и начальник по фамилии Коваленко. 

«Человек лежал возле водительской двери лицом вниз на животе. Григорьев стоял перед автомобилем, был растерян, сказал, что тело не перемещал. Карабин висел на плече у Григорьева. Автомобиль стоял как на спуск вниз с пригорка. Посреди лобового стекла  возле резинки снизу было отверстие от пули. Мотор был включен, свет не горел, зажигание было включено», — рассказал в суде Колесниченко. 

 

Рамки обороны

Трех свидетелей происшествия — лесорубов, которые были в тот вечер в лесу вместе с Беспалым — полицейские отыскали той же ночью.  К тому времени они добрались до села и разошлись по домам. Незаконно рубить деревья убитому в тот день помогали два его зятя и муж сестры.

На суде они рассказали, что деревья в лесничестве они с Беспалым рубили несколько раз в год — заготавливали дрова. В тот день он предложил им поехать в лес на его «Ниве» и помочь ему. Зять Беспалого по фамилии Пожаров объяснил, что так как они рубили сухостой — лесников не боялись. За полчаса спилили два дерева, потом появился лесник и Беспалый крикнул им убегать, а сам бросился к машине. 

Показания расходились с версией Григорьева в части последовательности выстрелов. Лесорубы утверждали, что убегая, слышали два последовательных выстрела, а через несколько секунд — еще два. В то время как Григорьев настаивал, что сначала выстрелил трижды подряд в воздух, и только потом — по автомобилю. 

Судья Максим Данилевский в этой части Григорьеву поверил, мотивируя это тем, что его версия подтверждается расположением гильз и результатами следственного эксперимента. В том, что у него не было другого выхода, кроме как стрелять в Беспалого защита Григорьева убедить суд не смогла. 

Суд посчитал, что у лесника был непрямой умысел на убийство, ведь будучи ветераном АТО и сотрудником правоохранительного органа он знал, как обращаться с карабином, и хотя и не хотел, но сознательно допускал это.

«Способ защиты, который избрал Григорьев от посягательства Беспалого, явно не соответствовал опасности посягательств. Поскольку расстояние между ним и автомобилем Беспалого была не 10, а 16,3 метра, автомобиль только начал двигаться, проехав 2 метра, при этом двигался не прямо в сторону Григорьева, а под углом 30 градусов», — сказано в приговоре.

Судья посчитал, что Григорьев только предполагал, что Беспалый хотел его переехать, поэтому его убийство несоизмеримо с вредом, который защищаясь причинил лесник. 

Прокурор Константин Подоляк требовал для Григорьева максимальное наказание, предусмотренное статьей о превышении мер необходимой обороны — два года лишения свободы. Но судья дал ветерану условный срок. Раз в месяц он должен отмечаться в органе пробации и сообщать о смене места жительства, работы или учебы. 

Вину в суде Григорьев не признал. Его адвокатка Ольга Веретильник сказала «Ґратам», что ее подзащитный будет оспаривать приговор. По ее словам, защита не согласна с выводами судьи относительно угла, под которым двигался автомобиль, расстояния между ним и Григорьевым, и тем, что «Нива» до выстрела проехала только два метра. Веретильник подчеркивает, что экспертизу движения автомобиля провели по фотографиям, чего делать в принципе нельзя. 

«Реальные доказательства о том какие там были расстояния — только слова самого Виталия. При этом следователи в начале расследования даже не попытались зафиксировать, например, следы этой машины и следы Виталия на месте происшествия, хотя могли. Поэтому конечно, будем подавать апелляцию», — прокомментировала «Ґратам» приговор Веретильник. 

Будет ли подавать апелляцию прокуратура пока неизвестно. 

«По закону у нас есть для этого месяц — до 14 октября», — сказала «Ґратам» пресс-секретарь Херсонской областной прокуратуры Анна Чернявская. 

 

Максим Каменев

80 відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий
80

відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий

Монолог голови Ради суддів Богдана Моніча «В Україні сформувалася традиція — в усіх проблемах звинувачують суди»

«В Україні сформувалася традиція — в усіх проблемах звинувачують суди»

Монолог голови Ради суддів Богдана Моніча

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов