26 октября 2020, 20:19

Сергея Стерненко допросили в суде о том, как произошло нападение на него и как погиб Иван Кузнецов

В пятницу, 23 октября,  в Приморском районном суде Одессы допросили бывшего руководителя местного отделения «Правого сектора» Сергей Стерненко, обвиняемого в предумышленном убийстве напавшего на него Ивана Кузнецова (часть 1 статьи 115 Уголовного кодекса Украины) и незаконном ношении холодного оружия (часть 1 статьи 263 УК). Корреспондентка «Ґрат» из зала суда в тезисах объясняет, что рассказал Стерненко.

 

Рассказ подсудимого

Сергей Стерненко на заседании Приморского райсуда Одессы 31 августа 2020 Фото: Стас Юрченко, Ґрати

До нападения вечером 24 мая 2018 Сергей Стерненко дважды подвергался нападениям. Этим он объясняет свою готовность, в том числе, нож, который носил с собой (он утверждает, что просил о предоставлении госохраны, но не получил ее) и турникет для остановки крови, а также то, что припарковался в тот день в соседнем дворе.

Примерно в 23:00-23:10 24 мая 2018 года Стерненко вместе со своей девушкой Натальей Усатенко возвращался домой с пакетом покупок, наплечной сумкой и штативом для видеосъемки. Они шли во дворе своего дома, когда увидели идущих навстречу двух мужчин.

«Один из них точно был выше меня, другой — может чуть выше, может моего роста. Как только они увидели, что я иду, ускорили резко свой шаг и начали идти непосредственно прямо на меня и на Устатенко Наталью Александровну. Проход был довольно узкий, я шел посередине, может даже правее, потому что там тротуар. Усатенко шла слева, я попросил ее встать немного позади, чтобы если на меня нападут, она не была в большей опасности». 

Стерненко заранее достал нож и держал его в руке. Он пошел левее и попросил Усатенко сделать так же, чтобы разминуться с мужчинами, но, когда они проходили мимо, стали бить его по голове.

«Первый удар был снизу и довольно размашистый. Он попал мне в правый висок и сразу после него я получил удар в левый висок. Этого второго удара я уже не видел. В тот же момент я начал отмахиваться хаотично ножом, чтобы не дать им ближе подойти и нанести мне вред».

Стерненко отбивался ножом, но не помнит, как все происходило и сколько времени длилась драка. В какой-то момент нападавшие прекратили и стали убегать в разные стороны. Один из них, утверждает Стерненко, держался за бок. После короткой заминки в 3-5 секунд он погнался за убегавшим. Тот свернул направо и Стерненко потерял его из виду на 5-10 секунд. Погоню Стерненко объяснил опасением, что напавший убежит и «его не будет искать полиция», а также тем, что нападение не завершилось и убегавший вернется с подмогой или оружием.

«Я увидел, как он добегает до того места, где позже он уже лежал на земле. Добегая, он начал наклоняться направо, упал и лежал на спине. Я дошел до него, не приближаясь, в метрах 3-5 остановился и прокричал дважды: «Зачем вы на меня напали?». Он начал говорить: «Мы ошиблись». И что ему необходима медицинская помощь. В тот момент я увидел, что он ранен, у него был порез на животе. Других ранений я на нем не видел. Я сразу достал мобильный телефон и начал вызывать ему скорую. Я сообщил, что есть человек с ранением и ему срочно необходима медицинская помощь».

Стерненко утверждает, что в это время заметил собственное ранение на левой руке, откуда интенсивно шла кровь. Он попробовал остановить кровь турникетом, который носил с собой. Руки его не слушались, но помог прохожий с собакой.

Стерненко решил сообщить о нападении в социальных сетях — он включил трансляцию на своей странице в фейсбуке. Примерно тогда же, по его словам, он позвонил в полицию, но когда именно — не помнит.

В это время подошла Наталья Усатенко с другими людьми. Стерненко отдал ей телефон и теперь уже она вела трансляцию.

Приехала скорая помощь, но, утверждает Стерненко, фельдшеры не спешили оказать помощь еще живому Кузнецову.

Стерненко отвезли в больницу, где прооперировали руку. На следующий день его допросили.

 

Уточняющие вопросы

Сергей Стерненко выступает в Шевченковском райсуде Киева, 15 июня 2020 года, Фото: Стас Юрченко, Ґрати

После рассказа Стерненко ему стали задавать вопросы стороны процесса — сначала прокурор. Юрий Бачинский спросил, обращался ли Стерненко в Нацполицию для получения разрешения на ношение холодного оружия или травматического пистолета. Стерненко ответил, что собирал документы, но, пообщавшись со знакомыми сотрудниками Нацполиции и с юристами, решил, что разрешение ему не дадут, так как он уже является обвиняемым по другому уголовному делу, и не обратился.

На вопрос о том, где он купил нож, Стерненко ответил, что или в оружейном магазине «Ствол» или в магазине «Ибис» в начале мая 2018 года, после второго нападения на него. Нож стоил больше 100 долларов, но чека не сохранилось. Стерненко носил с собой нож почти каждый день, если не забывал дома. До 24 мая 2018 года Стерненко, по его словам, не доставал оружие в качестве меры предосторожности. Перед нападением он достал его из правого кармана штанов, когда понял, что мужчины идут прямо на него и ускоряют шаг. Он приготовился к тому, чтобы отбивать нападение. Было ли что-то в руках у мужчин — Стерненко не помнит.

Потерпевшая Олеся Кузнецова — супруга погибшего, спросила, не думает ли Стерненко, что мог спровоцировать драку, когда достал нож. Он ответил, что нет. 

Председательствующий судья Сергей Кичмаренко отметил, что по рассказу Стерненко, выходит, что именно он напал на мужчин, ведь именно он подготовил нож. Стерненко ответил, что шел к себе домой, в руках у него были ключи, которыми он уже собирался открыть подъезд. У него был также пакет с продуктами и стабилизатор. Рядом шла его девушка.

«Я буду нападать на двух людей, которые больше меня, не дойдя 20 метров до своего подъезда? У меня была одна цель — дойти до дома», — объяснил Стерненко. 

В результате нападения, судя по медицинским документам, представленных в суде, Стерненко получил гематомы на голове, закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, гематому под правым глазом. У него был разрезан сустав верхней фаланги мизинца, разрезан полностью ноготь на пальце и очень сильно распорота левая рука. Порезы были до кости, разрезаны сухожилия и связки. Эти ранения левой руки, по словам Стерненко, он мог получить, когда прикрывался от ударов нападающих. Рука не восстановилась до сих пор, периодически немеет на холоде. На вопрос адвоката Андрея Писаренко о том, мог ли сам Стерненко нанести себе повреждения руки, он ответил, что «нужно быть терминатором, чтобы себе специально так руку порезать». 

Стерненко утверждает, что все ранения в тот день он получил на месте нападения. Прокурор Бачинский поинтересовался, почему тогда так мало крови было от оттуда до места, где был найден труп. Стерненко сказал, что за те 40 минут, что полиция ехала на место, там прошло очень много людей — его друзья и прохожие. Также он отметил, что осмотр места происшествия проходил не по тому маршруту, по которому двигался Кузнецова за ним Стерненко. Он предположил, что малое количество крови на земле связано с тем, что она стекала в пакет, который оставался у него в руке. На вопрос адвоката Николая Ореховского о том, почему он сам не оказывал помощь Кузнецову, Стерненко объяснил, что не хотел ему навредить, потому что не знает, что делать при подобном ранении.

80 відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий
80

відсотків українців вважають, що в суді виграє багатший або більш впливовий

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов