«С целью снять напряжение». Одесский суд решил, что требование выселить ромов из села Лощиновка — это самоуправление

Погром ромских домов в Лощиновке, 2016 год. Фото: Думская
Погром ромских домов в Лощиновке, 2016 год. Фото: Думская

27 августа 2016 года в селе Лощиновка Одесской области произошел погром ромских домов. Полторы сотни местных жителей сносили заборы, били окна и пытались поджечь один из домов с криками «Цыгане, вон!». Поводом для этого стало жестокое убийство восьмилетней девочки, в котором подозревали одного из ромов — Михаила Чеботаря. Никто из ромов во время погрома не пострадал, потому что они успели покинули село еще до начала. На следующий день состоялось собрание сельчан, где они потребовали выселить ромов из Лощиновки. Им дали возможность забрать свои вещи и вынудили покинуть село. 

Семеро выселенных ромов обратились в суд с иском против сельского головы и полиции, требуя признать их действия во время погрома противоправными. Иск рассматривали дважды, пока 6 января Одесский окружной административный суд полностью им не отказал.

«Ґрати» рассказывают, как суд объяснял законность выселения ромов. 

 

Иск

Истцы — Юлия и Ефросиния Чеботарь — родственницы подозреваемого, Руслан и Елена Чурар, Зинаида Дамаскина, Зинаида Мунтян и Зинаида Халевич — до погрома жили в Лощиновке 10 лет. Всего в селе было около 50 ромов. Истцы обвинили Главное управление Нацполиции в том, что оно не обеспечило безопасность и охрану прав и свобод человека в ночь с 27 на 28 августа. В иске сказано, что сотрудники ГУНП были на месте погрома, но не вмешивались в происходящее. Ромы просили суд признать бездействие полиции противоправным. 

Также истцы просили признать противоправными действия сельского головы — Виктора Паскалова. Они отметили, что на собрании жителей Лощиновки 28 августа Паскалов выступил с речью о том, что проблемы с ромами назревали в селе давно. По его словам, и взрослые ромы, и дети, совершают в Лощиновке преступления и ни он, ни другие жители села не хотят, чтобы ромы дальше жили с ними рядом. Паскалов оформил и объявил решение №1 «О требовании жителей села Лощиновка о дальнейшем не проживании представителей ромской национальности на территории села Лощиновка Измаильского района Одесской области». 

Семьи требовали взыскать с полиции и Паскалова по 700 тысяч гривен морального ущерба — по 100 тысяч на каждого человека. Ромы настаивали, что в день погромов были нарушены их права на личную неприкосновенность, мирное владение своим имуществом, неприкосновенность жилья, свободный выбор места жительства и право не подвергаться дискриминации. Сейчас они живут в переполненном и неприспособленном жилье и вынуждены обращаться к врачам и психологам.

Одесский окружной административный суд уже рассматривал это дело. В августе 2018 года суд признал решение Паскалова незаконным, но в остальных требованиях истцам отказал. В апреле Пятый апелляционный административный суд признал вину и Паскалова, и полиции, и присудил истцам по 10 тысяч гривен компенсации морального вреда от обоих ответчиков. В мае 2020 года Верховный суд отменил решение апелляции и снова отправил на рассмотрение в первую инстанцию. 

 

Полиция

Дело слушалось в письменном производстве, то есть без прямого участия сторон — только с помощью представленных ими документов. Представитель Нацполииции указал, что прекращение массовых беспорядков не входит в полномочия сотрудников, согласно закона «О Национальной полиции» и других подзаконных актов. Речь об этом идет в «Руководстве о действиях органов, подразделений внутренних дел, соединений, воинских частей внутренних войск, высших учебных заведений МВД Украины по ликвидации массовых беспорядков». Однако адвокат указал, что оно не соответствует положениям законов «О Национальной полиции» и «О Национальной гвардии Украины», поэтому фактически потеряло свое действие, хотя он и признал, что не было отменено. 

Погром ромских домов в Лощиновке, 2016 год. Фото: Думская

Тем не менее, он указал, что сообщение о массовых беспорядках в полицию поступило в 19:45. На место прибыло 10 сотрудников Измаильского отдела и в 20:30 беспорядки были прекращены. 

Адвокаты истцов — Юлия Лесовая и Владимир Кондур — возразили, что в исковом заявлении говорится не о массовых беспорядках, а об угрозах жизни, здоровью и публичной безопасности. Они отметили, что действительно противоправные действия начались еще до прибытия полиции, но продолжались и в их присутствии. Ромы, по словам адвокатов, покинули дома с началом беспорядков и, в том числе, из-за бездействия полиции. 

Председатель коалиции ромских неправительственных общественных организаций «Стратегия 2020» Владимир Кондур написал жалобу на работу Измаильского отдела полиции. Полиция провела проверку, но подтверждения бездействию своих сотрудников не нашли. Представитель полиции, отмечая это, задавался вопросом —  каким образом ГУНП способствовало выселению ромов, если сотрудников управления в селе не было? 

Представитель полиции также указал, что 28 августа, на следующий день после погрома, правоохранители открыли уголовное дело о преднамеренном уничтожении или повреждении имущества часть 2 статьи 194 Уголовного кодекса Украины . В ходе следствия полиция выяснила, что только один дом принадлежал ромской семье, остальные ими не владели.

Адвокаты ромов не согласились с результатами проверки. Они отметили, что она касалась только сотрудников Измаильского отдела полиции, а не Главного управления, которое занимается организацией работы своих подразделений. К тому же Измаильский отдел полиции не может являться самостоятельным юрлицом, поэтому иск подан именно против ГУНП. 

 

Сельский голова

Виктор Паскалов в своем отзыве на иск написал, что был в Измаиле, когда полиция арестовала Николая Чеботаря по подозрению в убийстве восьмилетней девочки. Жители Лощиновки и близлежащих сел начали собираться в центре села. Митингующие позвонили Паскалову и в 19:00 он приехал в село. По словам Паскалова, «часть людей из стихийного собрания и другие люди пошли предупредить лиц, которые нарушали обычаи и традиции населения, о необходимости покинуть территорию сельской общины». Но когда они пришли к ромским домам, там уже никого не было.

На следующий день по требованиям митингующих и «с целью снять напряжение» в сельсовете приняли решение «…о дальнейшем не проживании представителей ромской национальности…».

Паскалов заявил, что действовал по закону, потому что обязан подписать любое решение собрания жителей. Если чьи-то права от этого будут нарушены, решение можно обжаловать.

Сельский голова заявил, что большая часть населения Лощиновки — болгары. Сейчас там проживают две ромские семьи, и к ним претензий нет, утверждал сельский голова, —  «их поведение соответствует нормам морали». Он заявил, что происходит «искусственное создание межнационального конфликта» и ущемления ромов, хотя это не так. Жители села, по мнению Паскалова, просто «высказали свои претензии» к тем, кто нарушал закон, обычаи и унижал местное население, но к национальности это не имеет никакого отношения.

Паскалов указал, что истцы сами выехали из села до того, как туда пришли митингующие. Если ромы считают, что местные жители нанесли им вред, то, по мнению Паскалова, судиться следует именно с ними.

Паскалов также указал на то, что пять истцов не владели домами в Лощиновке, не были в ней зарегистрированы и, по его мнению, не являлись жителями села.

Представители истцов возразили на это, что отсутствие регистрации места жительства не исключает права проживать в селе и не дает права кому-либо насильно выселять людей из их жилья, неважно, находится оно в собственности или нет. По их мнению, Паскалов должен был быть гарантом законности, но вместо этого поддержал незаконные настроение местных жителей и легитимизировал их, подписав решение о выселении. 

По мнению сельского головы, истцы также не предоставили в суд доказательства того, что они обращались за помощью к врачам и психологам, что они болели, или нуждались в другой помощи.

Адвокаты истцов отметили, что уничтожение домов стало возможным только благодаря бездействию полиции и позиции Паскалова. 

 

Суд

В решении суд указал, что 27 августа была суббота — выходной день, в отделе находилось всего 10 полицейских. Их всех направили на место беспорядков. Но местных жителей было намного больше, чем правоохранителей. Поэтому капитан Александр Суржик решил выставить полицейские посты наблюдения «на безопасном расстоянии от эпицентра событий», чтобы предупреждать ромов об опасности. Трое полицейских постоянно двигались с толпой и тушили поджоги. 

Суд решил, что истцы не обосновали, какие именно действия должна была совершить полиция, чтобы соблюсти права ромов, но не совершила. По мнению судьи, правоохранители за короткий период времени минимализировали последствия противоправных действий участников беспорядков — например, возникшие поджоги. Суд согласился, что главное управление осуществляет организацию и контроль над деятельностью своих структурных подразделений. Но указал, что это не касается решений на месте событий, которые принимаются с учетом оперативной обстановки. 

В 20:30 27 августа Паскалов предложил участникам беспорядков решить вопрос законным путем на следующий день, после чего нарушения прекратились полностью — утверждается в решении суда. Через десять минут в отдел прибыли остальные сотрудники полиции, которых вызвали с отдыха, и получили специальные средства защиты, но направлять на место их не стали, потому что беспорядки к тому времени закончились.

Суд в решении ссылается на закон о местном самоуправлении, где сказано, что общее собрание жителей является формой их непосредственного участия в решении вопросов местного значения.

Погром ромских домов в Лощиновке, 2016 год. Фото: Думская

Суд также обращает внимание на то, что собрание жителей Лощиновки решило поручить исполкому «сообщить проживающим на территории села Лощиновка представителям ромской национальности о требовании жителей села о дальнейшем не проживании их на территории села». Судья в своем решении пишет, что Паскалов не принимал это решение лично. Его принял сельсовет, а голова — лишь подписал, что, по мнению суда, самостоятельного значения в нарушении прав ромов не имеет. Подпись головы, по мнению суда, лишь легитимизировало это решение.

Суд указал, что решение не было учтено в работе сельского совета и на его основании другие решения совета или исполкома не принимались. Более того, по мнению судьи, ромы покинули Лощиновку еще до принятия решения, то есть самостоятельно. Поэтому связи между собранием сельчан и вынужденным отъездом ромов из Лощиновки судья не нашел.

Суд отказал истцам во всех исковых требованиях. Адвокатка Юлия Лесовая написала на своей странице в фейсбуке, что они уже подали апелляционную жалобу. Лесовая назвала решение самым регрессивным за всю историю рассмотрения этого дела в судах.

Владимир Кондур в комментарии «Ґратам» сказал, что они с коллегой были сильно удивлены, прочитав решение суда. Адвокат назвал его антиконституционным, нарушающим права человека, нацменьшинств и международные стандарты.  

«Настолько противозаконное решение мы еще не встречали за свою практику», — обобщил Кондур. 

По словам адвоката, судья в своем решении просто прописал те аргументы, на которые ссылались ответчики. 

«Были решения по этому делу, которые частично удовлетворяли [требования], но как-то понимали, что нельзя отказать, как бы на них не давили все эти административные уровни власти», — заявил Кондур. 

Что касается компенсации, которую присудил апелляционный суд, Кондур пояснил, что истцы получили часть суммы. Но в любом случае, если новое решение не будет отменено, компенсацию заберут обратно. 

Также, по словам адвоката, в 2019 году они подали жалобу в ЕСПЧ в связи с уголовными делами о нанесении ущербу имуществу. Кондур пояснил, что какие-то дела закрывались, в других просто затягивались сроки расследования. Решения по этой жалобе еще нет.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов