«С чего вы взяли, что это сотрудники ФСБ?». В Крыму увезли в наручниках и с завязанными глазами крымского татарина, чтобы допросить как свидетеля по делу о подрыве газопровода

Куртумер Чалгозов. Фото предоставлено родственниками
Куртумер Чалгозов. Фото предоставлено родственниками

В Крыму вчера весь день родственники, адвокаты и активисты объединения «Крымская Солидарность» пытались найти 23-летнего Куртумера Чалгозова. Рано утром сотрудники ФСБ провели у него дома обыск, увезли его в наручниках и с завязанными глазами на 10 часов, и допрашивали без адвоката, не отвечая на вопросы родных.

«Ґрати» рассказывают, что расследуют российские правоохранители, как это связано с делом зампреда крымскотатарского Меджлиса Наримана Джеляла и чем закончилось задержание крымчанина.

 

Обыск

В пять утра 14 декабря в дом Чалгозовых в поселке Приморском на востоке Крыма постучали. Мать семейства 45-летняя Селиме проснулась от шума во дворе, испугалась и вышла первой. Двери дома на ночь семья не закрывала, поэтому посетители без труда вошли сами. Еще не осознавая, что происходит, женщина увидела людей в камуфляже, масках и с оружием в руках. Селиме спешно разбудила мужа, следом проснулся старший сын — Куртумер. Выяснилось, что правоохранители пришли к нему. 

По словам Селиме Чалгозовой, во дворе стояли два микроавтобуса. Женщине сказали, что хотят задать несколько вопросов ее сыну, но никаких обвинений не предъявили. Куртумер работает в Береговской пекарне в Феодосии, в свободное время занимается спортом джиу-джитсу в местном зале.  По какому делу проводят обыск, правоохранители не объяснили.

«Человек семь было точно. Трое из них были в гражданской форме, один показал документ, а про еще двоих он сказал, что это понятые. Пятеро или шестеро были в форме. Понятые были в медицинской маске», — вспоминает женщина.

Селиме Чалгозова. Скриншот видео «Крымской солидарности»

Отца семьи Мемета Чалгозова, который попытался возражать силовикам, грубо уложили на диван. Люди в камуфляже и масках сказали, что ищут наркотики, запрещенную литературу и оружие.  

«Желтое точно было на шевронах. ФСБ или ОМОН, по-моему, одно из двух. По-моему, ФСБ, потому что я хорошо увидел первую букву Ф. Я их попросил обувь снять, они меня закрутили, вот здесь положили», — рассказал Мемет Чалгозов после обыска.

У Чалгозовых изъяли мобильный телефон сына и попросили Селиме расписаться в протоколе обыска. Из всех пришедших представился только один оперативник, но его имя и фамилию никто не запомнил. Куртумера Чалгозова забрали из дома — сказали, что в качестве свидетеля по неизвестному ни ему, ни его родителям делу.

Дом Чалгозовых в поселке Приморском. Фото: «Ґрати»

— Куда Вы его забираете? Когда он вернется домой? — спрашивала Селиме Чалгозова.
— Мы его сами привезем или дадим деньги, приедет сам, — ответил один из проводивших обыск. 

Несмотря на то, что правоохранители сказали о том, что Чалгозова намерены допросить, как свидетеля, увезли его в наручниках и с завязанными глазами.

 

Поиски

Сразу после завершения обыска родственники обратились за помощью к адвокатке Анне Жуковой и крымским правозащитникам. К обеду сообщение о задержании Куртумера передали в «Крымскую солидарность», которая с 2016 года занимается мониторингом обысков и задержаний на полуострове. Через полчаса на странице общественного движения появился обновляемый пост с хроникой событий. 

Через пять часов после завершения обыска Селиме Чалгозова по совету правозащитников по очереди обзвонила все горячие линии правоохранительных ведомств Крыма. Чтобы исключить вероятность пропажи сына, женщина позвонила на дежурную линию МВД 102 и заявила о похищении. Полиция приняла заявление, присвоив ему номер 18598, и обещала приехать к Чалгозовым. Через некоторое время сотрудник полиции действительно приехал, чтобы записать объяснения.

Чалгозова также звонила на горячую линию ФСБ, но разговор с дежурным вызвал у семьи крымских татар еще больше вопросов. 

— C чего Вы взяли, что это сотрудники ФСБ? — спросил дежурный.
— Ну они сказали, мы сотрудники ФСБ, — уверяла мать задержанного.
— Какие-то документы предъявляли?
— Они были в камуфляжной форме, один показал удостоверение, но это было в 5:15 утра, я только увидела корочку — там оперуполномоченный, а фамилию я не запомнила.
— И где это было?
— Это в Феодосии, поселок Приморский.
— Это Чалгозов который? У нас такого нету! Приходил же адвокат, я же ей все объяснил.
— А где искать его?
— Я не знаю, но если до вечера не вернется, то тогда уже… Сейчас просто проведут с ним необходимые мероприятия и отпустят его, если он не виновен. А если виновен, то с вами свяжутся и скажут — где искать. То есть, до вечера — не переживайте.
— Уже вечер, сказали в обед отпустят.
— Еще день как бы, 16 часов — еще день считается. Ничего вам подсказать не могу, но у нас вашего сына нет. 

 

«Неустановленные лица» в деле по подрыву газопровода в Перевальном

К половине седьмого вечера Куртумер Чалгозов вернулся домой. Его привезли правоохранители. Наручники сняли только на обратном пути. Он точно не знает, где был, но предполагает, что после обыска его отвезли в Симферополь — судя по времени в пути. Его завели в неизвестное здание и допрашивали по делу о подрыве газопровода в селе Перевальном, в котором уже подозревают нескольких крымских татар — заместителя председателя Меджлиса крымских татар Наримана Джеляла, братьев Асана и Азиза Ахтемовых и еще ряд «неустановленных лиц». 

Выступление и наказание. Как из пыток и обрывков фраз появилось дело Наримана Джеляла о диверсии в Крыму

Чалгозову на допросе задавали вопросы о Джеляле и диверсии на газопроводе. Он сказал, что ничего об этом не знает. Тем не менее, его предупредили, что его ожидает повторная встреча со следователем.  Когда именно — не сказали. После завершения допроса Куртумер подписал какие-то бумаги — внимательно он их не прочитал, а адвоката, который мог бы это проконтролировать, ему не предоставили. Мобильный телефон, изъятый в доме утром, ему не вернули. 

Чалгозов не захотел подробно рассказывать о характере вопросов, которые ему задавали на допросе, но утверждает, что никакого отношения к Джелялу и братьям Ахтемовым не имеет.

Нариман Джелял с адвокатом Николаем Полозовым в Киевском райсуде Симферополя, 6 сентября 2021 года. Фото: Эльмаз Акимова

Следствие по основному делу — в отношении Наримана Джеляла и братьев Ахтемовых — уже завершилось. Адвокат Николай Полозов, представляющий интересы Джеляла, уже приступил к ознакомлению с материалами дела вместе со своим подзащитным. У Полозова и других адвокатов по делу отобрали подписку о неразглашении. Это значит, что до суда юристы не могут никому сообщать информацию по делу, выводы экспертных исследований, а также данные лиц, причастных к работе с обвиняемыми или хотя бы упоминаемых в материалах дела. Исключение составляют показания самого Наримана Джеляла и Ахтемовых.

В материалах их уголовного дела не раз упоминаются причастные к происшествию «неустановленные лица». Полозов рассказал «Ґратам», что крымское управление ФСБ выделило расследование по ним в отдельное производство. По словам адвоката, использовать Чалгозова как свидетеля против зампреда Меджлиса или братьев Ахтемовых спецслужбы уже не смогут, поскольку следствие завершено, но в постановлении о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству, датированном 5 сентября, впервые упоминаются неизвестные следствию люди.

По версии ФСБ, изложенной в материалах дела, Джелял намеревался содействовать диверсиям, которые планировали «неустановленные лица» — «повреждению предприятий, сооружений, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации». В качестве исполнителя, считает ФСБ, по просьбе заказчиков он нашел Асана Ахтемова. Тот «незаконно приискал взрывное устройство, намереваясь его использовать при совершении на территории Республики Крым взрыва, направленного на разрушение и повреждение объекта жизнеобеспечения населения, в качестве объекта для совершения диверсий определили газопроводную трубу ГУП РК «Крымгазсети», проходящую над рекой Ангара в районе улицы Дачная села Перевальное». Труба питала подразделения береговой обороны Черноморского флота — военную часть №12676).

Поврежденный газопровод. Скриншот с оперативной съемки ФСБ

Сколько еще человек задержат по «выделенному делу» и в каком статусе, будет зависеть от аппетита крымских спецслужб — считает Полозов. Адвокат утверждает, что Джелял и Ахтемовы невиновны, а также, что само дело сфабриковано, и намерен доказать это в суде.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов