17 января 2020, 15:39

Пятеро свидетелей защиты военной медсестры Яны Дугарь подтвердили в суде ее алиби в деле об убийстве Павла Шеремета

Печерский суд Киева два дня рассматривал ходатайство об изменении меры пресечения для Яны Дугарь, подозреваемой по делу убийства журналиста Павла Шеремета в 2016 году. Во время заседания 15 января и 17 января суд допросил свидетелей защиты, которые подтвердили алиби Дугарь в период с 15 по 18 июля. По версии следствия, в это время подозреваемая находилась в Киеве и осуществляла разведку место преступления перед подрывом машины, в которой ехал Шеремет.

Выступая в суде 15 января медсестра Василиса Плебенович рассказала в суде, что познакомилась с Дугарь в 2016 году.

«Я помню точно 13 июля. Тогда я вышла на улицу, и Яна там тоже стояла. Мы собирали пациентов, чтобы они послушали песни», — цитирует воспоминания Плебенович о знакомстве с Дугарь издание Инсайдер. По словам свидетельницы, в военном госпитале она жила в одной комнате с Дугарь. «То, что она могла отлучаться — это просто нереально. У нас закрыт гарнизонный госпиталь. У нас были проверки постоянные. Нас могли проверять в любое время», — отметила она.

Плебенович рассказала, что Дугарь оказывала помощь раненым после 10 июля, в том числе ее будущему мужу, за которым они ухаживали вместе.

Еще одной свидетельницей, допрошенной судом на первом заседании, была санитарка госпиталя в Покровске Татьяна Падалко, которая также рассказал, что работала вместе с Дугарь.

«В июле 2016 были тяжелые времена, потому что был большой поток больных. Работали сверхурочно без надлежащего отдыха. Тогда было много раненых», — рассказала она. При этом покинуть территорию госпиталя можно было только после многочисленных согласований и это стало бы известно.

Сегодня суд допросил еще троих свидетелей. Бывший военнослужащий батальона «Донбасс» Денис Громов рассказал, что ежедневно видел Дугарь в госпитале №66 в Покровске, куда поступил после ранения 16 июля в Марьинке. Его доставили сначала в Курахово, куда поступали все ранены, а после перевели в госпиталь.

«Меня привезли с еще одним парнем. К нам подходили врачи, медсестры, осматривали. Я запомнил Яну — медсестра подошла ко мне, она мне делала уколы, капельницы. Я не знал, что ее зовут Яна до этих всех событий (арест подозреваемых по делу Шеремета — Ґ ). Я просто ее запомнил ее лицо», — рассказал Громов в суде. 

Согласно документам, которые он предоставил суду, в госпитале он находился с 16 по 18 июля. «Я видел Яну каждый день — она подходила с утра либо вечером, — рассказал Громов. — 18 числа я видел ее после 17:00. У меня поднялось давление, она мне колола уколы».

Аналогичные показания дал военнослужащий 46 отдельного батальона спецназначения Дмитрий Плебенович, который находился в госпитале Покровска с 17 по 19 июля. Его супруга выступала в качестве свидетеля на первом заседании 15 января.

В суде он рассказал, что 17 июля во второй половине дня Дугарь ставила ему капельницу. На следующий день делала уколы вечером, так как он почувствовал сильные боли — Плебенович получил осколочное ранение в корпус.

«Видел ее 17 и 18 — ставила капельницу и обезболивающие», — подтвердил он присутствие Дугарь в госпитале за два дня до убийства Павла Шеремета и предоставил документы, подтверждающие его ранение в это время.

Плебенович заверил суд, что сейчас никаких отношений с Дугарь не поддерживает. Он видел ее еще один раз 21 августа, когда получил еще одно ранение и попал в тот же госпиталь. 

«Я пришел донести правду, — сказал Плебенович. — Я инициатор. После августа я не поддерживал с ней отношения. Нет даже в друзьях на фейсбуке. Увидел в интернете, что ее судят ни за что. В то время она ставила мне капельницу».

Тем не менее, на вопрос прокурора об отношениях его жены и Дугарь свидетель ответил, что его супруга ранее работала с Дугарь.

Еще одного свидетеля защиты Дугарь Печерский суд заслушал в следующем заседании — по ходатайству адвоката Ломанова.

Военнослужащий Сергей Хомицкий рассказал, что видел Дугарь в военном госпитале Покровска с 17 июля по 2 августа 2016 года.

«Попал я 17 июля 2016 года с 11 до 12 ночи меня доставили в госпиталь из Авдеевки с ранением. Я ждал в приемной. Заметил Яну, она шла за доктором, с оселедцем. У нее специфическая походка, ходит как спортсменка, была на руке татуировка, сразу в глаза бросилось», — рассказал Хомицкий в суде.

Все время пребывания в госпитале Дугарь делала уколы Хомицкому — три раза в день, днем и ночью.

«Нам дали одноразовую одежду. Я позвонил брату в Киев, чтобы он мне гражданскую одежду передал. Просил девчат, медсестер, чтобы они сходили на «Новую Пошту» и забрали посылку, они сказали, что их не выпускают за пределы госпиталя», — уточнил свидетель.

После этого он видел Дугарь один раз, в 2017 году во Львове.

По окончанию заседания депутатка прошлого созыва Оксана Корчинская, которая среди прочих ходатайствовала о взятии Дугарь на поруки, заявила о давлении на свидетелей защиты. В частности, она сообщила, что двух свидетельниц, которые давали свои показания в суде 15 января, следственные органы Нацполиции вызвали на допрос «в брутальной форме». Корчинская считает, что следователь, который присутствовал вместе с прокурором на заседании 17 января, оказывал таким образом давление на свидетелей.

Суд огласил перерыв до 24 января.

На заседании 8 января Киевский апелляционный суд оставил Дугарь под домашним арестом, однако сменили адрес, по которому должна находится подозреваемая. Вместо Новомосковска (Днепропетровская область) теперь она проживает в Киеве, по адресу квартиры Корчинской.