«Просыпайся, у нас обыск». ФСБ задержала в Крыму четверых крымских татар по делу Хизб ут-Тахрир

Эрнест Сейтосманов сразу после ареста его брата. Фото: Александра Ефименко
Эрнест Сейтосманов сразу после ареста его брата. Фото: Александра Ефименко

Рано утром в Крыму сотрудники ФСБ провели обыски в домах крымских татар и задержали несколько человек по подозрению в причастности к исламской партии Хизб ут-Тахрир. Свидетели обысков заявляют о подброшенной во время обысков литературе, а у нескольких адвокатов, координатора и гражданского журналиста объединения «Крымская солидарность» Правозащитное объединение активистов, адвокатов и родственников крымских политзаключенных во время обысков оказались заблокированы телефоны.

«Ґрати» рассказывают все, что известно о новых задержаниях на полуострове.

 

Обыски

Обыски по четырем адресам крымских татар одновременно начались около 4 утра 9 февраля. Сотрудники ФСБ пришли в Бахчисарайском районе — в дом активиста «Крымской солидарности» Ансара Османова, в Симферопольском районе — к Аметхану Абдулвапову, в Белогорском районе — в дом Марлена Мустафаева и в Балаклавском районе Севастополя к Эрнесу Сейтосманову.

Сейтосманов — родной брат осужденного на 17 лет по обвинению в причастности к Хизб ут-Тахрир Энвера Сейтосманова.

По словам супруги Ансара Османова — Мерьем, перед обыском следователь предъявил постановление суда от 7 февраля о возбуждении уголовного дела об организации деятельности террористической организации и участии в деятельности такой организации статья 205.5 Уголовного кодекса РФ . Речь идет об исламской партии Хизб ут-Тахрир. В 2003 году Верховный суд РФ признал ее террористической. В Украине и большинстве европейских стран организация не запрещена. Российское правозащитное движение «Мемориал» признает преследуемых по обвинению в причастности к Хизб ут-Тахрир политзаключенными. В том числе, это послужило формальным поводом для запрета движения в России.

«Это все равно что сажать человека на 20 лет за переход в неположенном месте». За что российские власти хотят уничтожить старейшую в стране правозащитную организацию «Мемориал»

После этого оперативники разошлись по комнатам. Во время обыска в детской, утверждает одна из дочерей Османова, оперативники положили под матрас две книги.

«Ровно в четыре утра сильно постучали в окно. Муж меня разбудил, сказал: «Просыпайся, у нас обыск». Я только успела набрать сестре, когда они резко — человек 15-20 — зашли под навес… Нас завели на кухню, а обыск стали проводить в детской. Одна из дочек заметила, что под матрас подкинули книги. Там проводили обыск, потом детей отправили в детскую и обыск стали проводить в зале. Я была все время тут и со мной человек 10. Искали книги, планшеты, сказали отдать все телефоны… Все время куда-то торопились. Сказали собирать вещи. Забрали телефоны, планшеты, украинский паспорт мужа, книги, подкинутые. Придрались к плакату — мы его привезли с Хаджа Паломничество мусульман в Мекку », — рассказала Мерьем Османова.

Плаката, привезенный из Хаджа, в доме Ансара Османова. Фото: «Крымская солидарность»

О подброшенных оперативниками книгах также говорят родные Марлена Мустафаева. Активист «Крымской солидарности» Айдер Абдурефиев со ссылкой на очевидцев обыска рассказал, что оперативники подбросили две небольшие книги и потом их изъяли.

Последствия обыска в доме Марлена Мустафаева. Фото: «Крымская солидарность»

Во время обысков крымские татары пытались созвониться с адвокатами и активистами «Крымской солидарности», но у многих из них оказались в это время заблокирована сотовая связь. Точно известно об отключении связи, по меньшей мере, у четверых адвокатов — Эмиля Курбединова, Алексея Ладина, Рефата Юнуса и Марлена Халикова. Также связи не было у координатора «Крымской солидарности» Дилявера Меметова и гражданского журналиста организации Зидана Аджикелямова.

После обысков Ансара Османова и Эрнеса Сейтосманова задержали и отвезли в управление ФСБ в Севастополе, остальных задержанных — в управление спецслужбы в Симферополе.

«Ждите — проводятся следственные мероприятия. Вам позвонят скажут», — подтвердил родным Марлена Мустафаева дежурный управления в Симферополе, что его доставили.

 

Реакция Украины

Крымская прокуратура в Киеве открыла уголовное производство о нарушении неприкосновенности жилища часть 2 статьи 162 Уголовного кодекса Украины в связи с обысками. Одновременно, в прокуратуре предупредили, что если подтвердится информация о задержании крымских татар, этому тоже дадут юридическую оценку.

Несколько украинских правозащитных организаций опубликовали совместное заявление, в котором осудили сегодняшние действия правоохранителей в Крыму и потребовали от российских властей освободить всех задержанных, а также «полностью прекратить использование антитеррористического и антиэкстремистского законодательства РФ» на полуострове. Среди подписавших обращение — правозащитные организации «КрымSOS», Центр гражданских свобод, Центр прав человека ZMINA и другие, а также Национальное объединение журналистов Украины.

 

Аресты

После обеда задержанных привезли в суды для меры пресечения: Марлена Мустафаева и Аметхана Абдульвапова — в Киевский райсуд Симферополя, Ансара Османова и Эрнеста Сейтосманова — в Ленинский райсуд Севастополя.

До этого к ним допустили адвокатов и объявили официальные обвинения. Мустафаева, Османова и Сейтосманова обвинили в организации деятельности террористической организации часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ , а Абдульвапова — в участии в деятельности террористической организации часть 2 статьи 205.5 УК .

В Симферополе ходатайство об аресте обвиняемых подал следователь ФСБ Александр Паршутин. В Севастополе — Юрий Андреев. Они просили арестовать задержанных на два месяца.

На судебные заседания не пустили никого, кроме участников, ссылаясь на карантинные меры в суде. В итоге всех задержанных арестовали до 7 апреля.

Марлен Мустафаев и адвокат Марлен Халиков. Фото предоставлено адвокатом

Судя по материалам дела, представленным в суде, следствие считает, что Марлен Мустафаев входил в качестве организатора в Белогорскую группу Хизб ут-Тахрир. Дело этой группы расследуется уже давно. Трое крымских мусульман, в том числе отец и сын Энвер и Риза Омеровы, были задержаны летом 2019 года по подозрению в участии в этой группе. В начале 2021 года Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил их всех к заключению на срок от 13 до 19 лет. В организации ячейки исламской партии в Белогорске обвинили сразу двоих — Энвера Омерова и Айдера Джаппарова.

Суд в России приговорил крымских татар, обвиняемых в создании и участии в группе Хизб ут-Тахрир в Белогорском районе Крыма

В феврале 2021 года в Белогорске сотрудники ФСБ задержали Азамата Эюпова. Следствие считает, что он тоже входил в местную ячейку Хизб ут-Тахрир. Спустя почти ровно год задержали Марлена Мустафаева и тоже причисляют к Белогорской группе.

Эрнеса Сейтосманова задерживали и раньше. В мае прошлого года ФСБ проводила обыск у него дома, причем после этого он подавал жалобу на действия оперативников: он утверждал, что вломившись в дом, они начали его душить. Тогда его задержали, допросили, но отпустили, заставив дать подписку о неразглашении. Тем не менее, он не покинул Крым после этого. Сегодняшний обыск — четвертый в его доме за время аннексии.

«В суде Эрнес говорил, что обыски в его доме проходили на протяжении семи лет. Если бы он собирался скрываться, то давным-давно бы это сделал», — рассказал после заседания адвокат Алексей Ладин. Он ходатайствовал отправить Сейтосманова под домашний арест, но судья не согласился.

Так же, как при обыске у Мустафаева и Османова, Эрнес Сейтосманов заявил в суде, что найденные оперативниками книги издания Хизб ут-Тахрир подбросили под матрас сами сотрудники ФСБ. Адвокат Ладин подал ходатайство следователю провести дактилоскопическое исследование, чтобы проверить наличие отпечатков Сейтосманова на литературе.

«Их не обнаружат, книги будут чистые. Это докажет, что Сейтосманов их не трогал и они не могли быть в его доме», — считает адвокат.

Судя по материалам дела, следствие считает Сейтосманова, а также Ансара Османова, причастными к Севастопольской группе Хизб ут-Тахрир. Следствие по ней идет с 2015 года. Трое крымских мусульман уже были приговорены в рамках этого дела к пяти годам заключения, а Руслан Зейтуллаев, обвиняемый в организации ячейки исламской партии, — к 15 годам заключения.

Ансар Османов. Фото: «Крымская солидарность»

В мае 2018 года ФСБ задержала брата Сейтосманова — Энвера. Его обвинили в причастности к Севастопольской ячейке и в декабре 2019 года Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил Энвера Сейтосманова к 17 годам колонии строгого режима.

Несмотря на то, что крымских татар, которых следствие считает состоящими в Севастопольской ячейке, задержали давно, обвинение против Эрнеса Сейтосманова строится на скрытых записях прослушек нескольких встреч мусульман в августе 2021 года. Следствие уже провело экспертизу разговоров, чтобы выяснить — имеют ли говорившие отношение к Хизб ут-Тахрир. Эксперты Казанского межрегионального центра экспертиз Екатерина Палеха, Роксана Галиева и Ильшат Мухаметзарипов ответили на это утвердительно. Они утверждали, что собравшиеся использовали специфическую терминологию Хизб ут-Тахрир. Ранее в судебных процессах крымчан, обвиняемых в причастности к исламской партии, независимые эксперты неоднократно доказывали, что термины «мушриф» — учитель, «халакат» — занятие по изучению религиозных и политических вопросов и другие — не специфические и используются всеми мусульманами.

В ходатайстве об аресте всех задержанных сегодня крымских татар следствие утверждало, что они могут скрыться, если останутся на свободе, повлиять на свидетелей или уничтожить улики. Суд посчитал это обоснованным и отправил всех в СИЗО.

Защита намерена обжаловать решение в апелляции.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов