Половина обвинения. Суд начал рассматривать дело о нападении сотрудников «Укрэксимбанка» на журналистов «Радіо Свобода»

Владимир Пикалов, Олег Осипов, Игорь Тельбизов и Евгений Мецгер в Голосеевском районном суде Киева, 29 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Владимир Пикалов, Олег Осипов, Игорь Тельбизов и Евгений Мецгер в Голосеевском районном суде Киева, 29 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Голосеевский районный суд Киева начал рассматривать дело в отношении экс-главы «Укрэксимбанка» Евгения Мецгера и троих сотрудников банка — директора департамента информационной политики Владимира Пикалова, главы службы безопасности Игоря Тельбизова и начальника управления внутренней безопасности и охраны Олега Осипова.

Мецгера и Пикалова обвиняют в препятствовании законной профессиональной деятельности журналистов части 1 и 3 статьи 171 Уголовного кодекса . Тельбизову и Осипову добавили обвинение в насильственных действиях, нанесших физическую боль, но не причинивших телесных повреждений часть 1 статьи 126 УК . Так прокуратура квалифицировала нападение сотрудников банка на журналиста «Радіо Свобода» Кирилла Овсяного и оператора Александра Мазура во время интервью 4 октября. Журналисты смогли записать происходящее на аудио, а потом восстановили и опубликовали удаленные с их камер видеозаписи. 

30 ноября  прокурор Дарья Усенко зачитала обвинительный акт в сокращенном варианте.

«Ґрати» прочитали его полностью и рассказывают, как, по версии следствия, происходило нападение на журналистов и с чем в ней не согласны пострадавшие. 

 

Нападение

Об интервью с Евгением Мецгером редакция «Радіо Свобода» договорилась 22 сентября. Через две недели, 4 октября журналист Кирилл Овсяный и оператор Александр Мазур приехали в главный офис «Укрэксимбанка», чтобы встретиться с главой банка. Интервью началось ровно в полдень и продлилось дольше часа, выяснило следствие. Из-за чего именно произошло нападение — оно не уточняет. В обвинительном акте прокуроры указали только, что Овсяный задал Мецгеру «дополнительные вопросы».

На следующий день после нападения «Радіо Свобода» опубликовала восстановленную запись интервью, которую сотрудники банка удалили по приказу Мецгера. На ней Овсяный попросил главу банка прокомментировать информацию журналистов расследовательской программы «Схемы», о том, что «Укрэксимбанк» выдал кредит в 60 миллионов долларов бизнесмену Сергею Брюховецкому — владельцу компании «Спец-реммаш» в Горловке, которая находится под контролем «ДНР». Компания занимается ремонтом оборудования шахт на оккупированных территориях и платит налоги местным властям. Кредит, по информации журналистов, Брюховецкий получил под сомнительный залог — торгово-развлекательный центр SkyMall, за право собственности на который идет борьба в национальных и международных судах. После того как журналист озвучил вопрос, Мецгер прекратил интервью и обвинив журналистов в провокации.

Что дальше произошло в кабинете Мецгера прокуроры описали тоже не очень детально. Кроме журналистов и банкира там были Пикалов и Тельбизов. Мецгер распорядился, чтобы они забрали у Мазура технику и стерли запись интервью. В этот момент в кабинет зашел Осипов и стал им помогать. Кто именно из них схватил Мазура и держал его, заломив руку за спину, следствие не уточняет. 

Обвинение в насилии предъявили только Тельбизову и Осипову.  В обвинительном акте указано, что вместе с Пикаловым они отобрали у Мазура видеокамеру Canon и карты-накопители к ней, вынесли технику из кабинета и стерли видео.  На этом описание обвинением нападения заканчивается. Что происходило в кабинете Мецгера, пока сотрудники банка удаляли видео интервью, прокуратура не уточнила.

 

Пострадавшие

Сразу после нападения журналисты  рассказали, что Мецгер и его сотрудники еще час удерживали их в кабинете, после чего отдали технику и отпустили. На основании их показаний прокуратура сообщила Мецгеру и Пикалову о подозрении в том числе в незаконном лишении свободы. Но обвинить в этом прокуратура не решилась — посчитала, что доказательств недостаточно. 23 октября руководитель группы прокуроров Дмитрий Люшненко закрыл производство в отношении Мецгера и Пикалова в части незаконного лишения свободы.

«У обвиняемых не было умысла удерживать журналистов. Их умысел был — уничтожить видеозаписи, а журналисты может и не хотели находится в кабинете, но они ждали, когда им вернут технику», — сказала ранее «Ґратам» пресс-секретарь прокуратуры Киева Надежда Максимец. 

Пострадавшие Овсяный и Мазур с позицией обвинения не согласны. Адвокат Анатолий Попов 20 ноября обжаловал постановление Люшненко. Пока что суд не рассмотрел жалобу. 

«Журналисты хотели уйти, но им сказали: «Садитесь, будем разговаривать». Попробуйте выйти в ситуации, когда на дверях охранник, а вам предлагают поговорить», — сказал «Ґратам» Попов.  

Он просил судью Николая Дидыка исключить прокурора Люшненко из судебного процесса. Адвокат журналистов считает, что на стадии досудебного следствия тот не обеспечил надлежащего сбора доказательств. Например, не приобщил к делу восстановленное видео нападения и аудиозапись инцидента, которую сделал на телефон Кирилл Овсяный. 

Журналисты Кирилл Овсяный и Александр Мазур в Голосеевской районном суде Киева, 29 ноября 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

По словам Попова, Овсяный был готов передать следствию карту с аудиозаписью, а «Радіо Свобода» — карту с восстановленным видео. Но прокурор настаивал, чтобы кроме карт ему передали устройства, на которые они были записаны — камеру Canon и смартфон Овсяного. 

Получив отказ, прокуратура попыталась получить технику через суд, но 18 октября все тот же Голосеевский суд Киева сделать это не разрешил. После чего Люшненко и закрыл производство в части незаконного лишения свободы. Хотя судья Николай Дидык отказался исключать Люшненко из процесса, на заседаниях тот не появляется. В свою очередь адвокат Попов намерен ходатайствовать, чтобы записи журналистов приобщили к доказательствам.

«Потерпевшие рассказывают фактаж. Обвиняемые в один голос говорят, что это неправда. В части препятствия журналистской деятельности и насильственных действий прокуратура верит словам журналистов, а в части незаконного задержания — нет», — говорит Попов. 

Прокурорка Дарья Усенко в суде настаивала: обвинение базируется не только на допросах нападавших и потерпевших. Во время досудебного расследования им устроили очные ставки и провели следственный эксперимент, кроме того следователи допросили в качестве свидетелей четырех сотрудников банка и отсмотрели записи нападения.

 

Обвиняемые

В суде Мецгер и трое его бывших подчиненных заявили, что не признают вину. Адвокат бывшего руководителя «Укрэксимбанка» Юрий Иващенко уверен, что обвинение не сможет доказать вину его подзащитного даже по тем обвинениям, которые ему в итоге предъявили.

«Обвинение не предоставило надлежащих доказательств вины моего подзащитного. Мы готовы высказать свою позицию по каждой бумажке, записи и так далее», — сказал в суде Иващенко. 

Он также анонсировал, что если пострадавшие или прокурор будут ходатайствовать о приобщении к делу записей инцидента, он вероятнее всего будет ходатайствовать о признании их недопустимыми.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов