Полностью признал вину. В Чернигове судят российского танкиста за обстрел жилого дома

Михаил Куликов в Деснянском райсуде Чернигова, 24 июня 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Михаил Куликов в Деснянском райсуде Чернигова, 24 июня 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Сторона обвинения доказывает, что российский военный Михаил Куликов обстрелял из танка многоэтажку в Чернигове — нарушил международные договора о правилах и обычаях ведения войны. На первом же заседании танкист признал свою вину. 

«Ґрати» рассказывают, как прошло заседание 30 июня в Деснянском райсуде Чернигова, на котором прокуратура огласила обвинительный акт, допросила двух свидетелей и потерпевшую.

 

Старший сержант Куликов служил в Алейске, Алтайской области по контракту в 35-й отдельной гвардейской мотострелковой бригаде 41-й общевойсковой армии РФ. Танк Куликова — Т-72Б с бортовым номером 500 — находился в колонне российской военной техники, которая вторглась в Украину через Беларусь в районе 5 утра 24 февраля. 

Куликов был оператором-наводчиком танка, его непосредственным начальником был майор Леонид Щеткин — командир танкового батальона. 

После пересечения границы в районе Сеньковки Черниговской области танк направился в сторону Чернигова. 26 февраля он уже двигался по улице Кольцевой в направлении аэродрома. На расстоянии 20 метров после перекрестка с улицей Ефремова, Щеткин приказал Куликову развернуть башню танка и выстрелить в жилую многоэтажку по улице Рапопорта. Тот зарядил танковую пушку осколочно-фугасным снарядом калибра 125 мм и открыл прицельный огонь по дому. 

Он попал и разрушил две квартиры на 9 и 10 этажах и технический этаж — следствие зафиксировало это 19 мая. 

«Признаю вину, полностью», — сказал Куликов, после того, как прокурор огласил обвинительный акт. И согласился дать показания в суде. 

Майору Щеткину также объявили подозрение по той же статье, что и Куликову, но его уже обменяли. Этот факт подтвердила прокуратура во время подготовительного заседания. Когда произошел обмен, прокуратуре не известно. Дело против командира танковой бригады не закрыто. 

 

Международные конвенции

«Все доказательства будут указывать на то, что обвиняемый Куликов совершил умышленные действия по нарушению законов и обычаев войны часть 1 статьи 438 УК », — утверждал прокурор Евгений Лазоренко во вступительной речи. 

Куликов, в частности, нарушил Женевскую конвенцию, принятую 12 августа 1949 года, и дополнительный протокол к ней — протокол 1 от 8 июня 1977 года, а также Гаагскую 4-ю конвенцию о законах и обычаях войны на суше от 18 октября 1907 года с дополнением.

Прокурор объяснил, что хоть война и неминуемо приводит к разрушению зданий и инфраструктуры, но международные протоколы и договоры, принятые мировым сообществом после Первой и Второй Мировых войн, говорят о необходимости защищать гражданское население и невоенные объекты сторон конфликта. 

Поэтому атаковать гражданские сооружения запрещено. Согласно международному праву, все сомнения, используется ли гражданский объект для военных целей, нужно трактовать в пользу того, что он остается гражданским (статья 52 дополнительного протокола к Женевской конвенции 12 августа 1949 года). Более того, даже военные объекты разрешено атаковать только в том случае, если это принесет явное военное преимущество. 

Правила войны. Что мы узнали о международном гуманитарном праве из отчета ОБСЕ о первом месяце войны

Еще одно правило — если среди гражданского населения есть комбатанты, это не лишает население гражданского статуса и, соответственно, защиты от нападения. Такую группу людей атаковать нельзя. Как и запрещено совершать «неизбирательные нападения»: направленные не на военные объекты и таким оружием, действие которого нельзя ограничить. Поэтому перед тем, как напасть, необходимо удостовериться, что объекты не являются гражданскими, а используемое оружие не приведет к случайным жертвам среди гражданского населения.

Схема действия танка Т-72Б, из которого Михаил Куликов стрелял по многоэтажке в Чернигове, 30 июня 2022 года. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

«Учитывая это, смотря на фотографии происходящих сейчас событий в Украине, понимаю, что все эти нормы остались только словами на бумаге. Для некоторых государств и некоторых военнослужащих они ничего не значат», — сказал прокурор Лазоренко.

Обвинение в ходе процесса собирается доказать, что новостройка, принадлежащая «ТОВ Форест-3», в которую стрелял Куликов, не была военным объектом и что в ней не находились военные. А также собираются представить доказательство тому, что выстрел сделал именно Куликов из своего танка.

 

Допрос свидетелей

На первом заседании по существу заслушали двух свидетелей обвинения: местных жителей Владимира Кужиля и Елену Савенок. Оба не были очевидцами выстрела из танка по многоэтажке. Только Кужиль узнал обвиняемого в суде, а до этого указал на него во время опознания. 

Владимир Кужиль показывает на карте свой маршрут 26 февраля по улицам Чернигова, когда российский танк обстрелял жилой дом, 30 июня 2022 года. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

67-летний Владимир Кужиль живет на улице Гмыри, за Кольцевой дорогой в Чернигове. 26 февраля был сильный обстрел, и он прятался в подвале своего дома. После вышел на улицу и с соседями «чисто из любопытства» обследовал местность: где что разбито. Между 5 и 6 часами вечера Кужиль пошел в одиночку к улице 1-го Мая и на улице Кольцевой увидел подбитый российский танк, который еще горел. На бордюре возле остановки общественного транспорта он заметил двух мужчин в военной форме. Их окружили украинские военнослужащие. Когда Кужиль подошел к ним ближе, военные ему сказали, что это пленные российские солдаты из подбитого танка. Рядом лежали на тротуаре два пистолета, патроны к ним, два военных билета и два шприца с какой-то жидкостью. 

«Я обратился к одному из них, он сказал, что он сержант… Он сказал, что из танка, механик погиб, он с Алтая, двое детей, — рассказал свидетель. —  Я спрашивал, чего он тут остался. Говорю, на Алтае там земли столько — больше, чем в Украине. Он сказал, что подписал контракт, ехал на учения, а очутился тут». 

Второй пленный не отвечал на вопросы, так как был контужен. Это Кужилю объяснили украинские военные. 

68-летняя Елена Савенок живет в частном доме на улице Ефремова возле перекрестка с улицей Кольцевой, недалеко от пострадавшей новостройки. Она рассказала, как 26 января нашла в своем сарае двух российских солдат, сообщила соседям, и после этого их задержали украинские военные. 

Елену Савенок допрашивают в Деснянском райсуде Чернигова, 30 июня 2022 года. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

В этот день был обстрел, и она пряталась у соседей в подвале. Когда все затихло — это было около 4 часов дня — она вернулась к себе домой, чтобы закрыть кур в сарае. 

«Пришла, закрыла курей, а во втором сарайчике не закрыто. Думаю, закрою. И я так дернула его — а там сидят хлопца два, не наши. И пистолет на меня наставляют. Все, я в шоке. Я оторопела, я не придумала… Думаю, как это так, пришли и… Думаю, это все, это уже война. И я закрываю сарай и удираю назад», — рассказала в суде свидетельница. 

Вернувшись в подвал к соседям, она рассказала, что произошло. Те позвонили украинским военным, и через пол часа-час спрятавшихся россиян взяли в плен. 

Савенок при этом не смогла в суде опознать Куликова среди тех, кого она видела в своем сарае. Направлял ли он на нее пистолет или это был кто-то другой, она не смогла сказать. Объяснила, что все происходило быстро, поэтому не успела рассмотреть лица. 

«Я видела таких черных кругломордых… Одежда военная, они сидели в присядочку», — описала она российских солдат. Глядя на Куликова в «аквариуме» зала суда она добавила: «А сейчас он похудал».

 

Допрос потерпевших

Ущерб от выстрела танка, согласно экспертизе, оценивается в 980 тысяч 662 гривны. Гражданские иски потерпевшие — застройщик ТОВ «Форест-3» и владелица одной квартиры Ирина Кушнаренко — не заявляли, так как не верят, что могут получить компенсацию.

В суде допросили представительницу потерпевшей стороны — застройщика ТОВ «Форест-3», юристку Ксению Муляренко. Она подтвердила, что среди покупателей квартир были только гражданские лица, помещения не предоставляли для нужд военных и военнослужащие не находились в доме, когда его обстреляли. 

Представители потерпевших Александр Данич и Ксения Муляренко в Деснянском райсуде Чернигова, 24 июня 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Прокуратура в суде предупредила, что сторона защиты может выдвинуть версию, что танк выстрелил в жилой дом, чтобы уничтожить расчет противотанкового гранатомета, якобы находившийся на верхних этажах дома. Но адвокат Куликова Павел Костюченко пока не стал комментировать это заявление. 

После допросов сторона обвинения предложила сделать перерыв в заседании. Прокуратура планирует вызвать в суд военного специалиста, который объяснит принцип работы танка Т-72Б, а также эксперта, проводившего взрывотехническую экспертизу, и участников следственного эксперимента.

Куликов будет давать показания после того, как обвинение полностью изложит свою версию и доказательства. 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов