Полгода назад в Херсоне похитили украинскую активистку. Она написала письмо из крымского СИЗО, где утверждают, что такой заключенной нет

Ирина Горобцова. Фото: твиттер адвоката Эмиля Курбединова
Ирина Горобцова. Фото: твиттер адвоката Эмиля Курбединова

Полгода назад ФСБ задержала в Херсоне айтишницу и активистку Ирину Горобцову. С тех пор она находится в заключении, родственникам не сообщили ни где она находится, ни в каком статусе. О том, что Горобцова в СИЗО Симферополя, адвокат узнал из переписки с крымским управлением МВД Крыма, но в изоляторе адвокату отвечают, что человека с такими данными среди заключенных нет.

«Ґрати» рассказывают как родственники и адвокат искали Ирину Горобцову, и что она написала в единственном письме из изолятора.

 

Оккупированный Херсон

22 мая, на 88-й день войны, сразу несколько украинских СМИ сообщили о задержании 37-летней активистки из Херсона Ирины Горобцовой. Она работала инженером в одной из украинских IT-компаний, но известной стала благодаря своим публичным постам в соцсетях, которые стала активно вести после того, как российские войска вошли в город. Она рассказывала в инстаграме и фейсбуке о жизни в оккупации. 

«Дорогие украинцы, которые еще остались в оккупированном Херсоне. Этот пост адресую, в первую очередь, вам. Нам с вами важно сейчас понимать одно — про нас не забыли, нас не оставили, ЗСУ двигается в нашем направлении», — написала Горобцова в одном из своих постов в инстаграм. 

Женщина публиковала фотографии с украинской символикой, а свою квартиру называла «домашним штабом сопротивления». Сейчас ее аккаунт закрыт для просмотра и доступен только подписчикам.

Митинг против оккупации в Херсоне, 13 марта 2022 года. Фото: Вгору

11 мая она сделала последнее обновление на странице в фейсбуке, опубликовав пост с требованием экстракции бойцов «Азова», заблокированных на заводе в Мариуполе. К процедуре вывода всего состава в апреле этого года впервые призвал исполняющий обязанности командира 36-й бригады морской пехоты ВСУ Сергей Волынский. Он сравнил события в украинском городе с блокадой и дальнейшим спасением французских войск в Дюнкерке во время Второй Мировой войны. 21 сентября Украина в результате обмена смогла вернуть 215 защитников «Азовстали».

 

Похищение

13 мая 2022 года, в день рождения, Ирину Горобцову похитили в Херсоне из дома, где она проживала вместе со своими родителями. Она не стала эвакуироваться из города и занималась помощью тем украинцам, которые не смогли покинуть оккупированные территории. 

«Несколько человек в военной форме и в масках приехали домой, как поясняют очевидцы. Это были люди на спецмашинах с буквой «Z». Они сказали: «Если двери не откроете — будем выламывать». Действительно, там был человек с кувалдой и с ножницами по металлу», — рассказал адвокат Эмиль Курбединов, который сейчас представляет интересы Горобцовой. 

Во время обыска изъяли всю технику и мобильный телефон. Связь с ней у родственников оборвалась, а родители решили обратиться в российские органы, которые контролируют оккупированную территорию. Им сообщили, что дочь увезли в Крым.

Бывшая омбудсмен Украины Людмила Денисова сообщила журналистам, что Горобцова подвергается давлению российских силовиков.

«Уже неделю оккупанты выбивают из Ирины признания в том, что это якобы она корректировала огонь по оккупационным войскам на чернобаевском аэродроме», — написала Денисова без указания источника информации.

 

Адвокатские запросы

Адвокат Эмиль Курбединов вступил в защиту Горобцовой уже в Крыму и занялся ее поисками по просьбе родственников. Он стал рассылать запросы в госорганы с требованием предоставить ему встречу с Горобцовой, сообщить семье ее процессуальный статус в деле, если оно уже возбуждено, и указать место содержания девушки.

«Я направил запросы, а также посетил следственный изолятор. Его посещение мне ничего не дало, мне два раза сказали, что такой никогда здесь не было. Официальные ответы поступили из следственного изолятора и от ФСИН Федеральная служба исполнения наказания Крыма, что такая у них не находится. После этого я обратился в правоохранительные органы — в МВД. Там провели соответствующую проверку и предоставили информацию, что Горобцова находится в СИЗО №1 Симферополя. Пока ей ничего не вменяют», — объяснил Курбединов. 

Кроме этого, он получил ответ из ФСБ, но в нем сведений было не много.

«Мне и родителям пришел довольно короткий ответ. По их версии, она осуществляла противодействие СВО Специальной военной операции : «Это лицо содержится в Симферополе, поэтому для розыска нет оснований. Впрочем, она выступала против спецоперации. Поэтому после завершения спецоперации к ней применят соответствующие меры». Никакой другой официальной информации больше нет, в изолятор не пускают, говоря, что ее нет, а МВД утверждает, что она все-таки там», — говорит защитник.

Адвокат Эмиль Курбединов. Фото: «Крымская солидарность»

Из переписки с крымским управлением МВД Курбединов смог выяснить, что 29 мая в СИЗО у Горобцовой отобрали отпечатки пальцев. Адвокат направил запросы в Министерство обороны РФ и российскому омбудсмену, но ответов пока не получил.

«На данный момент я сделал еще несколько запросов, по которым жду ответы. Дальнейшие мои шаги — добиться ответа от министерства обороны и Федеральной службы исполнения наказаний, где же все-таки Ирина Горобцова. Интересно, что на данный момент никакого юридического статуса по ее ситуации просто нет. Из имеющихся пока ответов выходит, что она не была задержана — ни по уголовному кодексу, ни по административному. Никаких оснований фактически лишать ее свободы нет», — уверен Курбединов.

В письменном запросе в российское минобороны он напомнил, что к Горобцовой применима пятая статья об обращении с военнопленными Третьей Женевской Конвенции. То есть если есть сомнение, относится ли она к участникам военных действий, то ее статус должен быть определен судом, но до этого она считается военнопленной.

«Я попросил сообщить мне правовой статус Горобцовой, и, очевидно, что сейчас вообще не определены сроки и основания фактического лишения ее свободы. Если это так, то она подверглась внесудебному преследованию и наказанию. Это лишает человека правовой защиты», — заключает адвокат.

 

Письмо из СИЗО

Родители Ирины Горобцовой продолжили поиски одновременно с адвокатом. Они написали в следственный изолятор Крыма через сеть «Зонателеком» — провайдера, который предоставляет услуги связи осужденным, находящимся в учреждениях пенитенциарной системы России, и их родственникам. 

«Они отправили письмо в СИЗО №1 в Симферополе. Ирина ответила. Родители подтвердили, что это ее почерк. Там есть зацензуренные зачеркнутые предложения, но в общем она пишет, что скучает и просит передать некоторые вещи. Я тоже направил такое же письмо в следственный изолятор, но спустя два месяца — ответа нет. Может ей вообще его не показывали, а родственникам отправили, чтобы более-менее их успокоить», — рассказал «Ґратам» адвокат.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов