По расчету. Эксперты обвинения по делу Сергея Стерненко собрали модель раненого сердца

Сергей Стерненко на заседании Приморского райсуда Одессы 31 августа 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Сергей Стерненко на заседании Приморского райсуда Одессы 31 августа 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

В Приморском районном суде по делу Сергея Стерненко, обвиняемого в предумышленном убийстве часть 1 статьи 115 Уголовного кодекса  напавшего на него Ивана Кузнецова и незаконном ношении холодного оружия часть 1 статьи 263 УК , допросили двух экспертов Киевского бюро судмедэкспертизы — Владимира Зосименко и Александра Михайленко. Эксперты следствия пришли к выводу, что Кузнецов получил смертельный удар ножом в том месте, где позже нашли его тело, и что Стерненко не мог получить порез левой руки, отбиваясь от нападения. Сам Стерненко утверждает, что все было иначе: он лишь ранил Кузнецова, который убежал после этого, а сам он получил порез руки во время самообороны.

«Ґрати» рассказывают, что нового о деле Сергея Стерненко мы узнали от судмедэкспертов. 

 

Нападение

24 мая 2018 года на руководившего местным отделением «Правого сектора» Сергея Стерненко возле его дома напали двое — Иван Кузнецов и Александр Исайкул. Стерненко рассказал во время допроса в суде, что заметил их заранее и достал нож — это было уже третье нападение на него и он приготовился защищаться. Кузнецов и Исайкул напали, Стерненко отбивался ножом — во второй руке у него был пакет с продуктами.

Сергея Стерненко допросили в суде о том, как произошло нападение на него и как погиб Иван Кузнецов

Он утверждает, что все ранения Кузнецов получил в момент нападения, затем пробежал 100 метров, преследуемый Стерненко, упал на землю и умер. Исайкул в это время сбежал. После того, как Кузнецов потерял сознание, Стерненко запустил стрим в фейсбуке, где стал рассказывать о нападении. Приехавшая «скорая» подтвердила гибель Кузнецова. 

Следствие же настаивает, что в какой-то момент нападавшие решили сбежать. Стерненко преследовал Кузнецова, чтобы убить, догнал его и нанес смертельный удар в сердце.

У самого Стерненко оказалась порезано запястье и ладонь — левую руку, на которой он носил часы, прооперировали в больнице. Он утверждает, что у нападавших был нож, который потом спрятал Исайкул. Следствие — что нож был только один у Стерненко, и что порезы он нанес себе сам, чтобы сфальсифицировать доказательство самообороны, на которой настаивает.

Экспертизы

Весной 2020 года Киевское бюро судмедэкспертизы провело две комиссионные экспертизы по делу Стерненко. Первую заказал следователь СБУ, вторую — прокурор Генпрокуратуры. 

Экспертизу следствия проводили с 3 марта по 3 апреля. Эксперты пришли к выводу, что от ножевого удара в сердце Кузнецов потерял 30% крови, что привело к шоку и потере сознания. Гистологическая экспертиза Гистологическое исследование — изучение ткани или образца тканей под оптическим микроскопом  показала, что Кузнецов мог прожить после получения всех ранений не больше 30 минут — это предельный максимум. При этом Кузнецов после ранения мог бежать  еще 20 секунд, а после потерял сознание.

По видео со стрима, который запустил Стерненко в фейсбуке, эксперты еще больше уменьшили время, в течение которого Кузнецов оставался жив после ранения —  примерно четыре минуты. Это, по словам экспертов, «не позволяет утверждать о возможности» Кузнецова пробежать 100 метров с такими ранами. 

Схема ранений, полученных Иваном Кузнецовым, по версии экспертов следствия. Фото из материалов дела

Вторую экспертизу проводили с 17 апреля по 28 мая по поводу порезов на левой руке Стерненко — у него были порезаны пальцы, ладонь и запястье. Эксперты решили, что при таком характере ранений кровь с руки Стерненко могла стекать на землю и на окружающие предметы, например, на полиэтиленовый пакет, который был у него в момент драки. При этом крови на месте нападения, за исключением клумбы рядом, и по пути бегства Кузнецова и Стерненко следствие на земле не обнаружило. Из-за этого эксперты решили, что травму запястья Стерненко получил не при нападении, а рядом с тем местом, где был найден труп Кузнецова, то есть в ста метрах.  

Схема ранения запястья Сергея Стерненко. Фото из материалов дела

Эксперты решили, что раны на пальцах и ладони Стерненко мог получить и в результате самозащиты и порезавшись, когда наносил удары Кузнецову и Исайкулу. Но порез запястья таким образом он получить никак не мог. Такой вывод они сделали после исследования часов, которые были на руке Стерненко. Эксперты сочли, что надрез на ремешке часов сделан под таким углом, который исключает повреждение во время драки. 

Часы Сергея Стерненко с порезанным ремешком. Фото из материалов дела

Во второй экспертизе эксперты опять возвращаются к характеру ранений Кузнецова. Они посчитали, что раны Кузнецова в принципе могли не оставить следов крови по пути его бегства, но никак не ножевое ранение сердца. Из-за того, что следов не было, но у Кузнецова на подошве кровь обнаружили, и на основе выводов предыдущей экспертизы, эксперты пришли к выводу, что Кузнецов получил смертельное ранение там же, где его потом нашли.

Также эксперты обратили внимание на горизонтальную рану правого плеча у Кузнецова. На фотографии в экспертизе видно, что кровь стекала поперек руки под прямым углом. Эксперты решили, что такое направление потека крови, говорит о том, что это ранение Кузнецов получил после удара в сердце, но непосредственно перед тем, как потерял сознание и упал. 

Горизонтальная рана плеча Ивана Кузнецова. Фото из материалов дела

Эти экспертизы уже зачитывали в суде на одном из предыдущих заседаний. Тогда Стерненко указывал, что экспертам для исследования предоставили не тот маршрут, по которому он с Кузнецовым бежал от места нападения. Стерненко заявил, что в протоколе осмотра места происшествия указан маршрут по асфальту, в то время как они с Кузнецовым срезали путь по зеленой зоне. Разница, судя по плану, который нарисовал Стерненко в суде, незначительная, но защита использовала это, как один из аргументов о недобросовестности следствия. 

В суде по делу Сергея Стерненко обвинение представило экспертизы, согласно которым он не мог получить порезы на руках в результате самозащиты. Он утверждает, что его ранили нападавшие

По поводу часов Стерненко заявлял, что изначально, когда их снимали с его раненой руки, они были целыми — он утверждает, что это зафиксировано на видео. Теперь же ремешок часов на фотографиях в экспертизах разрезан. При этом эксперты, по его словам, не указывают, что проводили с часами какие-то манипуляции. В экспертизе есть две фотографии часов. На одной увидеть поврежден ли ремешок — невозможно, на второй эксперты сами обратили внимание на короткий срез ремешка по касательной и проанализировали его. 

Комментируя выводы о горизонтальной ране плеча Кузнецова, Стерненко сказал, что сторона защиты проводила собственную экспертизу, выводы которой его адвокаты представят позже, когда наступит очередь защиты представлять доказательства. Уже во время допроса экспертов, адвокаты Коломиец и Ореховский предположили, что такой же потек крови мог оставить след, если бы Кузнецов бежал согнув руку в локте. Эксперты в ответ указали, что тогда кровь бы изменила направление после падения Кузнецова. 

 

Допрос экспертов

Приморский суде допросил начальника и замначальника Киевского бюро СМЭ, — Владимира Зосименко и Александра Михайленко — которые проводили две экспертизы для следствия. 

Эксперты Владимир Зосименко (стоит ближе) и Александр Михайленко. Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

Больше всего внимание адвокатов привлекли расчеты, согласно которым Кузнецов потерял 30% крови примерно за 20 секунд. Защита зацепилась на знак «примерно» в тексте, отмечая, что расчеты, и это тоже указано в самой экспертизе, проводились без учета «множества компенсаторных возможностей организма» — то есть усилий организма, который сопротивлялся при травме. На это Зосименко пояснил, что «примерно» — значит 19.0-20.9 секунд, что не сильно отличается от среднего показателя.

Адвокат Маси Найем, пытаясь подвергнуть сомнению выводы экспертизы, напомнил  недавнее постановление Верховного суда, который признал верным, когда суд не посчитал экспертизу надлежащим доказательством из-за того, что эксперт позволил в ней предположение. Речь шла о средней цене металлопластикового окна при капитальном ремонте школы. Зосименко на это ответил, что для экспертов вполне допустимо предполагать в своих выводах — это просто означает, что они не могут утверждать что-то со 100% уверенностью. 

Но как удалось получить 20 секунд, которые оставались у Кузнецова после ранения до потери сознания, эксперты в суде объяснить не смогли. По словам Зосименко, расчеты проводили не эксперты, а программа, в которую они лишь внесли данные. Для этого они создали компьютерную модель количества крови, которая вытекает из левого желудочка сердца после ранения. Модель создали в программе Solidworks Premium 2019, которая, по словам Михайленко, предназначена для создания математической модели и проведения вычислений по заданным параметрам. Но когда Найем уточнил, в какой сфере она применяется, Михайленко ответил — механике, ведь повреждение сердца для экспертов — это результат взаимодействия двух тел (сердца и ножа). А в таком случае программа вполне применима. В ответ адвокат зачитал описание программы из Википедии, где сказано, что она разработана для инженерного анализа и подготовки производства. Найем отметил, что в описании нет ни слова про медицину. 

Модель для расчёта скорости потери крови после ранения сердца Ивана Кузнецова. Фото из материалов дела

Модель, созданная для экспертизы, представляет из себя шар с тремя отверстиями — входной канал во внутреннюю полость желудочка, выходной канал в аорту и щель от ранения. В соответствии с расчетами, большая часть крови вытекла именно через эту щель, хотя она и уже естественных каналов.

Не соглашаясь с расчетами, адвокат Виталий Коломиец достал бутылку с кока-колой, и спросил у эксперта — если сделать в ней ножом дырку и сдавить, откуда польется жидкость — из пореза или из горлышка? Эксперты сравнивать сердце и бутылку кока-колы отказались. Уже после заседания адвокат провел свой «эксперимент» — он сдавил бутылку, кока-кола с шипением полилась отовсюду. Видео с кока-колой он выложил в фейсбуке. 

Адвокат Виталий Коломиец и бутылка кока-колы. Фото: Анна Фарифонова, Ґрати

Наконец защита Стерненко обратила внимание, что экспертная комиссия привлекла к построению модели инженера, хотя по закону не могли привлекать к работе других экспертов. В тексте экспертизы имя инженера не названо, лишь указано, что он кандидат технических наук по специальности «техническая теплофизика и промышленная теплоэнергетика». 

Зосименко несколько раз повторил на вопрос адвокатов, что передаст его данные, только если суду это будет необходимо. Судье Сергею Кичмаренко пришлось спросить самому. Инженера назвали — Евгений Стративнов. По данным сайта украинской Академии наук, он работает старшим научным сотрудником Института газа, отдела термохимических процессов и нанотехнологий. 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов