Обвиняемый в пытках экс-сотрудник СБУ подал в суд на редакцию «Ґрати» за публикацию его имени

Бывший сотрудник СБУ Дмитрий Кузька подал судебный иск против издания «Ґрати» и корреспондентки издания Ганны Соколовой за упоминание его имени в статье «Задержали человека, а вернули труп». Двух сотрудников СБУ пятый год судят по обвинению в пытках жителя Донецка». Кроме того, он подал иск против адвокатского объединения «Рух» и трех адвокатов в деле. Редакция и журналистка получили оповещение суда.

Кузька настаивает, что упоминание его имени в статье нанесло ему моральный ущерб.

Корреспондентка Ганна Соколова пишет в своем материале о гибели жителя Донецка Александра Агафонова осенью 2014 года. Его задержали на блокпосте на выезде из Изюма Харьковской области, заподозрив в сотрудничестве с боевиками, и доставили в изюмский райотдел милиции.

Чтобы допросить Агафонова, из Краматорска приехали двое сотрудников Службы безопасности Украины — капитан Дмитрий Кузька и подполковник Юрий Пухов. Они отвезли Агафонова в здание изюмского отдел СБУ и спустя три часа вернули его райотдел милиции. Там ему стало плохо, милиционеры вызвали скорую. Но Агафонова не спасли — медработники зафиксировали смерть от многочисленных травм головы и всего тела.

Военная прокуратура сил антитеррористической операции выдвинула против Кузьки и Пухова обвинения в превышении власти или служебных полномочий часть 3 статьи 365 Уголовного кодекса сотрудником правоохранительных органов, повлекшем за собой серьезные последствия, пытках часть 2 статьи 127 УК и оставлении в опасности часть 3 статьи 135 УК , повлекшем смерть человека.

Обвиняемые отрицают вину.

В 2014 году Дмитрия Кузьку и Юрия Пухова отстранили от работы в СБУ на время расследования. Затем руководство СБУ Кузьку уволило, не продлив с ним контракт.

В сентябре 2019 года, после нескольких попыток, дело начали слушать в Орджоникидзевском райсуде Харькова. Однако до сих пор процесс находится на подготовительной стадии.

Статья Ганны Соколовой об этом деле и судебном процессе была опубликована на сайте издания «Ґрати» 6 мая 2020 года. В ней журналистка описала обстоятельства дела и судебный процесс по нему, представив позиции всех сторон, в том числе обвиняемых.

Однако Дмитрий Кузька, не предъявляя претензий к содержанию статьи, настаивает на необходимости запрета упоминания его имени в числе обвиняемых до вынесения решения суда. Он считает, что в статье содержится фактическое утверждение о совершении им ряда преступлений, по которым еще не было вынесено судебных решений.

Он также утверждает, что публикация вызвала у него «ежедневные мысли и переживания относительно опубликованной информации, настороженность, тревогу…, тяжесть исполнения ежедневных обязанностей, переживания психологического дискомфорта» и другие негативные реакции. Необходимой компенсацией за моральные переживания он посчитал сумму в 100 тысяч гривен.

 

Позиция редакции «Ґрати»

Текст статьи авторства Ганны Соколовой написан в полном соответствии со стандартами журналистики. Авторка не допустила субъективных оценок, ни разу не назвала подсудимых виновными, и все утверждения подтвердила документами дела или юридической оценкой адвокатов с обеих сторон. Редактуру текста выполнил главный редактор издания Антон Наумлюк. Как год назад, так и теперь редакция считает, что не допустила публикацией текста статьи никаких нарушений законодательства, а также чьих-либо прав.

Кроме того, материал, представленный в статье, имеет высокий общественный интерес, поскольку речь идет о пытках и убийстве человека, совершенных в значимых для общества обстоятельствах. Это, а также публичный статус должностных лиц, о которых идет речь в тексте, находящихся при исполнении обязанностей, обуславливает правомерность использования и публикации имен в материале.

Редакция «Ґрати» намерена представить свою позицию, согласовав ее с другими ответчиками, в суде.

Редакция считает, что предварительную оценку деятельности указанных в статье лиц дала не авторка статьи, не допустившая утверждений их виновности, а управление СБУ в Харьковской области, которое отстранило обвиняемых от работы; а также органы следствия и прокуратура, представляющая обвинение. При этом окончательную оценку обвинению может дать только суд, справедливости от которого потерпевшая сторона — отец погибшего, добивается с мая 2016 года.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов