«Нет-нет, раздевайтесь полностью». Апелляционный суд в Крыму подтвердил штраф адвокату за отказ раздеться до нижнего белья для досмотра в полиции

Адвокат Эдем Семедляев в Верховном суде Крыма, 20 декабря 2021 года. Фото: «Ґрати»
Адвокат Эдем Семедляев в Верховном суде Крыма, 20 декабря 2021 года. Фото: «Ґрати»

В начале ноября Центральный райсуд Симферополя отправил адвоката Эдема Семедляева на 12 суток под арест за неподчинение полиции статья 19.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ . Протокол составил начальник отдела Центра по противодействию экстремизму (Центра «Э») крымской полиции Руслан Шамбазов. Он запрещал адвокату вести видеозапись в отделе полиции и приказывал выключить телефон. Адвокат утверждает, что лишь включил аудиозапись во время общения со своим подзащитным — Исмаилом Вааповым и не собирался снимать. Еще один протокол о неподчинении Шамбазов составил, когда адвокат отказался раздеваться полностью для досмотра. По этому протоколу суд оштрафовал Семедляева на четыре тысячи рублей.

«Народный защитник», как называли Семедляева крымские татары во время акции поддержки в период его ареста, пытался оспорить решения суда в апелляции, но безуспешно. Несмотря на то, что за него вступились десятки юристов, которые видят в преследовании коллеги опасный прецедент.

«Ґрати» рассказывают, как прошло судебное заседание по апелляции на штраф за отказ адвоката раздеться до нижнего белья.

 

Более 75 юристов из адвокатской палаты Крыма поставили подписи под апелляцией по второму административному делу адвоката Эдема Семедляева. Адвокаты Крыма коллективно оспаривают решение судьи Центрального райсуда Симферополя Сергея Деменока, который дважды признал Семедляева виновным в невыполнении законных требований сотрудника полиции. «Законным и необходимым» оперативник Центра «Э» Руслан Шамбазов посчитал приказ раздеться для досмотра адвоката. 

«После составления первого протокола за аудиозапись подъехал мой коллега Айдер Азаматов. Уже при нем Шамбазов объявил проведение личного досмотра. Я согласился, снял куртку, пиджак, вытащил из карманов все вещи. А Шамбазов говорит: «Нет-нет, раздевайтесь полностью». Так появился второй протокол» — рассказал «Ґратам» Семедляев.

«Мне надо твои трусы увидеть». Суд в Крыму арестовал на 12 суток и оштрафовал адвоката за отказ раздеться догола для досмотра полицией

Шамбазов, по его словам, стал предполагать: «А вдруг у вас наколки какие-то экстремистского характера, свастика набита».

«Но даже если допустить мысль, что у меня действительно могли быть какие-то «наколки», это не является нарушением. Нарушение — публично их демонстрировать. Я стоял перед ним и он не увидел ничего, значит, я ничего не нарушал» — говорил Семедляев перед заседанием суда.

Тем не менее, его оштрафовали и сегодня он пытался оспорить решение суда.

 

«Повод для досмотра был фиктивным»

За пятнадцать минут до начала заседания к залу Верховного суда Крыма подходит председатель комиссии по защите адвокатов Константин Манаков, его коллега Вадим Чернов и Эдем Семедляев. 

К началу судебного заседания в зале, кроме судьи Владимира Агина, еще четыре человека — адвокаты и корреспондентка «Ґрат» — суд не стал закрывать слушания, как это часто бывает особенно теперь, во время карантина. 

Корреспондентке даже разрешили фотографировать, но видео снимать — нет.

«Я не знаю, для каких целей вы снимаете, поэтому видео не разрешаю», — говорит Агин журналистке.

Он запретил фотографировать себя, секретаря и адвоката Вадима Чернова. Тот тоже возражал и высказывался за запрет. 

Апелляционную жалобу на штраф в Верховный суд подала адвокатская палата Крыма. Эдем Семедляев полностью ее поддерживает, предлагая суду выслушать его коллег, которые готовы высказаться подробнее.

Адвокат Константин Манаков говорит, что в административном деле адвоката Семедляева есть нарушения сразу по нескольким позициям.

Адвокат Константин Манаков в Верховном суде Крыма, 20 декабря 2021 года. Фото: «Ґрати»

Например, протокол об отказе раздеться для досмотра был пересоставлен, после того, как суд отправил его для исправления обратно в полицию, с той же датой, номером и серией. По мнению стороны защиты, это является нарушением.

Адвокат говорит суду, что единственное требование для досмотра Семедляева, которое озвучил оперативник Шамбазов — проверка, есть ли на теле адвоката запрещенные к демонстрации изображения. То есть это была единственная цель, чтобы заставить адвоката обнажиться вплоть до нижнего белья. При этом действующее законодательство никак не определяет порядок личного досмотра. 

«Ни одной нормой права не предусмотрен порядок объема досмотра. Но это не значит, что он остается на усмотрение того, кто его проводит. В данном случае мы можем говорить лишь об исключительности требований — обнажиться.

Законодательство не запрещает гражданину иметь на своем теле любые изображение — оно запрещает их публично демонстрировать. Соответственно этот повод для досмотра был фиктивным и не основанным на правоприменительной практике», — говорит юрист. 

По мнению защиты, личный досмотр должен был начаться с ощупывания одежды. 

Причем Семедляев на это согласился, показал свою верхнюю одежду, был готов к тому, что полицейский проверит руками одежду на нем, но полицейский не стал этого делать. По мнению адвоката, это говорит о его предвзятости.

«[Действие было] больше направлено на личное унижения лица, которое раньше не задерживалось, а прибыло для выполнения своих профессиональных обязанностей», — говорит адвокат.

Он повторяет то, что неоднократно говорили его коллеги в связи с его делом, — это создает прецедент, когда любой адвокат может быть поставлен перед фактом предоставить нижнее белье к досмотру полиции без всяких законных оснований. 

При этом, считает защита, никакой исключительности, чтобы заставлять адвоката показывать нижнее белье, не было. В материалах дела нет никаких рапортов, доказывающих, что это было необходимо.

Сам Шамбазов в суде доказывал, что решил раздеть адвоката, чтобы найти у него на теле возможные «орудия совершения административного правонарушения» — то есть телефон, на который адвокат записывал разговор со своим подзащитным. Чтобы подкрепить свои слова Шамбазов обратился за оценкой специалиста — профессора кафедры административного права Крымского филиала Краснодарского университета МВД Дмитрия Заброды. Он посчитал, что полицейский имел право обыскивать адвоката, если подозревал, что тот скрывает «предметы административного правонарушения». К тому же раз закон не регулирует где во время досмотра полицейский должен остановиться — значит это остается на его усмотрение, решил Забора.

Адвоката Эдема Семедляева увозят в изолятор из райотдела полиции. Фото: Эскендер Гъани, Ґрати

Шамбазов внес его мнение в материалы дела, на апелляцию оперативник не явился.

Адвокат Вадим Чернов тоже направлял в суд апелляционную жалобу на решение по делу Семедляева. Он говорит, что Руслан Шамбазов неправильно применил право в отношении Семедляева.

Статьи о неповиновении требованиям сотрудника полиции говорит о тех правоохранителях, которые защищают общественный порядок. Но Шамбазов тогда этим не занимался. Он лишь пытался «предостеречь от административных правонарушений» граждан. Поэтому его обвинение — незаконно, говорит Чернов.

Кроме того, досмотр, согласно закону «О полиции» пункт 16 части 1 статьи 13 , может проводиться лишь при наличии подозрений в том, что у человека есть оружее, взрывчатые или наркотические вещества. Но об этом в админпротоколе Семедляева ничего не говорится.

«Шамбазов предъявил незаконные требования, соответственно состава правонарушений в действиях Семедляева не было и быть не может», — заключил юрист.

Сам Эдем Семедляев завершает выступления защиты и просит суд отменить его штраф.

«Прошу административное производство по делу закрыть», — говорит юрист и ограничивается только этой фразой.

Судья ушел в совещательную комнату.

 

«Можете обжаловать в кассации»

Агин вернулся через 20 минут. Почти столько же зачитывал решение.

«Доказательством по делу о правонарушении являются любые данные, сообщающие о нем. Эти данные устанавливаются в протоколе об административном правонарушении», — посчитал судья.

Админпротокол от 25 октября утверждает, что Семедляев совершил правонарушение, отказавшись снять одежду несмотря на требования сотрудника Шамбазова.

«На его неоднократные требования снять одежду Семедляев отказался, сославшись на религиозные убеждения, игнорировал требования сотрудников полиции», — пересказывает судья протокол.

«Никаких сведений о предвзятости должностных лиц и нарушении презумпции невиновности обнаружено не было» — считает судья. 

Семедляев совершил правонарушение — делает вывод Владимир Агин и предлагает адвокатам обжаловать его решение в кассационном суде в Краснодаре. 

Адвокат Эдем Семедляев выходит из суда на улицу, где несмотря на дождливую погоду, его ждут крымскотатарские активисты и журналисты «Крымской солидарности». Он благодарит их за поддержку.

«Пользуясь моментом, хочу также поблагодарить как адвокатскую палату Крыма и, своих коллег в Москве, которые не стояли в стороне и поддерживали меня», — добавил юрист.

Адвокат Эдем Семедляев на свободе. Фото: «Крымская солидарность»

Семедляев говорил, что действительно намерен обратиться в четвертый кассационный суд в Краснодаре, а также в Европейский суд по правам человека и продолжает настаивать на том, что сотрудники полиции мешали его профессиональной деятельности адвоката, пытаясь при этом унизить.

«Я считаю, что это была какая-то личная неприязнь. Потому что к нормам закона они не апеллировали и основания, по которым были составлены протоколы, постоянно менялись. То они вменяли мне, что я веду аудиозапись, то вменяли что я веду видеозапись. Потом говорили, что я и то и то делал. Потом, во время «раздевания», на ходу придумывали, для чего это надо. Для обнаружения объекта преступления? Телефон, на который я якобы снимал или записывал, был на столе. Чтобы его найти не надо было осматривать мое нижнее белье. Поэтому я считаю, что это была личная неприязнь. С чем она связана, я не знаю. Потому что каких-то личных контактов у нас с ним (Оперативником Русланом Шамбазовым — Ґ ) не было», — комментирует Семедляев в очередной раз свое дело.

 

Дело Семедляева как прецедент

За Семедляева вступились коллеги не только в Крыму. Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Генри Резник тоже выступил в его защиту. В колонке, посвященной преследованию крымского коллеги, в «Адвокатской газете» он заявил, что считает нужным внести изменения в Административный кодекс, чтобы у адвокатов был частичный иммунитет от административных правонарушений.

«Повышенная общественная опасность». 75 адвокатов подали жалобу на арест коллеги Эдема Семедляева. Суд рассмотрел ее в закрытом режиме и оставил адвоката в изоляторе

По словам Резника, суть дела «предельно ясна» — адвокат выполнял свои обязанности в полном соответствии с законом.

«Полицейский вмешался в профессиональную деятельность юриста и затем использовал отказ прекратить правомерное действие не только для привлечения адвоката к административной ответственности, но и для задержания — с элементами унижения личного достоинства», — полагает Резник.

Он раскритиковал крымские суды, вынесшие неправомерные, по его мнению, решения по административным делам Семедляева. Резник с удивлением добавил, что статус адвоката обвиняемого при этом был расценен как отягощающий фактор.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов