«Конспиративные собрания на лавочке». Крымских татар приговорили к 17 и 13 годам за участие в партии Хизб ут-Тахрир

Тимур Ялкабов (слева) и Ленур Сейдаметов. Фото: «Крымская солидарность»
Тимур Ялкабов (слева) и Ленур Сейдаметов. Фото: «Крымская солидарность»

Южный окружной военный суд в российском Ростове-на-Дону приговорил жителей Симферополя Тимура Ялкабова и Ленура Сейдаметова к 17 и 13 годам лишения свободы соответственно, по обвинению в участии в исламской партии Хизб ут-Тахрир. Верховный суд РФ признал Хизб ут-Тахрир террористической в 2003 году, при этом организация свободно действует в большинстве стран Европы и не запрещена в Украине.

«Ґрати» рассказывают о деле двух крымских мусульман, которое рассматривалось около семи месяцев и закончилось сегодняшним приговором.

 

Тимур Ялкабов и Ленур Сейдаметов — обвиняемые по так называемому делу «Третьей симферопольской группы Хизб ут-Тахрир». По этому же делу, но отдельно, судят в Южном окружном военном суде Ростова еще четырех человек. До суда оба проживали в Симферополе. Сейдаметов торговал на рынке, работал на стройке, подрабатывал грузчиком и воспитывал трех несовершеннолетних детей. Тимур Ялкабов занимался отделкой квартир, позже вместе с супругой начал вести семейный бизнес — пек и продавал кондитерские изделия. Дома у него остались пятеро детей.

Звонки об обысках ФСБ домов крымских татар в Белогорске, Бахчисарае, Симферополе, Севастополе и Советском районе стали поступать правозащитникам в четыре часа утра 17 февраля 2021 года. Ялкабова и Сейдаметова после обыска задержали и арестовали, выделив их дело в отдельное производство. По версии следствия, Ялкабов организовал в Крыму ячейку Хизб ут-Тахрир часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ , второй — участвовал в ней часть 2 статьи 205.2 УК РФ  с 2015 года. Обоим также вменили статью о приготовлении к насильственному захвату власти статья 278 через часть 1 статьи 30 УК РФ  по логике — если Хизб ут-Тахрир ставит целью создать исламское государство на территории, контролируемой Россией, это автоматически означает смену власти.

Обвинение запросило для Тимура Ялкабова и Ленура Сейдаметова 19 и 16 лет колонии строгого режима соответственно. Кроме того, потребовало, чтобы первые три года оба провели в тюрьме — с самым жестким режимом содержания, а после освобождения Ялкабов еще год и девять месяцев находился под ограничением свободы.

В прениях прокурор заявил, что «вина подсудимого доказана собранными по делу доказательствами, оснований не доверять или сомневаться в законности их получения не имеется», и перечислил процессуальные документы, которые находятся в материалах дела.

Косвенно принадлежность обвиняемых к Хизб ут-Тахрир следствие доказывало обнаруженными у них при обыске книгами издательства партии. При этом, защита требовала признать их недопустимым доказательством, потому что правоохранители не дали подсудимым возможность занести замечания и возражения в протокол обыска, не подпускали к ним защитников. По словам адвокатов, книги были в новом состоянии, без признаков какого-либо использования. В дактилоскопической экспертизе, которая помогла бы найти или исключить следы использования книг обвиняемыми, адвокатам отказали.

Супруга Тимура Ялкабова Алиев в зале суда во время оглашения приговора, 22 марта 2022 года. Фото: «Крымская солидарность»

Следствие считает, что Ялкабов и Сейдаметов проводили собрания ячейки Хизб ут-Тахрир в Симферополе. Разговоры были скрытно записаны и переданы ФСБ. Сторона защиты считает, что запись мог сделать Аднан Масри,  неоднократно выступавший скрытым свидетелем против крымских мусульман по делам Хизб ут-Тахрир. На записи он беседует с обвиняемыми и фактически провоцирует их говорить о Хизб ут-Тахрир. Адвокатка Сафие Шабанова считает, что Масри российские спецслужбы в Крыму использовали, как агента для провокаций.

Кроме записи Масри обвинение базировалось на показаниях двух засекреченных свидетелей под псевдонимами «Кабиров» и «Кадыров». Они утверждали, что присутствовали на собраниях вместе с обвиняемыми, но назвать точно место и время проведения сухбетов — встреч и публичных уроков мусульман — не смогли. Следствие считает, что это были конспиративные собрания членов Хизб ут-Тахрир, организованные Ленуром Сейдаметовым. Квартира, в которой они происходили, была уже оборудована записывающими устройствами. Разрешение на обыск квартиры дал военный суд. Защита считает это было сделано потому, что помещение принадлежит сотруднику ФСБ или военному.

На записи очевидно, считает адвокат Рефат Юнус, что Ленур Сейдаметов смущен разговором и пытается уйти, но Аднан Масри его останавливает. Защита считает это доказательством того, что агент ФСБ намеренно провоцировал мусульман говорить о запрещенной организации, чтобы использовать это в дальнейшем для обвинения. Обвинение на это отвечало, что Масри лишь «предлагал темы для обсуждения».

«180 дней оперативные сотрудники имели возможность обследовать жилище этого гражданина, получить доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что Ялкабов или Сейдаметов заходили в эту квартиру, участвовали в конспиративных собраниях. Однако нам не представили ни одного доказательства, что наши подзащитные приходили в эту квартиру еще когда-нибудь», — сказала адвокатка Сафие Шабанова.

Записи проанализировали эксперты, составившие по запросу следствия судебно-лингвистическую экспертизу. Они пришли к выводу, что разговоры доказывают причастность обоих обвиняемых к Хизб ут-Тахрир.

Тимур Ялкабов (слева) и Ленур Сейдаметов. Фото: «Крымская солидарность»

Экспертизу раскритиковал независимый специалист Дмитрий Дубровский. В своем выводе он написал, «заключения экспертов … построены на ряде либо некорректно использованных методик, либо прямых домысливаний и субъективных комментариев, не имеющих отношения к научному исследованию».

По словам Рефата Юнуса, содержание стенограммы одного из собраний не доказывает, что подсудимые причастны к деятельности запрещенной партии.

«Даже не имея специальных экспертных познаний, можно утверждать, что данное общение являлось обычным бытовым рассуждением и не являлось неким конспиративным собранием», — подчеркивал адвокат.

Рефат Юнус назвал дело Ялкабова и Сейдаметова частью уголовного «конвейерного производства» в отношении крымских татар, которое с 2014 года развернуто на территории полуострова.

«Использование одних и тех же методов — так называемого института скрытых свидетелей, института экспертов в области ислама, которые якобы разбираются в деятельности Хизб ут-Тахрир, — сегодня стало причиной того, что Ленур Сейдаметов находится на скамье подсудимых. Орган предварительного следствия  не смог установить даты, места и обстоятельства, при которых мой подзащитный совершал противоправные действия. В связи с этим сторона защиты считает более чем абсурдным доказывать ложность информации, предоставленной свидетелями. Так, по словам одного из них, ячейка Хизб ут-Тахрир проводила свои «конспиративные собрания» на лавочке на территории Гагаринского детского парка в Симферополе», — отмечал защитник в прениях.

Тимур Ялкабов в ходе прений также подчеркнул, что у сотрудников ФСБ «странное понятие конспиративных встреч и скрытности» и встречи в мечетях, где может присутствовать любой прихожанин, не считаются противозаконными. 

«Это все равно что сажать человека на 20 лет за переход в неположенном месте». За что российские власти хотят уничтожить старейшую в стране правозащитную организацию «Мемориал»

И Ялкабов и Сейдаметов признаны правозащитным центром «Мемориал» политзаключенными. Сами они назвали дело против них сфабрикованным, заявили, что никогда не имели отношения к террористической деятельности, а преследования считают ответом за поддержку репрессируемых крымских татар.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов