«Будешь кричать — убью бабушку». Двух российских военных заочно осудили за попытку изнасиловать 16-летнюю девочку на Черниговщине и избиение ее брата

Андрей Чудин. Фото: страница Людмилы Чудиной в ВКонтакте
Андрей Чудин. Фото: страница Людмилы Чудиной в ВКонтакте

В апреле 16-летняя жительница села Льгов в Черниговской области заявила, что во время оккупации ее пытался изнасиловать российский военный. Он бил ее прикладом пистолета, душил и угрожал, что, если она ему откажет, он убьет ее брата и бабушку. Вскоре украинская прокуратура назвала фамилию предполагаемого насильника 32-летнего Руслана Кулиева из Магнитогорска. По версии следствия, он не только домогался до жительницы Льгова, но и, вместе с еще одним российским военным Андреем Чудиным, регулярно избивал и издевался над ее братом. 2 ноября Новозаводской суд Чернигова заочно приговорил Кулиева к 12-ти годам лишения свободы, а Чудина к десяти.

«Ґрати» поговорили с участниками судебного процесса и рассказывают, что творилось во Льгове во время оккупации, и почему вынесенным приговором недовольны все стороны по делу.

 

Оккупация

Когда российские войска вторглись в Черниговскую область, 21-летний житель села Старый Белоус Александр «Ґрати» не разглашают фамилию Александра, поскольку его сестра — жертва сексуализированного насилия и несовершеннолетняя  отправился к бабушке в соседнюю деревню Льгов. Несколько месяцев назад он вернулся из армии, работал шлифовщиком на заводе, и, в основном, жил во Льгове, чтобы помогать пожилой родственнице.

Через несколько дней к ним присоединилась его сестра, 16-летняя Настя Имя изменено . Она не хотела ехать из Старого Белоуса, но их мама, которая живет и работает в Чернигове, настояла, чтобы семья держалась вместе.

Вскоре российские войска подобрались вплотную к селу и расположились в лесу неподалеку.

«Вечером они ходили по домам, спрашивали самогон и махорку. Я следил, чтобы сестра на улицу не выходила. Она обижалась, не понимала, почему так», вспоминает Александр в беседе с «Ґратами».

Из-за боев в селе были перебои с мобильной связью. Ее можно было поймать только в центре села, где ходить было опасно. Поэтому Александр забрал у сестры и бабушки телефоны, а сам пользовался своим кнопочным.

«Когда наши военные обстреляли российских в лесу, они оттуда смылись в село. И начали заходить в хаты. Где-то выгоняли людей. Где-то никого не трогали, просто пришли курей забрали», рассказывает парень.

Однажды колонна российской техники остановилась прямо возле их забора. Александр услышал шум во дворе и вышел выяснить, что случилось. На улице стояла группа военных с сумками. Они направили на Александра автомат и приказали, чтобы он зашел обратно в дом.

«Через минут 30 — стук в дверь. Заходит шкет полтора метра ростом и бабушке говорит: «Так бабушка, мы у вас переночуем, а утром поедем. Не бойтесь, никого трогать не будем». Баба говорит: «А как вы переночуете? У меня же внуки и я, места нет». А он ей: «Мы найдем место», продолжает рассказ Александр.

На бушлате у «шкета» Александр прочитал фамилию Кулиев. Он был командиром подразделения, бойцы которого решили заночевать в доме.

Чернигов после оккупации. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Вскоре зашли еще 12 военных. Они расположились на кухне, а Александра Кулиев закрыл в комнате. Поздно ночью командир пришел к нему с двумя подчиненными.

«Сказали: «Вставай!». Нанесли пару ударов кулаком в грудную клетку. Сопротивляться мне не было смысла. Вывели на улицу. А на мне домашние шлепанцы, носки, штаны, кофта и все. Задают вопрос: «Почему ты не сказал, что служил?». Я говорю: «Так вы и не спрашивали», говорит Александр.

Позже он узнал, что тем вечером россияне проводили обход по селу и опрашивали жителей. Александр убежден: о том, что он недавно вернулся из армии, им рассказал сосед.

«Это очевидно. Той ночью две козы украли у людей, хоть там вся семьи инвалиды. А у того до сих пор коза стоит», поясняет Александр с обидой в голосе.

Российский военный еще четыре раза ударил его кулаком в грудь. По словам Александра, его бил полноватый светлый шатен. По приказу Кулиева он же заковал его в наручники. Потом россияне пошли в дом, а Александра оставили ночевать на улице, где он очень замерз.

Утром Александр вернулся в дом. Там он заметил, что с сестрой что-то не то: она была напугана и молчала.

 

Домогательства

Как позже Анастасия рассказала журналистам и правоохранителям, около двух ночи Кулиев зашел к ней в комнату. По ее словам, военный толкнул ее руками на кровать, сел на ноги, скрутил руки и ударил по голове пистолетом.

«Говорил: «Если ты будешь кричать, когда я буду к тебе домогаться, то я тебе скручу шею. А если не дашь добровольно и будешь кричать, то я убью бабу и брата и тебя все изнасилуют», рассказала девочка журналистам «Суспільне».

Она вырвалась и закричала. Кулиев испугался, прекратил домогаться, но остался спать с Екатериной на одной кровати. Утром ее брат догадался в чем дело, но расспросить сестру не смог командир запретил жителям дома разговаривать шепотом.

Руслан Кулиев. Скриншот видео «Телебачення Торонто»

Следующей ночью ситуация повторилась. Кулиев отправил Александра ночевать на улицу, а сам приставал к Анастасии. Как следует из материалов уголовного дела, он разорвал ей молнию на кофте и пытался раздеть силой. Анастасия закричала и тогда военный принялся ее душить.

«В глазах темнело, и я задыхалась. А когда я уже не могла набрать воздух, переставал душить», рассказала Настя.

У нее случился нервный срыв, после чего он отстал. Но домогался к ней каждую ночь на протяжении недели. У него не получилось склонить Екатерину к покорности силой, и он начал пробовать другие методы.

«Говорит: «Поехали со мной, будешь жить в богатстве, золоте, я тебя не буду обижать»… Я надевала двое штанов, три кофты, наверх еще платок. А то, знаете, говорят: сама соблазнила. А он говорит: «Я тебя заберу к себе, будешь ты носить юбку», рассказала она.

Ее брат Александр ночевал на улице первые четыре дня. Потом Кулиев разрешил ему перебраться на кухню и спать вместе с солдатами. Александру приходилось делать вид, что он ничего не замечает. Кулиев сказал Насте, что если она расскажет о домогательствах брату, то он убьет всю семью.

Все время Александр думал, как спасти сестру.

«Я думал попробовать Настю вывести, чтобы она убежала к соседям. Долго размышлял и передумал. [Есть риск, что ее заметят, потому что] через хату снайпера стояли и дроны взлетали. А потом чужие люди заступаться не будут. Не будут своей жизнью рисковать, чтобы за чужого человека заступаться», размышляет парень.

Он нашел другой выход. Перед тем, как россияне поселились у них, он спрятал в доме смартфоны сестры и бабушки. Кулиеву Александр сказал, что у них не было телефонов. И когда командир отлучился, он достал один из телефонов, забрался на чердак и позвонил матери. Он попросил, чтобы та связалась с теткой, которая живет в соседнем селе и может забрать Настю к себе.

 

Побег

В середине марта тетя Александра и Анастасии приехала к ним домой и попросила у военных разрешения забрать родственников к себе. Кулиева не было не месте, а его подчиненные сами не решились отпускать семью.

Тетя пришла к ним на следующий день, но Кулиев разрешил ей забрать только бабушку без Анастасии. Еще через день женщина вернулась, и после долгих уговоров командир все же поддался. Тетя забрала бабушку и Настю, но Александра Кулиев отпускать отказался.

Через несколько дней командир решил снова встретится с Настей и стал выпытывать у Александра, где живет его тетя. Тот сказал, что не знает, и тогда военный принялся его избивать и издеваться. По словам Александра, Кулиев шесть раз сильно ударил его по ногам кием для бильярда. Александр настаивал, что не знает адрес тети, и тогда командир пригрозил ему убийством и дважды выстрелил под ноги парню из автомата.

На следующий день Кулиев снова пристал к нему с расспросами и направил на него гранатомет.

«Говорит, не скажешь, где тетка живет, так я выстрелю. Я улыбнулся и говорю: «Так если вы выстрелите в комнате, то ни меня не будет, ни вас не будет, и хаты не останется. А про себя думаю: а сколько это вообще может продолжаться? Месяц, два, три? И что может быть дальше вообще?» говорит Александр.

Он настаивал, что не знает адрес тетки, и спустя несколько дней Кулиев от него отстал. 

Александр. Фото: Суспільне Чернігів

По словам Александра, агрессивно к нему относились только двое военных: командир и светлый шатен, который избил его в первый день. Остальные его не трогали, а некоторые даже сопереживали, но никак не могли повлиять на старшего по званию.

Однажды Александру удалось узнать имя и фамилию второго обидчика Андрей Чудин.

«Как-то спор зашел, и мне [военные] говорят, что ему 22 года. Я говорю: не верю, что ему 22. А выглядел он лет на 40. И он такой говорит: «На паспорт посмотри». Я посмотрел и запомнил фамилию», говорит Александр.

В конце марта он услышал разговор военных о том, что те готовятся отступать. 1 апреля все проснулись около 4 утра.

«Командир пошел еще по улице походил, набрал вещей, какие хотел. Инструмент, колонки музыкальные, пледы. Короче, как будто на базаре скупился. И без десяти пять они загрузились и поехали», вспоминает Александр.

Тогда он подумал, что из села уезжает только подразделение Кулиева, но остальные россияне остаются. Он заснул, проснулся через несколько часов и увидел на улице непривычно много местных жителей. Так Александр понял, что россияне отступили.

 

Суд

Когда в село зашли украинские военные, Александр и Анастасия подали заявления о преступлениях россиян. Прокуратура открыла уголовное производство по статье о «нарушении правил и обычаев войны» Часть 1 статьи 438 Уголовного кодекса . Следователь установил личности обидчиков сестры и брата: это жители Магнитогорска Руслан Кулиев и Андрей Чудин. По данным следствия, оба служат в 80-м полку 90-й танковой дивизии сухопутных войск России.

В июле суд разрешил «специальное расследование» по их делу то есть судить в их отсутствие. По недавним изменениям в Уголовно-процессуальный кодекс, так можно делать, если подозреваемые скрываются в России или на оккупированных территориях.

В том же месяце в Новозаводском районном суде Чернигова начался процесс. 16-летнюю Анастасию на слушаниях представляла ее мать Екатерина. По ее словам, дочь тяжело переживает случившееся, она стала замкнутой и плохо спит. Ей было тяжело давать показания во время досудебного расследования, поэтому мать настаивала против «повторения этой экзекуции» на процессе. В суде ограничились просмотром видеозаписи первого допроса.

«Это война. В таких ситуациях все время насиловали женщин. Но женщин. Детей зачем!? Если он ее не изнасиловал, еще не значит, что он не нанес ей моральный вред. Понимаете меня, как женщину? Он клал ее рядом с собой спать, он лазил в трусах, он мацал самое сокровенное, что есть у человека. Он нанес моральный вред больше, чем физический», возмущается Екатерина в разговоре с «Ґратами».

По итогу слушаний судья Павлов пришел к выводу, что Кулиев и Чудин нарушили обычаи и правила войны, закрепленные Женевской конвенцией — пункты о том, что военным нельзя использовать силу по отношению к гражданским лицам. По Женевской конвенции, женщины «нуждаются в особой защите от посягательства на их честь, в частности, от изнасилования».

2 ноября судья Павлов приговорил Кулиева к 12 годам лишения свободы, а Чудина к 10.

«Нарушение обычаев войны» считается особо тяжким преступлениям. По закону, в таких делах обязательно участие адвокатов. На суде российских военных представляли защитники Олег Костюк и Михаил Кашуба из Центра вторичной правовой помощи. Их услуги оплачиваются из украинского бюджета.

Оба адвоката просили оправдать их подзащитных. По их мнению, следствие не доказало, что люди, издевавшиеся над потерпевшими это именно Кулиев и Чудин. Это информация в деле базируется на рапортах оперуполномоченных, которые осмотрели страницы военных в соцсетях. По мнению защитников, оперативники предварительно должны были получить разрешение суда на осмотр этих аккаунтов Согласно статьи 264 Уголовно-процессуального кодекса , но не сделали этого. В связи с этим адвокаты собираются подать апелляцию.

Оба адвокаты не связывались со своими клиентами. Михаил Кашуба объясняет активность в защите Кулиева, представителя вражеской армии, тем, что выполняет профессиональный долг.

«Мне государство платит, и я должен нормально выполнять обязанности, а не просто отбыть номер. Для чего тогда вообще быть адвокатом? Если защищать насильников-украинцев, то тоже нужно сливать дело? Тогда лучше положить свидетельство на стол и заниматься другими делами», сказал он «Ґратам».

Сами Кулиев и Чудин публично никак не высказывались о деле. Где они сейчас неизвестно, как и то, живы ли они. Их страницы в соцсетях удалены или неактивны. «Ґрати» позвонили на номер Чудина, указанный в материалах дела, но никто не ответил.

Потерпевший Александр надеется, что рано или поздно оба россиянина понесут не только символическое, но и реальное наказание.

«Если бы они в клетке сидели, было бы лучше намного. Будем надеятся, что когда-то куда-то они выедут [и их задержат. 10 и 12 лет] это достаточно. Но если бы смертную казнь ввели, было бы еще лучше», сказал он.

Его мать вынесенный приговор никак не успокоил, и она настроена еще более жестко.

«Лучшее бы наказание для них было, если бы этих двух гандонов отдали мне. Вы не поверите, я за свою жизнь ни одной курицы не зарубила, хотя я сельский житель. Я не привыкла бить животных, а у меня животных полон дом. Но вы себе представить не можете, насколько извращенные у меня мысли о наказании. Вплоть до того, что горячими гвоздями выкалывала бы глаза и наматывала кишки на какую-то дрель, сказала она в ответ на просьбу «Ґрат» прокомментировать приговор. — Потому что как можно так издеваться над живыми людьми? Я понимаю, что вы присланы убивать на чужую территорию. Так убивайте. Но зачем эти пытки?!».

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов