Агенты ФСБ, секретные свидетели и задержания. Суд в России приговорил крымских татар из Бахчисарая по делу о принадлежности к исламской партии Хизб ут-Тахрир

Акция крымских татар возле Южного окружного военного суда в Ростове-на-Дону. Фото: «Крымская солидарность»
Акция крымских татар возле Южного окружного военного суда в Ростове-на-Дону. Фото: «Крымская солидарность»

Южный окружной военный суд в российском Ростове-на-Дону вынес приговор по делу «Третьей бахчисарайской группы Хизб-ут Тахрир». Историк Сейтумер Сейтумеров получил 17 лет колонии строгого режима. Инженер-автомеханик Осман Сейтумеров — 14 лет. Строителя Рустема Сейтмеметова и менеджера Амета Сулейманова суд приговорил к 13 и 12 годам строгого режима соответственно. Все четверо подсудимых проведут первые три с половиной года в тюрьме.

С 2014 года российские спецслужбы подвергли преследованию более 80 крымских мусульман. Все они, в том числе осужденные сегодня, признаны российским правозащитным центром «Мемориал» политзаключенными.

«Ґрати» рассказывают об очередном приговоре за принадлежность к исламской партии в Крыму.

 

Обвинение

Все четверо жителей Бахчисарайского района были задержаны в марте 2020 года. Сейтумеру Сейтумерову вменили организацию террористической организации часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ . Остальным — участие в ней часть 2 статьи 205.5 УК РФ . Их обвиняли в создании ячейки признанной в России террористической партии Хизб-ут Тахрир. По версии следствия, Сейтумер Сейтумеров вместе с неустановленным лицом организовали деятельность ячейки организации в Бахчисарае. Остальные трое подсудимых занимались пропагандой среди местного населения и вели скрытую антиконституционную деятельность.

Партия Хизб ут-Тахрир — исламская организация, ставящая целью построение исламского государства Халифата мирными средствами — собственным примером и проповедью. В 2003 году Верховный суд РФ признал партию террористической организацией. В Украине и большинстве европейских стран она действует без ограничений.

При обыске к крымчанам не допустили адвокатов. Позже в суде Рустем Сейтмеметов утверждал, что запрещенную литературу ему подбросили сотрудники ФСБ, пользуясь тем, что обыск проходил без юристов и с понятыми, которые приехали вместе с оперативниками. 

Рустем Сейтмеметов, Осман Сейтумеров, Сейтумер Сейтумеров (слева направо) в Южном окружном военном суде, 29 октября 2021 года. Фото: «Крымская солидарность»

Следствие считает, что Сейтумер Сейтумеров занимался разработкой планов, целей и задач ячейки Хизб ут-Тахрир, а также проводил конспиративные собрания членов организации, на которых они изучали партийную идеологию и материалы. В качестве доказательств обвинения в суде слушали аудиозаписи собраний с участием подсудимых в бахчисарайской мечети «Тахталы джами», записанные тайно. Кроме того, гособвинение использовало в суде показания засекреченных свидетелей и сотрудников ФСБ, и указывало на изъятые ходе обысков тексты издательства Хизб ут-Тахрир. 

Судя по материалам дела, деятельностью, которую следствие называет террористической — встречами и обсуждениями религиозных и политическим тем — подсудимые занимались в течение трех лет — с 2017 по 2020 год. Однако обе используемые обвинением записи прослушки «сухбетов» — так называемых конспиративных собраний членов ячейки — были сделаны в 2017 году. Подсудимые поставили их под сомнение, отмечая, что время этих собраний, указанное в материалах дела, совпадало со временем проведения ночного намаза в мечети, куда сходились прихожане.

Защита настаивала на политическом характере преследования и непричастности подзащитных к любой террористической деятельности. Адвокаты требовали признать большую часть доказательств недопустимыми, поскольку считали, что их собрали с нарушением законодательства — прослушки, найденные при обыске книги и другое.

 

Секретные свидетели

Засекреченный под псевдонимом «Османов» свидетель уверенно отвечал на вопросы обвинения, подтверждая показания, которые он дал следствию, но практически на все конкретные вопросы защиты о встречах с подсудимыми и расположении мечети ответа дать не смог — он попросту не знал этого или не помнил. В «Османове» сторона защиты узнала Салахуддина Назруллаева — жителя Бахчисарая, уже выступавшего в качестве засекреченного свидетеля по аналогичному делу «Второй бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир».

Родственники подсудимых молятся после приговора у здания суда. Фото: «Крымская солидарность»

Во втором секретном свидетеле — под псевдонимом «Керимов» — подсудимые опознали Константина Тумаревича, который регулярно выступает в этой роли в судах против крымских татар. 

«Он представлялся Константином, говорил, что наполовину латыш, наполовину цыган, где-то 190-195 см ростом, получил церковное образование, имеет проблемы с законом. Он лжет, отвечая на вопросы. Он находится в зависимости от ФСБ, многие жители Бахчисарая постоянно видели его в компании сотрудников правоохранительных органов», — заявил Сейтумер Сейтумеров в суде.

Скрытые свидетели ничем не смогли подтвердить свои показания, как и сотрудник ФСБ Николай Артыкбаев, который ссылался на их слова и засекреченные результаты оперативно-розыскных мероприятий в ходе своего допроса в суде. О том, как он вообще узнал о причастности бахчисарайских мусульман к Хизб ут-Тахрир и почему стал их прослушивать с помощью агентов, он ничего сказать не смог.

 

Экспертизы

Все подсудимые отрицали причастность к любой террористической и насильственной деятельности. Рустем Сейтмеметов заявил, что действительно состоял в партии Хизб-ут Тахрир до 2014 года, но еще до аннексии Крыма вышел из нее. Он уточнил, что и находясь в организации никогда не обучался никакой террористической деятельности и таковой не осуществлял, как и остальные члены партии. Он пояснил, что даже во время распространения в Крыму украинского законодательства, не запрещающего исламскую организацию, занятия Хизб-ут Тахрир не проходили в мечети «Тахталы Джами».

Акция крымских татар возле Южного окружного военного суда в Ростове-на-Дону. Фото: «Крымская солидарность»

Религиоведческие экспертизы следствия, авторы которых утверждали, что разговоры мусульман на прослушке свидетельствуют об их принадлежности к Хизб ут-Тахрир, опровергали в суде независимые эксперты Дмитрий Дубровский и киевский религиовед Даниил Радивилов. Согласно их заключению, выводы экспертов следствия нельзя считать обоснованными, к тому же они противоречат требованиям российского законодательства. Фонографическая экспертиза следствия и вовсе не смогла точно установить, принадлежат ли голоса на записи из мечети подсудимым.

Допрошенные в суде прихожане мечети сообщили, что никаких конспиративных собраний там не проводилось, а встречи с обсуждением вопросов религии, семьи, истории и политики проводились всегда открыто.

 

Подсудимые

Сейтумеровы — братья, Рустем Сейтмеметов — их дядя. Таким образом, приговор забрал сразу троих мужчин из семьи.

Амет Сулейманов все время судебного следствия находился под домашним арестом в отличие от остальных фигурантов, которые содержались в СИЗО, из-за состояния здоровья. Он нуждается в регулярном медицинском наблюдении и испытывает серьезные проблемы с сердцем даже на воле — врачи рекомендовали заменить ему сердечный клапан. Проблемы со здоровьем испытывает и другой осужденный — Осман Сейтумеров. У него пролапс митрального клапана, хронический гастрит и травмы головы, полученные в результате ДТП. Тем не менее, это не помешало суду отправить их в колонию строгого режима.

 

Задержания во время приговора

Во время оглашения приговора прибывшие из Крыма в Ростов-на-Дону мусульмане организовали у здания суда пикет с требованием прекратить репрессии в отношении крымскотатарского народа и освободить фигурантов дела. У здания суда собралось более ста крымских татар. Через некоторое время к ним подошли полицейские и стали проверять документы.

Примерно столько же собралось в Симферополе у Крымского гарнизонного суда, откуда по видеосвязи участвовали в заседании адвокаты. Суд находится на территории Таврического университета, и полиция организовала оцепление и пропускной режим — во двор перед судом пускали только студентов. Не пустили ни родственников, ни журналистов, которые хотели подать ходатайство о присутствии и съемке оглашения приговора. Некоторое время в суд не пускали даже адвокатку Лилю Гемеджи.

Акция крымских татар возле Южного окружного военного суда в Ростове-на-Дону. Фото: «Крымская солидарность»

К 10 утра пришедшие поддержать соотечественников в Симферополе развернули несколько плакатов: «Верните детям отцов», «Изучение религии не терроризм», «Корень зла — решение ВС РФ 2003 года» и другие. Многие надели поверх одежды футболки с надписями: «Хватит из нас лепить террористов». К ним сразу же подошли полицейские проверить документы со словами, что они совершают административное правонарушение.

В Ростове происходило то же самое, но никаких претензий правоохранители к собравшимся не выражали, только предупредили о необходимости масок.

К 10:40 в Симферополе к суду подъехал полицейский грузовик и правоохранители стали задерживать собравшихся крымских татар. Никакого объяснения при этом не было.

Всего задержали 33 человека, в том числе двух журналистов объединения «Крымская солидарность» и издания «Грани» — Энвера Алимова и Сейрана Максудова. Но их отпустили из отдела полиции, проверив редакционное задание. 

Журналисты Энвер Алимов и Сейран Максудов. Фото: «Крымская солидарность»

Остальных развезли в отделы полиции — 15 человек в Центральный райотдел Симферополя, остальных — в Киевский. В Киевском полицейские отобрали у задержанных телефоны, потребовали сдать образцы слюны и пройти освидетельствование на алкоголь, угрожая в случае отказа составить протокол о невыполнении требований сотрудника полиции статья 19.3 Кодекса об административных правонарушениях РФ .

В Киевский райотдел к задержанным долгое время не пускали адвоката Рустема Кямилева. Зато в Центральный пустили Лилю Гемеджи.

Задержанные крымские татары. Фото: «Крымская солидарность»

К вечеру всех отпустили. На большинство составили протокол о нарушении правил проведения пикета часть 5 статьи 20.2 КоАП РФ , несколько человек освободили без составления протокола. 

Среди задержанных оказался несовершеннолетний Кемран Сейтлюманов. Он шел мимо суда, когда увидел знакомого. Подошел поздороваться, и его тут же задержали. Полицейские отдали его приехавшей в отдел маме, но протокол составлять не стали.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов