Неуловимый. Как Национальному антикоррупционному бюро так и не удалось арестовать заместителя главы Офиса президента Олега Татарова

Заместитель главы Офиса президента Олег Татаров под Высшим антикоррупционным судом, 24 декабря 2020 года. Фото: Ґрати
Заместитель главы Офиса президента Олег Татаров под Высшим антикоррупционным судом, 24 декабря 2020 года. Фото: Ґрати

Эпопея с одним из самых громких коррупционных дел уходящего года — о взяточничестве за оценку квартир Национальной гвардии», очевидно, продолжится уже в следующем. 30 декабря Высший антикоррупционный суд вернул по просьбе прокуратуры ходатайства об аресте двух основных подозреваемых — заместителя главы Офиса президента Олега Татарова и замдиректора Государственного научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра МВД Константина Дубоноса. Третий фигурант дела — бывший глава строительной компании «Укрбуд» Максим Микитась. 31 декабря поздно ночью его арестовали по другому уголовному производству.

То, что среди подозреваемых оказался представитель нынешней власти привело к борьбе силовых структур вокруг расследования и противодействию антикоррупционным органам. Только за последний месяц  в деле сменилось две группы прокуроров, а оно само ушло в Службу безопасности.

«Ґрати» рассказывают, в чем суть подозрений и как с этим делом связано похищение человека.

 

Дело в деле

Акция протеста под Высшим антикоррупционным судом с требованием арестовать заместителя главы Офиса президента Олега Татарова, 28 декабря 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

В феврале 2017 года детективы Национального антикоррупционного бюро начали расследовать махинации с квартирами для Национальной гвардии, которые происходили еще в 2006-м. Тогда Главное управление внутренних войск МВД, в дальнейшем реорганизованное в ГУ Нацгвардии, и компания-застройщик ООО «Финансово-строительная компания «Пагода» подписали договор, согласно которому на территории бывшей военной части по улице Щорса в Печерском районе Киева должен быть построен жилой комплекс со встроенными паркингами и нежилыми помещениями. В обмен на этот земельный участок площадью около 1 га, принадлежащий Нацгвардии, ведомство должно было получить 50 квартир и 30 паркомест будущего комплекса. 

В начале 2013-го из-за финансовых проблем «Пагода» обратилась в «Укрбуд» и лично к ее руководителю — Максиму Микитасю с просьбой достроить объект.

Представители нового застройщика и Нацгвардии заключили дополнительные соглашения с новыми условиями: Нацгвардия вместо полусотни квартир в центре города согласилась на 65 квартир в доме, который та же компания строила на окраине Киева — по улице Бориспольской возле станции метро «Красный хутор». Стоимость этих квартир, как установила позже экспертиза, на 81,6 млн гривен меньше тех, которые должна была получить Нацгвардия в начале стройки.

Из восьми будущих подозреваемых организатором этой схемы, по версии следствия, был народный депутат восьмого созыва, ныне экс-глава госкорпорации «Укрбуд» Максим Микитась. В январе 2020-го его задержали в аэропорту Киева при попытке вылететь в Лондон, и до начала декабря с небольшими паузами он находился в СИЗО.

Дело расследовала сначала Национальная полиция, которая попыталась выяснить, действительно ли обмен квартир привел к потере денег Нацгвардии или он был равноценный. Во время обысков у фигурантов следствие нашло доказательства второго преступления — подделки строительной экспертизы. 

В августе 2017 года Нацполиция направила запрос в Государственный научно-исследовательский экспертно-криминалистический центр МВД для проведения судебной экспертизы рыночной стоимости квартир. Экспертка Инна Тальянчук в результате написала, что разница между ценой на квартиры на Печерске и возле «Красного хутора» составляет 7 млн гривен, а не 81, как позже установила экспертиза НАБУ. По версии следствия, сделала она это под давлением руководства. 

 

Переписка с Олегом Татаровым

Заместитель главы Офиса президента Олег Татаров под Высшим антикоррупционным судом, 24 декабря 2020 года. Фото: Ґрати

Во время обысков у фигурантов дела, в частности у Микитася, детективы НАБУ изъяли телефоны, где нашли переписку и скриншоты переписки с нынешним заместителем главы Офиса президента Олегом Татаровым. Тогда он работал юристом «Укрбуда». По версии следствия, именно Татаров договорился о «правильной» экспертизе за взятку в виде парковки стоимостью 250 тыс гривен. 

Позже НАБУ опубликовало переписку между Микитасем, Татаровым, заместителем гендиректора компании «Укрбуд» Сергеем Якусевичем и бывшей директоркой департамента продаж «Укрбуда» Оксаной Голобородько, датированную 2017 годом. В одном из диалогов Якусевич переслал Голобородько сообщение от Татарова — в нем была копия паспорта Константина Дубоноса — замдиректора Государственного научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра МВД.

«Просьба на человека оформить со 100% скидкой», — написал при этом, по версии следствия, Татаров сотруднице «Укрбуд» Голобородько.

Она переспросила об этом Микитася, он — подтвердил. Вскоре после этой переписки паркоместо было зарегистрировано на Дубоноса. Причем это оказалась соседняя парковка, возле той, которую Дубонос арендовал и ранее. Просто его паркоместо №15 оказалась занято, —  пояснил прокурор Сергей Лесько.

Дубонос отрицает получение взятки. По его словам, он купил парковку, лично оплатив 75 тыс гривен и оформив документы у нотариуса. 

«Я арендовал паркоместо раньше у компании, которая осуществляла управление домом (ООО «Строительные сети» — Ґ ), но мне сообщили, что дом будут переоформлять на ОСББ Объединение совладельцев многоквартирного дома , и предложили купить паркоместо», — пояснил Дубонос. 

Он утверждает, что не вмешивался в проведение экспертизы, не подписывал окончательный вывод, а только сопроводительные документы.

Адвокат Дубоноса Владимир Лисенко отметил, что в переписке нет фамилии его подзащитного, а фото паспорта, по его мнению, ничего не подтверждают.

Свое знакомство с Татаровым Дубонос подтвердил.

«Да, я знаком с ним с 2006 года. По работе… Он тогда работал в Национальной академии внутренних дел, позже — в МВД… Выполняли совместное поручение руководства МВД», — сказал он в судебном заседании и добавил, что, в отличие от Татарова, с Микитасем никогда не общался. 

1 декабря Национальное антикоррупционное бюро вручило подозрение Максиму Микитасю в предоставлении взятки часть 3 статьи 369 Уголовного кодекса Дубоносу за выдачу недостоверного экспертного заключения по оценке квартир для Нацгвардии. 

На тот момент он находился в СИЗО, но после начала сотрудничества со следствием 2 декабря вышел под ночной домашний арест. НАБУ сообщило, что Микитась дал важные свидетельства, как по этому делу, так и вообще о деятельности некоторых бывших и нынешних должностных лиц, в том числе Татарова.

«Пока я был в силе (имеется в виду — руководил компанией — Ґ ), мы, как мне казалось, дружили. С Татаровым мы в 2019-м вместе на Новый год летали на отдых в Мексику семьями, но он все это предал… Когда МВД начало расследование, Татаров взялся за сопровождение дела…

За свои же грехи я готов отвечать перед судом, я с себя своей части ответственности не снимаю. Но я не понимаю, почему один из ключевых руководителей «Укрбуда» по юридическим вопросам Олег Татаров, который обогатился на уничтожении меня и моей компании, получил себе неприкосновенность? Мы с Татаровым все делали вместе, но если Татаров уселся в Офисе Президента, так почему я должен сидеть в тюрьме?» — сказал Микитась в интервью изданию Цензор.нет вскоре после выхода из СИЗО.

Константина Дубоноса подозревают в получении взятки часть 3 статьи 368 УК в виде паркоместа. 2 декабря Высший антикоррупционный суд арестовал его с альтернативой залога в 1 млн гривен. На следующий день за подозреваемого внесли деньги, и он вышел из СИЗО. Но апелляционная палата ВАКС отменила это решение и отправила ходатайство на новое рассмотрение, в связи с заменой группы прокуроров. Поэтому 23 декабря Специализированная антикоррупционная прокуратура снова попросила суд арестовать Дубоноса с альтернативой залога теперь уже в 5 млн гривен.

 

Битва за дело

Акция протеста под Высшим антикоррупционным судом с требованием арестовать заместителя главы Офиса президента Олега Татарова, 28 декабря 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Присутствие среди фигурантов дела замглавы Офиса президента Олега Татарова, курирующего работу с правоохранительными органами, вызвало общественный резонанс, в том числе акцию протеста, и, без преувеличения, борьбу за расследование дела между силовыми структурами. 1 декабря генпрокурорка Ирина Венедиктова внезапно сменила группу прокуроров, и прежние не смогли оперативно вручить подозрение Татарову. 

В Офисе генпрокурора пояснили действия руководительницы тем, что «дело стало резонансным», поэтому она посчитала нужным «обеспечить быстрое, полное, объективное, всестороннее и эффективное расследование всех обстоятельств уголовного производства». Чем новые прокуроры лучше прежних, в прокуратуре не пояснили.

Подозрение в даче взятки часть 3 статьи 369 Уголовного кодекса Дубоносу Татаров все же получил — 18 декабря. Он даже пришел в антикоррупционное бюро лично. 

«Моя позиция неизменна. Я готов к любому открытому и публичному судебному процессу с участием журналистов, потому что уже три недели требую от НАБУ представить обществу хоть одно доказательство моей любой противоправной деятельности. Напоминаю, что за неудачной попыткой мести в отношении меня стоит скандальный директор НАБУ Сытник, который находится в реестре коррупционеров и официально признан судом виновным в коррупции», — отреагировал Татаров в своем телеграм-канале. Детали подозрения он не комментировал.

Накануне избрания ему меры пресечения, а НАБУ просило арестовать его с возможностью выйти под залог в 10 млн гривен, заместитель генпрокурора Анатолий Симоненко передал дело для расследования в Службу безопасности Украины и, соответственно, снова сменил группу прокуроров. 

Официальной причиной такого решения было постановление судьи Печерского райсуда Киева Сергея Вовка от 14 декабря, которым он обязал Офис генпрокурора передать дело другому правоохранительному органу. Хотя любые процессуальные решения по делам, которые расследует НАБУ, может принимать только Антикоррупционный суд. 

После этого заседания по мере пресечения Татарову переносились дважды из-за смены прокуроров и их неявки. 30 декабря в суд все-таки пришел один из новых процессуальных руководителей — прокурор Офиса генпрокурора Андрей Грицан и отозвал ходатайство об аресте. Он сослался на то, что новые прокуроры не успели ознакомиться с материалами, и не могут быть уверенными в том, что подозрение Татарова обоснованно и вручено законным способом. 

Грицан при этом отметил, что возможно подозрения Дубоносу и Татарову будут переквалифицированы, поскольку в материалах дела, с которым он ознакомился, нет подтверждения, что Дубонос влиял на экспертизу, а Татаров передавал ему взятку. 

ВАКС вернул прокурору ходатайство об аресте Татарова и сопроводительные материалы. Позже — такое же решение суд принял по ходатайству об аресте Дубоноса.

Передано ли было в итоге дело в СБУ — «Ґратам» не удалось узнать. В пресс-службе НАБУ такую информацию комментировать отказались, но назвали действия Офиса генпрокурора беспрецедентным вмешательством в расследования бюро.

 

Похищение человека, спецоперация и Максим Микитась

Народный депутат восьмого созыва, экс-глава госкорпорации «Укрбуд» Максим Микитась. Фото: Радіо Свобода, СХЕМИ

Между судебными заседаниями по делу о квартирах Нацгвардии, 29 декабря в дом одного из его фигурантов — Максима Микитася — с обыском пришла полиция. Спустя несколько часов пресс-служба сообщила, что ему вручили подозрение по факту заказа похищения юриста Олега Мирошниченко, а также вымогательства у него около 800 тысяч долларов.

По данным полиции, Мирошниченко какое-то время представлял интересы Микитася и якобы после того, как тот вышел из СИЗО, потребовал от него деньги. Одолжил ли он их юристу и другие детали, — правоохранители не сообщали. Но отмечали, что бывший глава «Укрбуда» нанял четырех исполнителей и двоих организаторов преступления, среди которых криминальный авторитет, осужденный за убийство, который пребывает в СИЗО Киева, — Нажмудин Газиев. С ним Микитась якобы познакомился во время содержании под стражей.

По версии следствия, Газиев организовал группу исполнителей: Сергея Чернова, Юрия Опанасенко, Али Газиева (брат организатора) и Алви Вутсаева. Полиция задержала их через несколько часов после похищения в Дарницком районе Киева, они — под арестом. 

Защита Микитася отмечает, что Олег Мирошниченко был дважды судим в общем на 14 лет, поэтому возникают сомнения в достоверности его показаний. 

Среди доказательств полиции есть переписка якобы Микитася с одним из подозреваемых — Сергеем Черновым, в которой говорится о похищении человека. Защита Микитася считает, что тот переписывался сам с собой с двух телефонов, о чем свидетельствуют скриншоты с изъятой во время задержания техники.

Адвокат Артур Габриелян заявил в судебном заседании по избранию меры пресечения Микитасю, что Чернов — агент правоохранителей и сфальсифицировал переписку. Он зачитал протокол показаний Чернова, в которых тот рассказывает, что как-то ему позвонила знакомая Юлия Михайлова, которая пожаловалась на то, что Олег Мирошниченко требует от нее отдать пеню от долга на сумму $1700. Чернов попросил ее сфотографировать Мирошниченко и скинуть ему фото, которое переслал Газиеву, с которым был ранее знаком. Чернов утверждает, что боялся Газиева, платил ему «дань» и хотел «выйти из этой кабалы».

Михайлова, в свою очередь, рассказала, что Мирошниченко взял большую сумму денег в долг от Микитася. Об этом Чернов сообщил Газиеву и тот позвонил Микитасю, который якобы подтвердил наличие долга. Чернов, по его словам, решил, что участие в преступлении решит проблему и Михайловой, и Микитася, и его, — чтобы прекратить связь с Газиевым.

Чернов в показаниях подтвердил, что во время нападения на Мирошниченко Газиев соединил их с Микитасем. Тот якобы спросил, признает ли Мирошниченко долг и когда будет отдавать. Последний пообещал вернуть деньги и сказал, что в качестве части долга готов отдать машину. На что Микитась ответил: «Все, машину забирайте».

Адвокат Габриелян считает, что даже если действительно разговор с его подзащитным был, то он не подтверждает заказ на похищение и вымогательство денег.

Сам Микитась коротко сказал в суде, что «не причастный к преступлению, а дело — сфальсифицировано». Ранее он называл очередное подозрение ему провокацией, связанной с его показаниями против заместителя главы Офиса президента Олега Татарова по делу о взяточничестве за оценку квартир Нацгвардии.

НАБУ называет Микитася обличителем и беспокоится, чтобы таким образом полиция  может заблокировать расследование дела о квартирах Нацгвардии. А полиция в ответ призвала не манипулировать информацией и не вмешиваться в ее деятельность. 

В одиннадцатом часу вечера 31 декабря Шевченковский райсуд Киева арестовал Микитася без права залога. При этом, судья Наталья Аббасова не исследовала все материалы дела и даже не выслушала итоговые возражения сторон.


Перспективы всех этих уголовных дел пока неопределенные — расследование каждого из них продолжается, детали не разглашаются. Но, судя по действиям прокуратуры, НАБУ и полиции, а также их публичным заявлениям,  можно предположить, что вокруг дела с фигурантом из Офиса президента фактически началась борьба правоохранительных ведомств, влияние на которые, в том числе формальное — по служебным обязанностям, имеют и сам Олег Татаров, и другие причастные. В таких условиях, коррупционное дело приобретает отчетливые политические черты, и, видимо, это еще один тренд прошедшего года. 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов