«Не судите строго — я уже изменился». Суд закрыл дело участника «Нацкорпуса», напавшего на несовершеннолетнего после марша равенства в Харькове

Нападение после Марша равенства в Харькове, 2019 год. Фото: Vgorode, Андрей Кравченко
Нападение после Марша равенства в Харькове, 2019 год. Фото: Vgorode, Андрей Кравченко

По окончанию первого в Харькове правозащитного марша KharkivPride в сентябре 2019 года праворадикалы напали на несовершеннолетнего парня, который вместе с подругой гулял в парке неподалеку. Подростков приняли за участников марша — девушка была одета в футболку с изображением обложки альбома Pink Floyd с радугой, а у парня были крашенные волосы. Праворадикалы окружили его и начали избивать, пока не вступился фотограф Reuters, снимавший марш.

Ни одна из праворадикальных организаций, пикетировавших KharkivPride, не взяла на себя ответственность за нападение на подростков. А следствие установило только одного из нападавших — 20-летнего участника партии «Национальный корпус» Виктора Масальского, ему предъявили обвинение в массовом хулиганстве часть 2 статьи 296 УК . Однако за два года Дзержинский районный суд Харькова так и не перешел к слушаниям по существу — из-за частой неявки участников процесса. А во время очередного заседания 10 декабря обвиняемый попросил суд закрыть его дело.

«Моя жизнь полностью изменилась, — уверял Масальский. — С позиции опыта, который я получил во время прохождения службы в Вооруженных силах, я негативно отношусь к совершенному мною деянию».

Как он убеждал суд закрыть его дело с помощью медалей и фото с президентом Владимиром Зеленским, а прокурорка просила потерпевшего не обижаться на обвиняемого — в репортаже «Ґрат».

 

«Закончил учебу, добровольно пошел служить» 

«Я изменил свою жизнь: закончил учебу, получил диплом бакалавра, добровольно пошел служить по контракту в ряды Вооруженных сил Украины. За время прохождения службы зарекомендовал себя с положительной стороны. По характеру коммуникабельный, уравновешенный и сдержанный», — судья Денис Цвирюк читал ходатайство Виктора Масальского, поданное накануне заседания.

Он просит закрыть его дело на основании 48-й статьи Уголовного кодекса — она применяется, когда обвиняемый или преступление перестали быть общественно опасными. Масальский воевал на Донбассе, за что президент Владимир Зеленский наградил его наручными часами. К своему ходатайству он приложил фото с президентом и две медали — за боевые заслуги и участие в параде ко Дню независимости Украины.

Масальский — коренастый рыжеволосый парень — пришел в суд в военной форме. Пока судья читал его ходатайство, смотрел в пол. 

«Прошу учесть, что я уже давно я не общаюсь с лицами (представителями праворадикальной партии «Национальный корпус» — Ґ ), которые вместе со мной присутствовали во время марша равенства», — продолжал читать судья. 

Фотограф Глеб Гаранич остановил нападение на прохожего после Марша равенства в Харькове, 2019 год. Фото: Bird in Flight, Андрей Кравченко

Масальский также написал, что он «принимал меры для примирения» с потерпевшим Д. и его матерью Ю. («Ґрати» не называют имени потерпевшего, поскольку он несовершеннолетний, и матери, чтобы его было невозможно идентифицировать), предлагал им деньги, чтобы компенсировать моральный ущерб. 

«К сожалению, потерпевшие мне на встречу не пошли, — зачитывал судья. На этих словах Ю., которая представляет своего несовершеннолетнего сына в суде, удивленно посмотрела на Масальского. — Я хочу примириться и мне жаль, что я принимал участие в событиях на площади Свободы (там проходил марш равенства, который пикетировали праворадикалы — Ґ ). Моя жизнь полностью изменилась. С позиции опыта, который я получил во время прохождения службы в Вооруженных силах, я негативно отношусь к совершенному мною деянию».

Больше Масальский ничего не добавил, а только подтвердил написанное в ходатайстве.

 

«Моральная сатисфакция для потерпевшего» 

Прокурорка Анна Мороз, которая последние два года представляла обвинение в суде, неожиданно поддержала Масальского.

«Я с ним общаюсь уже на протяжении третьего года — он изменил свою жизнь, — подтвердила слова обвиняемого прокурорка. — На настоящее время он состоит в рядах Вооруженных сил Украины, принимает участие в проведении операции по защите территориальной целостности на территории Донецкой области. Я знаю, что он получил контузию, хоть он об этом и не указывает…».

«В то же время я знаю, что потерпевшим очень важно получить определенную моральную сатисфакцию, а именно — услышать от Масальского извинения», — добавила прокурорка после паузы.

Масальский на это не отреагировал. Судья Денис Цвирюк повторил ему предложение прокурорки, и парень быстро поднялся с места.

«Уважаемые потерпевшие, — обратился Масальский к Д. и его матери. Он говорил тихо и не смотрел им в глаза. — Хотел извиниться. Попал по своей юности в неприятную организацию, попал под их влияние. Не судите строго — я уже изменился. Мне уже не интересны те события. Честно… Больше нечего сказать».

Потерпевший Д. и его мать Ю. не возражали против закрытия дела. Позже они объяснили «Ґратам», что устали от суда, длившегося два года. Гражданский иск на компенсацию ущерба они не заявляли. 

Ю. не стала комментировать ходатайство Масальского, но отметила, что слова о попытке связаться с ней и ее сыном — неправда.

«Такого не было, извинений мы не слышали», — сказала женщина.

Масальский не стал с ней спорить. А судья не уточнил, как было на самом деле.

 

«Все начали бежать — ну и я побежал» 

Было очевидно, что суд закроет дело Виктора Масальского. Но судья Денис Цвирюк решил допросить обвиняемого, чтобы «установить обстоятельства».

— Какие обстоятельства? — не понял Масальский.

— Которые инкриминируются вам, — судья отвечал ему медленно и терпеливо, будто обращался к ребенку.

Масальский явно не хотел рассказывать о нападении на подростков после марша равенства — махал рукой в сторону папки с материалами дела, где «уже все написано». Но судья настоял.

Двое пострадавших полицейских и трое задержанных националистов. В Харькове прошел марш равенства

Обвиняемый осилил несколько фраз: «Харьков. Парк Шевченко. Толпа людей. Негативные высказывания».

— Что вы делали конкретно? — пытался выяснить судья.

— Ну, как сказать… — замялся Масальский. — Была толпа, крики. Все начали бежать — ну и я побежал. 

— За кем?

— За потерпевшим.

— И…

— Пытался дать подсрачник.

— И дали?

— Ну, да.

На вопрос судьи об отношении к совершенному Масальский ответил, что сожалеет. Когда зашла речь о признании вины, парень задумался. Прокурорка пыталась подсказать ему правильный ответ — активно кивала, заглядывая в глаза. Он колебался, но все же признал вину. 

— Так вина в чем — в том, что бежали по парку? — иронизировала мать потерпевшего Ю. Она так и не услышала, чтобы Масальский признал вину в избиении ее сына.

— Ну получается, что да, — не понял иронии Масальский.

На видео, которое приобщено к материалам дела, видно, как толпа парней — большинство из них в балаклавах — бежит за подростком, и, догнав и повалив на землю, бьет его ногами. На записи можно узнать только Масальского — он действительно бежал за потерпевшим и несколько раз замахнулся ногой в его сторону. Но сам удар не видно.

— То есть вам инкриминируется то, что вы бежали по парку Шевченко? — с насмешкой повторила вопрос Ю. 

— Получается, что так, — вполне серьезно ответил парень.

— Получается, что не так, — возразила женщина.

 

«Главное, чтобы в голове что-то поменялось» 

Чтобы прекратить спор, судья Денис Цвирюк решил зачитать часть обвинительного акта. В документе говорилось, что Виктор Масальский, «находясь среди лиц, негативно настроенных» против марша равенства, увидел двух подростков — Д. и его подругу, «которые были одеты в одежду ярких цветов». 

«Масальский, имея надуманный повод и используя указанные обстоятельства для разжигания конфликта, идентифицировал их как участников марша равенства», — читал судья.

Вместе с другими праворадикалами Масальский начал выкрикивать оскорбления в адрес подростков. Затем они побежали за Д. и стали бить его ногами — в результате парень получил ссадины. 

Все было именно так — подтвердил в суде обвиняемый. А судья, быстро просмотрев материалы дела, ушел в совещательную комнату.

Фотограф Глеб Гаранич уводит пострадавшего после нападения на Марше равенства в Харькове, 2019 год. Фото: Bird in Flight, Андрей Кравченко

Спустя полчаса он вернулся с решением — удовлетворить ходатайство Масальского и закрыть его дело. Судья огласил только резолютивную часть решения. Чем руководствовался судья — будет опубликовано в судебном реестре на следующей неделе.

— Вы, пожалуйста, не обижайтесь на него, — выходя из зала, обратилась к потерпевшему и его матери прокурорка. — Он хороший парень, больше не будет. Просто ему не повезло с адвокатом, он какую-то агрессивную позицию выбрал, вы ж сами видели.

Прокурорка имела в виду Анатолия Тарасенко, который раньше защищал Масальского и, судя по всему, не рекомендовал ему признавать вину. Тарасенко защищал еще троих праворадикалов, подравшихся с полицейскими после марша равенства в 2019 году. Двое из них позже признали вину и получили условные приговоры.

— Ну адвоката можно поменять, — парировала мать потерпевшего. — Главное, чтоб в голове что-то поменялось.

— Попал под влияние агрессивно настроенных людей, — пожала плечами прокурорка. 

Изменилось ли что-то в голове Масальского — не понятно. В разговоре с корреспонденткой «Ґрат» после суда он сказал, что судимость могла помешать ему устроиться на работу в полицию. О том, что написал в ходатайстве, Масальский говорил как о чем-то несерьезном.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов