Национальный природный корпус. Как экологи, бизнесмены и националисты воюют за лес на юге Одесской области

Урочище «Лебедевка». Фото: Алексей Арунян, Ґрати
Урочище «Лебедевка». Фото: Алексей Арунян, Ґрати

На побережье Одесской области разгорелся конфликт вокруг леса, расположенного на территории национального природного парка «Тузловские лиманы». Последние 12 лет местные предприниматели устраивают там платный кемпинг для туристов. Руководство природного парка не давало разрешения на лагерь и заявляет, что бизнесмены самовольно захватили участок. Полиция не вмешивается в конфликт, и экологи попытались выжить кемпинг при помощи праворадикалов из «Национального корпуса». «Ґрати» рассказывают, что из этого получилось.

 

Две машины едут по грунтовой дороге через лес и останавливаются у закрытого шлагбаума. Справа от заграждения — стенд с надписью «Палаточный городок группового детского оздоровления».

Из машин выходят женщина и бородач в широкополых панамах — директриса национального природного парка «Тузловские лиманы» Ирина Выхрыстюк и ее коллега, начальник научно-исследовательского отдела парка Иван Русев. Лес находится на территории их парка.

Рядом с ними — трое активистов праворадикальной партии «Национальный корпус»: крепкие парни в облегающих футболках и с сумками-бананками. Руководители парка приехали в лес, чтобы передать им участок под организацию «детского патриотического лагеря».

Навстречу выскакивают несколько мужчин, раздетых по пояс, и двое крупных брюнеток. Они становятся вдоль шлагбаума и отказываются пропускать машины. Это семья Саченко — организаторы палаточного городка.

Директриса парка Выхрыстюк звонит в полицию и жалуется в трубку, что ее не пускают на собственное рабочее место. Во время разговора она заходит за шлагбаум. Ей преграждает путь хозяйка кемпинга Светлана Саченко.

«Выйди отсюда за территорию! — кричит она и выталкивает директрису. — Я тебя сейчас ударю! Я тебя уже не буду бояться!».

Начинается толкотня, которая быстро перерастает в большую драку.

 

«Платите налоги, и мы двумя руками за»

Карта территории парка Тузловские лиманы. Фото: Виталий Атанасов, Ґрати

Эти события происходили 29 июня 2020 года в урочище «Лебедевка», расположенном рядом с одноименным курортным поселком в Татарбунарском районе Одесской области. Отсюда на запад тянется песчаная коса, которая отделяет Черное море от лиманов — мелководных заливов. Местные водно-болотные угодья уникальны тем, что тут обитают более 200 видов птиц, в том числе пеликаны и розовые фламинго.

Для защиты окружающей среды в 2010 году президент Виктор Ющенко подписал указ о создании здесь национального природного парка «Тузловские лиманы». Помимо самих лиманов в его состав вошла коса, озера, прибрежная часть моря и уже упомянутый лес.

По законодательству Украины, национальный природный парк — это природоохранная территория, где ограничена хозяйственная деятельность, но могут свободно находиться туристы. Научные обоснования для создания «Тузловских лиманов» еще с середины 90-х готовил Иван Русев — ученый, эколог и участник недавней драки в лебедевском лесу. С 2015 по 2017 год он руководил парком, сейчас возглавляет здесь научный отдел.

«Ґрати» встретились с Русевым через несколько дней после драки на отдаленной базе парка «Тузловская амазония». Тут есть офис — аккуратный деревянный дом на берегу озера Малый Сасык, пара ветхих беседок и бунгало для наблюдения за птицами.

Русев ходит по базе прихрамывая, с синяком под глазом. После событий в лесу врачи диагностировали ему сотрясение мозга, перелом ребра и костей носа. По словам Русева, эти травмы он получил от хозяина кемпинга Сергея Саченко. «Тузловские лиманы» конфликтуют с ним с 2016 года.

Иван Русев. Фото: Виталий Атанасов, Ґрати

Тогда Русев только возглавил парк. После назначения он первым делом объехал всю территорию, в том числе урочище «Лебедевка». Там эколог увидел, что Сергей Саченко вместе с женой Светланой и детьми обустроили территорию для кемпинга и берут с туристов деньги за стоянку.

«Увидел, что люди занимаются рекреацией, приглашают других людей. Я говорю: а есть у вас документы, договор с парком? А они мне: «У нас есть договор с лесничеством. А какой парк? Нам парк не нужен!» — вспоминает Русев.

До того, как был создан парк, лебедевский лес находился на территории госпредприятия «Саратское лесное хозяйство». В 2010 году урочище перешло в состав «Тузловских лиманов» без изъятия у лесничества. С тех пор у леса два хозяина. Урочище находится на территории парка, но его землепользователем является также и лесхоз.

Семья Саченко арендовала 28,8 гектара у лесничества под кемпинг в 2008 году — до появления парка. Во время первой встречи с предпринимателями Русев предложил заключить договор также с «Тузловскими лиманами», делиться частью выручки с каждой палатки и пустить на территорию экологического инспектора.

«Заключайте договор, платите налоги, и мы двумя руками за! — пересказывает свои условия Русев. — Научный отдел вел бы мониторинг. Например, если рекреационная нагрузка повышается, исчезают растения или птицы пугаются, то мы говорим: меньше принимайте людей, рассредоточьте их по другим местам.

Саченко заключать договор отказался. Тогда парк потребовал от них покинуть территорию, но предприниматели не подчинились.

 

Четыре года противостояний

Побережье парка «Тузловские лиманы». Фото: Алексей Арунян, Ґрати

«Тузловские лиманы» подали на Саченко заявления в полицию и прокуратуру с просьбой открыть уголовное дело о самовольном занятии земельного участка, но получили отказ.

«Татарбунарская полиция полностью самоустранилась, она коррумпированная! С ними невозможно довести до конца ни одного расследования. Они все просто саботируют. Понятно, что они не одни, есть следственный прокурор, и это тоже темный лес», — злится Русев.

Парк также пожаловался в «Саратский лесхоз» и попросил разорвать договор с Саченко. По контракту 2008 года, организаторы кемпинга платили лесничеству 2880 гривен в месяц, но в 2013 году стороны убрали эту строку из договора. С тех пор Саченко берут с туристов деньги за стоянку, но сами ничего не платят ни парку, ни лесхозу.

Не смотря на просьбы «Тузловских лиманов», лесхоз каждый год продлевал договор. Только в мае 2019 года лесничество все же отправило Саченко письмо о расторжении контракта, но те все равно из леса не ушли.

«Мы им направляли несколько писем (с требованием — Ґ ) освободить территорию, — сказал «Ґратам» директор «Саратского лесхоза» Леонтий Юреско. — Сейчас мы направили письма в прокуратуру и полицию, сами мы не будем с ними драться».

В 2019 году на сторону парка в конфликте с Саченко стало еще ведомство — Госгеокадастр. Это главный государственный орган, который ведает вопросами картографии и земельных отношений. В марте 2019 года инспектор Госгеокадастра направил Сергею Саченко предписание, в котором указал, что арендованный им участок леса находится на территории парка, и обязал заключил договор с «Тузловскими лиманами».

Саченко не стал выполнять предписание и подал иск о признании его незаконным. 5 марта 2020 года Одесский административный суд отклонил требования предпринимателя. Летом семья Саченко все равно снова разбила в лесу кемпинг без разрешения «Тузловских лиманов».

Полиция так и не открыла дело о самозахвате, и тогда парк привлек к борьбе с хозяевами кемпинга активистов праворадикальной партии «Национальный корпус». Экологи давно с ними знакомы и пару раз устраивали совместные рейды против браконьеров.

Кемпинг в урочище «Лебедевка». Фото: Алексей Арунян, Ґрати

«Тузловские лиманы» и лесхоз заключили договор аренды одного гектара леса с организацией «Одесский контроль», которой руководят активисты «Нацкорпуса». По контракту, праворадикалы получают для проведения детского лагеря участок леса, на котором находится кемпинг Саченко.

29 июля руководители парка приехали в лес передать участок «Нацкорпусу», но это закончилось дракой. Русев утверждает, что ее начал Сергей Саченко.

«Он подошел ко мне с криком — «Я вас прикончу, уходите отсюда», и ударил меня в пах. Я нагнулся, а он коленом ударил меня в переносицу, у меня кровь пошла, и звездочки полетели. Я, естественно, замахнулся в его сторону, не знаю, кого я там ударил, но после этого началась жестокая схватка», — вспоминает Русев.

Во время драки пострадала и директриса парка Ирина Выхрыстюк. По словам Русева, ее сильно избила Светлана Саченко. Драка продолжалась, пока не прибыла полиция. После этого сотрудники парка вместе с «Нацкорпусом» сели в машины и разъехались.

На следующий день они отправились в Одессу пикетировать прокуратуру области, чтобы заставить ее действовать. После резонанса в СМИ правоохранители все же открыли в отношении Саченко уголовное производство по статье «самоуправство».

 

«Плотнячком давят, но мы сопротивляемся»

Светлана Саченко. Фото: Алексей Арунян,Ґрати

Урочище «Лебедевка» тянется вдоль побережья 4 километра. От моря лес отделяет крутой песчаный обрыв. В разгар сезона здесь все под завязку забито «дикарями». В большей части леса можно ставить палатки бесплатно. Кемпинг Саченко берет с человека 85 гривен за сутки.

В лагере есть летний душ, туалеты, техническая вода, мусорные баки, можно подзарядить телефоны. Хозяева лагеря живут в небольших домиках, сколоченных из фанеры. «Ґрати» встретили в лагере только женскую половину семьи Саченко: Светлану и ее дочь. Ее муж Сергей после драки с Русевым лег в больницу с сотрясением мозга.

Хозяйки кемпинга заверяют, что их бизнес легальный, а претензии парка — необоснованные.

«Нас давят уже третий год, плотнячком давят, но мы сопротивляемся. Нас по законодательству выжить не смогли, и давят, чтобы мы ушли», — жалуется Светлана Саченко.

Она достает толстую папку с документами и показывает договор с лесхозом 2008 года. Там указано, что аренда автоматически продлевается на год, если одна из сторон письменно не сообщит о расторжении за 30 дней до окончания срока.

«Они прислали нам это за один день до окончания договора… Поэтому мы считаем, что наш договор не закончен, он действует. Наш адвокат написал письмо в лесхоз: если вы не согласны — подавайте в суд. Если суд нам скажет уйти отсюда, мы, как законопослушные граждане, уйдем», — говорит Светлана Саченко.

С парком, по ее мнению, они вообще не должны заключать договор, поскольку это не территория «Тузловских лиманов». По версии Саченко, за 10 лет существования парка Министерство природы окончательно не утвердило его границы, поэтому экологи не могут предъявлять права на участок леса, где находится кемпинг. На этих аргументах адвокат Саченко строил позицию, когда оспаривал предписание Госгеокадастра. Судья отклонил иск, но решение еще не вступило в силу, у хозяев кемпинга есть время на подачу апелляции.

То, как Саченко описывают случившуюся на днях драку, тоже отличается от версии парка. По их словам, все началось с того, что Русев и Выхрыстюк закрыли машинами проезд и не давали выехать туристам. И тогда, по версии Саченко, одна из возмущенных отдыхающих накинулась на Выхрыстюк. Светлана отрицает также и то, что ее муж первым ударил Русева.

— Они вот тут стояли, говорили на повышенных тонах, и тут Русев говорит: я тебе, Сережа, сейчас втащу. В этот момент он цепляется за Сережу, бьет его, и они падают в кусты. Подлетают ребята из «Нацкорпуса» брызгают баллончикам в глаза Ксюше, — рассказывает Светлана.

— Я аллергик, мог быть приступ, и все — остановка дыхания, — добавляет Ксения. — Хорошо, отдыхающие оказали первую помощь.

Полиция опрашивает участников драки. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

Наш разговор прерывает полицейская машина — приехала опергруппа опросить участников и свидетелей потасовки.

«А ты чего снимаешь? Будешь где-то публиковать? — обращается к журналисту «Ґрат» недовольный полицейский лет 30-ти. — Если будешь, ты скажи, я маску надену».

После драки в лесу полиция открыла по заявлениям Русева и Выхрыстюк уголовное производство по трем статьям: нанесение легких телесных повреждений, вмешательство в деятельность и насилие в отношении правоохранителя. Подозрение еще никому не объявляли.

Туристы на полицию не обращают внимания и спокойно отдыхают под тентами. Многие заехали уже после драки, и не знают о конфликте между хозяевами кемпинга и парком. А те, кто в курсе — на стороне Саченко. Один из них — киевлянин Владимир. В лагере ему все нравится, он приезжает сюда с женой и детьми уже 8 лет подряд.

«Экологи из «Тузловских лиманов» искажают ситуацию, — считает Владимир. — Говорят, что Саченко вырубают леса, ухудшают экологическую ситуацию. Это все неправда! Здесь все цивилизованно, никто ничего не ломает. Саченко просто кому-то стоят поперек горла, поэтому начинаются наезды».

 

«Государство не защищает тех, кто защищает государство»

Побережье парка «Тузловские лиманы». Фото: Алексей Арунян, Ґрати

Через несколько дней, 8 июля, к зданию Татарбунарского управления полиции подъехали руководители «Тузловских лиманов» и около 50-ти активистов «Нацкорпуса». Их делегаты отправились к начальнику райотдела и потребовали убрать кемпинг Саченко. Сразу после встречи полицейские, «Нацкорпус», сотрудники парка и лесничества вместе выехали в Лебедевский лес.

В кемпинге из семьи Саченко они застали Светлану с дочерью. Бойцы «Нацкорпуса» встали напротив них и потребовали, чтобы те позвали своих мужчин.

«Твой сын мне говорил, что скинет с обрыва. Где он?! Что нам весь лес прочесать!?» — кричит парень в спортивных штанах.

Толпа накидывается на товарища Саченко, стоящего рядом со Светланой. Полиция берет его в кольцо, и он укрывается в домике. Праворадикалы пытаются туда прорваться, но полицейские блокируют вход.

«Нацкорпус» принимается громить кемпинг: срывают информационные стенды, рвут экран летнего кинотеатра и провода для подзарядки телефонов. Тем временем, сотрудники парка запустили генератор и срезают шлагбаум болгаркой. Светлана Саченко с дочерью растерянно смотрят на происходящее и не вмешиваются.

На шум из палаток выскочили туристы. Двое женщин в легких рубашках и купальниках возмущаются происходящим и снимают погром на телефоны. К ним подходит активист «Нацкорпуса» в маске и распыляет в лица газ из баллончика. Женщины корчатся и стонут. На помощь подбегают другие туристы. Они ругаются с «Нацкорпусом», полицейские пытаются всех успокоить, дело едва не доходит до драки.

Когда страсти утихают, директриса «Тузловских лиманов» Ирина Выхрыстюк подходит к старшему полицейскому и просит, чтобы тот утихомирил туристов и объяснил, что сотрудники парка и «Нацкорпус» здесь находятся законно, а Саченко — нет.

— Я им уже это говорил. Не ставьте мне задачи, лучше занимайтесь гражданскими лицами! Объясните им, почему они попали под струю, — отвечает полицейский.

— А я пояснила женщине. Если она тут отдыхает, она загорает, купается в море, сидит себе в палатке. Чего она пришла и начала бегать за парнями, тыкать в лицо телефоном и угрожать? — спорит директриса.

Выхрыстюк вместе с сотрудником лесхоза отходят в сторону и отмеряют гектар леса, который должны передать «Нацкорпусу» для детского лагеря. На границах участка они вкапывают деревянные колышки.

Директриса, лесник и новые арендаторы тут же составили акт передачи участка, однако свой лагерь «Нацкорпус» разбивать не стал. Спустя пару часов праворадикалы и сотрудники парка сели по машинам и уехали. Полиция опечатала домик и хозпостройки лагеря и тоже покинула лес.

В кемпинге остались только туристы и Светлана Саченко с дочерью. На следующий день они восстановили разрушенные постройки и поставили новый шлагбаум.

«Мы продолжаем работать, предоставляем услуги. Люди же заехали. Даем воду, вывозим мусор», — сказала Светлана Саченко «Ґратам» через несколько дней.

«Нацкорпус» в «лебедевский лес» так и не вернулся, и не стал организовывать свой лагерь. Полиция не предъявляла Саченко подозрения по делу о самоуправстве и не требует от предпринимателей покинуть участок.

Кемпинг в урочище «Лебедевка». Фото: Алексей Арунян, Ґрати

Выходит, что совместный рейд праворадикалов и «Тузловских лиманов» оказался для них безрезультатным. Кемпинг работает, как и работал, зато пострадали двое туристок, за нападение на которых никто не понес ответственность.

За неделю до этих событий, Русев жаловался «Ґратам», что их парк молодой, и им трудно бороться с Саченко и другими местными жителями, которые привыкли использовать здешние ресурсы для личного заработка. По словам эколога, руководство парка понимает, что «Нацкорпус» — организация с неоднозначной репутацией, но вынужден к ней обращаться. Русев оправдывает это тем, что полиция бездействует, а больше им никто не помогает.

Эколог признается, что иногда они приглашают на операции против браконьеров ультраправых, поскольку у них, в отличии от парка, есть оружие. Благодаря этому инспекторы чувствуют себя в безопасности и могут спокойно выполнять обязанности.

«Если бы их не было, Нацкорпуса, непонятно, какой был бы исход. Часто это заканчивается избиением инспекторов, а потом полиция, суды ничего не делают, — пожаловался Русев. — Получается, что государство не защищает тех, кто защищает государство».

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов