«На своем примере показывала уважение и поддержку террористам». В Харькове в очередной раз начали процесс над Нелей Штепой

Экс-глава Славянска Неля Штепа во время подготовительного заседания в Орджоникидзевском суде Харькова 11 февраля 2020 года. Фото: Анна Соколова, Ґрати<br />
Экс-глава Славянска Неля Штепа во время подготовительного заседания в Орджоникидзевском суде Харькова 11 февраля 2020 года. Фото: Анна Соколова, Ґрати

9 февраля, спустя полтора года подготовки, Орджоникидзевский райсуд Харькова перешел к рассмотрению по существу дела о поддержке боевиков «ДНР» и сепаратизме в Славянске весной 2014 года. Обвиняемая — Неля Штепа, бывшая городская голова и нынешняя депутатка горсовета от «Партии Мира и развития». На заседании прокурор зачитал обвинительный акт. Суд утвердил порядок рассмотрения доказательств и списки свидетелей.

«Ґрати» рассказывают, в чем конкретно обвиняют Штепу, какие доказательства есть у прокуратуры, и что об этом думает сама обвиняемая.

 

 «Умышленно не приняла все необходимые меры» — версия обвинения

Обвинительный акт читал прокурор Александр Чекин. В течении полутора часа Неля Штепа внимательно слушала текст, который ей хорошо знаком. С февраля 2015 года его оглашали уже пять раз в других судах.  

Штепу обвиняют по двум статьям: участие в деятельности террористической организации часть 1 статьи 258-3 Уголовного кодекса и посягательство на территориальную целостность Украины часть 3 статьи 110 Уголовного кодекса , совершенное представителем власти, что привело к гибели людей и другим тяжелым последствиям.

Обвинительный акт начинается с описания событий, задолго до оккупации Славянска боевиками россиянина Игоря Стрелкова весной 2014 года. После избрания на пост главы города Неля Штепа поддерживала связь с руководством Партии Регионов и была ее активным членом. А во время выборов в Верховную Раду в 2012 году, поддержала кандидатуру сына бывшего премьер-министра Николая Азарова — Алексея, который баллотировался от 47 округа в Славянске. В 2007-2010 годах чиновница получала грамоты от Кабмина, парламента и Партии Регионов.

«Русский мир» и развитие. Как перед выборами в Славянске дело о порче агитационных бордов стало судом над Нелей Штепой

Далее прокуратура переходит к марту 2014 года. Тогда Штепа, зная о создании «террористической организации ДНР», решила не соблюдать Конституцию Украины и действовала уже в интересах «ДНР», чья цель была — захватить власть и изменить границы Украины.

Пособничество террористам выражалось в том, что в марте 2014 года Штепа организовала социологический опрос по вопросу федерализации в Славянске, а о его результатах сообщила на пресс-конференции 10 апреля. После этого, «используя нестабильное положение в стране» и «высокое доверие» своих избирателей в Славянске, она «умышленно не приняла все необходимые меры, чтобы обеспечить жизнедеятельность города, функционирование предприятий и организаций, государственных и правоохранительных органов». В апреле 2014 года боевики заняли здание милиции с арсеналом оружия, а также СБУ и горсовета, а Штепа, по мнению обвинения, публично, на митингах и в СМИ, их поддержала и «не применила скоординированных с правоохранителями адекватных мер», чтобы освободить захваченные здания и город от террористов. Более того, с апреля по май 2014 года она, помогала возводить блокпосты «ДНР» в Славянске.

Штепа «на своем примере показывала уважение и поддержку террористам», считает обвинение и цитирует ее обращения и выступления в СМИ и на массовых мероприятиях, во время захвата админзданий и оккупации. В них она призывала не оказывать сопротивление боевикам «ДНР», убеждала людей в их мирных намерениях, а также высказывалась за передачу Донбасса России и просила президента РФ Владимира Путина ввести в регион войска.

Обвинение цитирует обращение Штепы к жителям Славянска во время захвата здания МВД 12 апреля 2014 года. 

«Я спросила у них, кто они. Они ответили, что являются донецкими ополченцами. Я многих знаю — это наши люди, и они выставляют требования о проведении референдума, — говорила Штепа. — Мы все согласны, весь город стал щитом, защищая ребят, захвативших здание. И если власти Украины попробуют подавить восстание, погибнет огромное количество гражданских людей. Этого нельзя допустить. Если кто-то пойдет против людей, то прольется кровь. Им не отмыться. Лично я не допущу этого. Я стою на страже своего города, эти люди пришли к нам с миром, у них нет агрессии по отношению к нам. Донецкая милиция сегодня с народом, который вышел на улицы города. Мы мирный народ. Милиционеры не будут выступать против горожан. Брат против брата не пойдет». 

День референдума в Мариуполе 11 мая 2014. Фото: Петр Шеломовский, Ґрати

В этот же день она дала интервью славянскому телеканалу С+, комментируя захват здания МВД.

«Лично мне они, захватчики, сказали, что они мною, как городским головой, довольны, — говорила Штепа. — Я сегодня сделала заявление, что нужно выходить на референдум. И нужно сегодня задавать вопросы, довольны ли властью, довольны ли всем-всем-всем. Я сегодня буду поддерживать моих людей. И те люди, которые сегодня пришли, я с ними заключила договор, что они ни одного моего жителя не тронут. Я звонила начальнику ОВД в Донецкой области и попросила: «Не надо никого сюда направлять, мы сами мирно здесь все разрешим». Народ стал щитом и защищает людей, которые сегодня сюда пришли. И они уходить не собираются. Они сегодня не настроены агрессивно и хотят того же, чего хотим и мы. Они хотят референдума, хотят чтобы наш Юго-Восток стал самостоятельным, федеративным, автономным».

А во время захвата горсовета Славянска Штепа дала комментарий в прямом эфире российского телеканала «Лайф ньюз».

«Сейчас со здания городской администрации сняли украинский флаг и водрузили на него российский. Славянск считает Россию своим старшим братом. Мы — Донбасс. И россияне — родные по крови. И мы не будем воевать с Россией, — заявляла Штепа. — Вы слышите? Горожане на улице скандируют — «Молодцы!».

В уже захваченном горсовете 22 апреля Штепа снова дала интервью «Лайф ньюз», которое вошло в обвинительный акт.

«Я смотрю на сторонников федерализации и вижу, что они сильны духом. Они победят «Правый сектор» и военных, — говорила она российским журналиста. — Они всех здесь победят, потому что они уверены в том, что они делают. У них нет ненависти к «бандеровцам», они просто знают, что нельзя никого сюда впустить. Надо решить вопрос о федерализации. Надо узнать, в какой союз мы хотим — в таможенный или в евро. Я очень благодарна Путину за то, что он вошел в Крым, он остановил на Полтаве Правый Сектор. Если бы Крым не перешел к России, нас бы смели с лица Земли, как очень многих, и сейчас в Славянске находились бы не ополченцы, а «Правый сектор».

27 апреля Штепа дала интервью «Комсомольской правде». Обвинение цитирует его не полностью, а отрывками, опуская предложения, где городская голова говорила о Александре Турчинове, который на тот момент исполнял обязанности президента Украины, а также возмущалась ходом АТО. 

«Когда ополченцы зашли сюда, я была рада этим людям. Потому что я очень боялась прихода Правого сектора — людей, готовых за деньги выполнить любую работу… Но, слава Богу, ополченцы, народная дружина стабилизировали сегодня ситуацию. Я человек, который всегда действует в рамках закона. Из этих соображений я понимаю, что для начала надо стать автономной республикой. Однозначно, мне было бы комфортней, если бы у меня президент был Путин Владимир Владимирович… Я Путину доверяю, как-то уверена в нем — то, что он скажет, он сделает. Я вижу в нем настоящего мужчину, лидера… Поэтому гарантом спокойствия для меня сегодня является Владимир Путин».

На вопрос о референдуме Штепа отвечала: «Я о нем просила через прессу еще до того, как об этом заговорили во всем регионе, предлагала провести голосование за две недели до выборов президента Украины. Хотела вынести несколько вопросов на референдум — о доверии местной, областной и центральной власти, о федерализации, и если за федерализацию, то либо в составе Украины, либо в составе России. Если бы нас услышали, сегодняшних событий может и не было бы. Но нас и сегодня не слушают. Одна надежда на Путина, может, он прекратит эти мифические антитеррористические дерганья”. 

Городская голова также высказала свое мнение о федерализации: «Я благодарна Путину только за то, что он зашел в Крым, и на границе Харькова остановилось месиво, шедшее на нас. Мы тут уже готовились, строили баррикады. Но они [Правый сектор] просто смели бы нас. Да и сейчас говорят, что войска Украины встали только из-за того, что на границе под Новошахтинском стоит большое количество российских сил. Сюда идти три часа, и они нас, если что, могут спасти. Весь мой город устал. Сегодня надо с людьми разговаривать, рассказывать, что такое федерализация, какова она в составе Украины или России. Мы, как многодетная семья, оставшаяся без папы и мамы. Каждый придумывает себе хорошего родителя, смотрит, кто же за ним придет. Город Славянск — это сироты. Мы готовы идти к Путину, мы готовы идти в Россию или федерализироваться с Украиной». 

«Мы не нужны сегодня Украине. Я прошу сегодня, как женщина, зайдите в этот город и защитите нас», — завершила Штепа свое интервью российской «Комсомолке». 

Неля Штепа выступает на митинге 9 мая 2014 года. Скриншот с видео
Slavgorod.com.ua

9 мая во время празднований Дня победы Штепа выступила перед горожанами и призвала их прийти на референдум 11 мая и проголосовать за отделение Донбасса от Украины. 

«Горожане обязаны никого не впустить в Славянск. Мы должны 11 числа обязательно прийти на референдум, проголосовать, выявить свое волеизъявление. Я буду вместе с вами там, на избирательных участках. Мы должны показать, что за нас не проголосовали, а мы голосовали сами», — говорила людям Штепа. 

Действия Штепы, считает обвинение, привели к оккупации Славянска боевиками «ДНР», которая длилась 84 дня — с 12 апреля по 5 июля 2014-го. За это время погибло 198 человек, а 117 получили ранения. В городе разрушили инфраструктуру, коммуникации и жилой фонд — в результате боев оказались повреждены 1754 жилых домов. А 6 июня боевики сбили украинский разведывательный самолет АН-30. Прокурор Александр Чекин зачитал список зарегистрированных уголовных производств по факту убийства и телесных повреждений с именами потерпевших.

В этом перечне — офицер спецподразделения СБУ «Альфа» Геннадия Биличенко. Он погиб во время обстрела боевиками спецназовцев под Семеновкой. Незадолго до того, как украинских силовиков обстреляли, с ними говорила Штепа и просила не входить в город, заверив, что боевиков там нет. Дело до сих пор расследует Нацполиция, но подозрение Штепе по этому эпизоду не оглашали. 

 

«Наливайченко, Пашинский и Тарута были основными лицами, которые курировали мои выступления» — версия Нели Штепы

Неля Штепа (по центру) и ее адвокаты Дмитрий Марченко (слева) и Александр Тананакин (справа) выступает на подготовительном заседании в Орджоникидзевском суде Харькова 11 февраля 2020 года. Фото: Анна Соколова, Ґрати

Свою позицию Штепа не меняла — и в этот раз заявила в суде, что не виновна, а все свои интервью, которые ей инкриминирует следствие, она давала, находясь в плену боевиков. По ее словам, ее захватили 17 апреля и держали до освобождения Славянска украинскими войсками 5 июля 2014 года.

Штепа заявила, что согласовывала свои выступления 12 апреля, когда в город зашли боевики, с руководством страны, в частности с главой СБУ Валентином Наливайченко, главой администрации президента Сергеем Пашинским и главой Донецкой облгосадминистрации Сергеем Тарутой. Они же сказали  ей ехать под здание МВД и вести переговоры с боевиками. 

Вопреки заявлениям прокуратуры, по ее словам, она сообщала о ситуации в городе правоохранительным органам и руководству страны. 

Штепа также рассказала, как 11 июля, уже после освобождения Славянска, она сама приехала в областное СБУ с документами, которые боевики оставили в ее кабинете мэра. Ее сразу задержали спецслужбы. Штепа утверждает, что дело против нее инициировал руководитель отделения СБУ в Донецке, который потом перешел на сторону «ДНР» и теперь курирует «службу безопасности» самопровозглашенной «республики». Его имени Штепа не назвала.

«Сегодня прокуратура поддерживает это «ДНРовское» дело», — резюмировала она. 

Штепа также сообщила суду, что ей несколько раз меняли квалификацию и состав преступления, оказывая на нее давление. Спецслужбы и прокуратура настаивали, чтобы она «забыла о тех документах, что привезла в СБУ», но она отказалась. Штепа считает, что сотрудники СБУ пытались ее убить, но конкретных фамилий тех, кто якобы покушался на ее жизнь, не назвала.  

По ее словам, в первой редакции подозрения не было списка убитых и раненых жителей Славянска, а ей вменяли убийство пассажиров боинга «Малайзийских авиалиний» рейса MH17, который сбил российский «БУК» в небе над Донбассом 17 июля. Хотя в тот момент Штепа уже находилась в СИЗО. 

«Надеялись, что я убегу». Больше года понадобилось суду, чтобы отправить депутатку горсовета Славянска Нелю Штепу под ночной домашний арест

Штепа просила суд затребовать у прокуратуры информацию о количестве подозрений, оглашенных ей в 2014 году. Судья Елена Глибко сказала, что такие ходатайства преждевременны. 

Представители обвинения заявления Штепы никак не комментировали. 

Ее защитники заявили, что предъявленные обвинения не отвечают действительности и нарушают право обвиняемой на защиту. Адвокаты отметили, что Штепе инкриминируют гибель людей и в обвинительном акте есть список погибших и раненых, но при этом в деле нет ни одного потерпевшего. Защите также непонятна формулировка обвинения «не приняла мер для работы правоохранительных органов и не приняла мер для освобождения захваченных объектов». 

«Это новость, когда мэр города руководит работой СБУ и МВД», — отметил адвокат Александр Тананакин в суде.

Защита считает, что необходимо устанавливать, с какого направления летели снаряды, которые разрушали объекты инфраструктуры, указанные обвинением, а также учесть, что в городе в это время украинские вооруженные силы проводили АТО. 

 

Суд допустил к допросу более полусотни свидетелей защиты

Митинг в центре Славянска против участия бывшей городской головы Славянска Нели Штепы и ее партии на местных выборах 24 сентября 2020 года. Фото: Дмитрий Торец, Ґрати

Заслушав стороны, судья Елена Глибко утвердила порядок изучения доказательств. Сначала допросят саму обвиняемую Нелю Штепу — 16 февраля. Потом выступят десять свидетелей обвинения: местные проукраинские общественные деятели, адвокаты и предприниматели. Далее суд намерен допросить свидетелей защиты. Штепа и ее адвокаты заявили около полусотни человек, включая руководство страны, местных депутатов, сотрудников МВД, врачей скорой помощи, а также чиновников и граждан, побывавших в плену «ДНР». Из политиков Штепа вызывает Сергея Таруту, который весной 2014 года был главой Донецкой облгосадминистрации, Сергея Пашинского — тогда глава администрации президента, Валентина Наливайченко — глава СБУ; также Штепа хочет, чтобы показания в суде дали Петр Порошенко и экс-премьер Арсений Яценюк. После того как допросы закончат, суд исследует письменные материалы. 

Прокуратура попросила суд, чтобы показания свидетелей не транслировали онлайн, но судья отказала. Сама Штепа хотела, чтобы все свидетели давали показания в зале суда, а не по видеоконференции.

«Потому что вместе со свидетелями туда приходит сотрудник СБУ и указывает, что говорить», — уверена обвиняемая. На это судья Глибко ответила, что ввиду карантинных ограничений у суда есть право слушать свидетелей по видеоконференции. 

 

77 нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році
77

нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов