«Мы заложники совести каждого судьи». Как суды на карантине стали более закрытыми для общества

Избрание меры пресечения участникам перестрелки в Броварском межрайонном суде, 30 мая 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Избрание меры пресечения участникам перестрелки в Броварском межрайонном суде, 30 мая 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Из-за эпидемии суды в Украине ограничили пропуск посетителей на заседания. Еще в апреле Верховная Рада разрешила судьям не пускать на процессы зрителей, если их присутствие «угрожает чьей-либо жизни и здоровью». Эту норму суды могут применять и к журналистам.

«Ґрати» спросили коллег и медиа-организации и выяснили, что, как правило, судьи все же пускают прессу на заседания, но иногда отказывают, и важные процессы оказываются закрытыми от общества.

 

Не один закон для всех

Утром 4 февраля журналист телеканала «1+1» Дмитрий Святненко вместе с оператором приехал в Северный апелляционный административный суд в Киеве. Там рассматривался спор между комплексом ВДНХ Официальное название: Национальный комплекс «Экспоцентр» и частной фирмой «Віді-Мистецтво». Компания пыталась отсудить у государственного учреждения земельный участок возле парка.

Когда телевизионщики поднялись к залу заседаний, у двери их встретили двое охранников. Они сказали, что из-за карантина вход в зал для журналистов запрещен, туда могут попасть только участники процесса. Вместе с «плюсами» они не пускали съемочные группы каналов ICTV и «UA Київ».

«Стали выяснять, на каких основаниях, какие документы [служат основанием для отказа]. Документа на официальном сайте [суда] нет, документа вообще нет. Мы вызвали патрульную полицию, патрульная полиция вызвала следственно-оперативную группу», — рассказал Святненко «Ґратам».

Cудебные охранники показали прибывшим полицейским распоряжение главы суда о карантине, на основании которого они не пускают журналистов. Там было сказано, что охрана должна «ограничить доступ посетителей в зал заседания».

Полицейские приняли у Дмитрия Святненко заявление о препятствовании его деятельности и уехали. На заседание никто из журналистов в тот день не попал. Пресс-служба Северного суда сообщила «Ґратам», что решение не пускать репортеров приняла коллегия судей во главе с Сергеем Стаником. На заседании, прошедшем за закрытой дверью, судьи отклонили жалобу ВДНХ и отдали землю госучреждения частной фирме.

Журналист Святненко считает, что коллегия нарушила его права и принцип гласности судебного процесса, который гарантирует Конституция. Допуск журналистов на заседания также гарантирует закон «О судоустройстве и статусе судей». Его 11-я статья гласит, что на открытом заседании «имеют право присутствовать какие угодно лица». Этот же закон разрешает работникам СМИ снимать заседание на камеру и записывать на диктофон без разрешения судей.

Трансляция апелляции на меры пресечения одесскому общественнику Сергею Стерненко в Киевском апелляционном суде, 26 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Однако с началом карантина суды нередко игнорируют эти нормы. Это началось в марте 2020 года — во время первого строгого локдауна. Тогда глава Совета судей Украины Богдан Монич разослал по всем судам письмо с предложением ввести «особый режим» во время карантина и «ограничить допуск в заседания лиц, которые не являются участниками судебных процессов».

Это было рекомендацией, а не приказом, но многие суды запретили вход слушателям, в том числе и журналистам, хотя закон этого не предусматривает. Но уже через месяц Верховная Рада внесла необходимые изменения в уголовный, хозяйственный и гражданский процессуальные кодексы. Там появилась норма о том, что судья «может ограничить доступ лиц, которые не являются участниками процесса, на заседания во время карантина, если участие в заседание представляют угрозу для жизни и здоровья лица».

Важно, что такую норму депутаты внесли не во все процессуальные кодексы. Ее нет, например, в Кодексе административного судопроизводства и об административных правонарушениях. Как пояснил «Ґратам» медиа-юрист Александр Бурмагин, это значит, что судьи по-прежнему не имеют права не пускать журналистов, и вообще вольных слушателей, на рассмотрение административных дел — на суды, где физические и юридические лица оспаривают решения органов власти. То же касается дел об административных правонарушениях.

 

Закрытый режим в масштабах страны

Новый закон и письмо от Совета судей на практике вылились в то, что главы судов по всей стране издали распоряжения о карантине, в которых приказали «ограничить доступ на заседания лиц, не являющихся участниками процессов». После этого во многих судах охрана на входе не пропускает в здание тех, кто не участвует в заседаниях. Такая система, например, действует сейчас в большинстве судов в Киеве.

Медиа-юрист Александр Бурмагин считает, что у глав судов нет полномочий запрещать вход в здания кому бы то ни было. По его словам, закон гласит, что ограничивать допуск посетителей могут только судьи, и не в здания, а только в зал заседания. Юрист считает, что распоряжения глав судов нарушают принцип гласности судебного процесса и фактически вводят режим закрытых судебных заседаний в обход законной процедуры.

Трансляция продления меры пресечения одесскому общественнику Сергею Стерненко в Шевченковском райсуде Киева, 15 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Если речь идет об интимных вопросах жизни, государственной или другой тайне, предусмотренной законом, суды имеют право проводить закрытый процесс… А тут в связи с пандемией мы получили такой режим без каких-то определений судов, без специальной процедуры на основании подзаконных актов, чья легитимность сомнительна, в масштабах всей страны», — сказал Бурмагин.

Для журналистов суды, как правило, все же делают исключение и пускают в здания и на заседания. Однако, правила попадания для прессы на слушания везде разные. В некоторые суды журналисты могут прийти без предупреждения, где-то нужно предварительно договорится по телефону, а отдельные судьи просят прислать ходатайство о посещении заседания.

Если процессы резонансные, и журналистов больше, чем может вместить зал, пресс-службы тоже действуют по-разному. Кто-то пропускает только часть журналистов, кто-то устраивает для прессы видеотрансляции в отдельных залах, а некоторые суды не пускают вообще никого.

Так делал, например, Печерский суд — один из ключевых судов в Киеве, где слушают многие важные дела, которые ведет Офис генпрокурора. С марта по октябрь 2020 года туда вообще не пускали вольных слушателей и журналистов, из-за чего пресса не могла попасть, например, на заседания по избранию меры пресечения пятому президенту Петру Порошенко или обвиняемым в убийстве херсонской активистки и чиновницы Екатерины Гандзюк.

Трансляция избрания меры пресечения Петру Порошенко в Печерском районном суде Киева, 1 июля 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

В конце октября недопуском журналистов на суды обеспокоился Совет судей Украины. Его глава Богдан Монич разослал по судам новое письмо. Он указал, что забота о здоровье — это важно, но принципа гласности во время карантина тоже следует придерживаться. Монич попросил судей пускать журналистов, если те носят маски и соблюдают дистанцию. Отдельно он обратился к пресс-службам судов и призвал, по возможности, устраивать онлайн-трансляции заседаний, а также освещать ход важных слушаний на сайтах и в соцсетях.

После этого письма ситуация улучшилась, и, например, Печерский суд снял ограничения на доступ журналистов. Однако там все равно пускают не всех и не всегда. Например, 9 декабря большинство журналистов не попали на заседание по заочному аресту экс-президента Виктора Януковича. Желающих было явно больше чем мог вместить зал.

После письма Совета судей не стало больше и онлайн-трансляций. Как правило, пресс-службы устраивают стримы, только если дело очень громкое, и его хотят посмотреть много журналистов, а запросы на трансляцию одного СМИ игнорируют. Так «Ґрати» за время карантина отправили около десяти ходатайств на трансляцию, но суд удовлетворил только одно Дело рассматривает Орджоникидзевский районный суд Харькова — по делу экс-мэра Славянска Нели Штепы, обвиняемой в госизмене.

 

Как повезет

Время от времени журналисты жалуются, что судьи не пускают их на заседания под предлогом карантина, хотя для этого и нет никаких оснований. Так 25 ноября судья Голосеевского суда Киева Екатерина Плахотнюк не дала журналистам телеканала ICTV и издания «Watchers» поприсутствовать на заседании по делу полицейских, подозреваемых в похищении человека.

Журналисты в коридоре Шевченковского районного суда Киева во время продления меры пресечения обвиняемым в убийстве Павла Шеремета. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Журналистка «Watchers» Алина Кондратенко рассказала «Ґратам», что заранее подала ходатайство на посещение слушаний, но судья не захотела его рассматривать. Она потребовала от репортеров выйти, поскольку глава суда издал распоряжение о допуске на заседания только участников процессов. После долгих препирательств, журналисты вышли из зала, после чего пресс-служба организовала им трансляцию в соседнем помещении.

Медиа-юрист Александр Бурмагин отмечает, что судья не имеет права выгонять сотрудников СМИ с заседания на основании распоряжения главы суда. По словам эксперта, суд может отказать журналисту только со ссылкой на процессуальный кодекс, и только в случае, если его присутствие угрожает чьему-либо здоровью. Того же мнения юрист «Института массовой информации» Али Сафаров.

«Если он кашляет, чихает, с явными признаками ОРВИ, то в конкретном судебном заседании, вот тут, сегодня и сейчас это лицо не может присутствовать. Ограничения для всех журналистов по присутствию на открытом судебном заседании не предусмотрено ни одним процессуальным кодексом», — сказал Сафаров «Ґратам».

С этим согласна секретарь Совета судей Елена Журавская.

«Если соблюдаются все санитарные нормы в связи с эпидемией: маски, рукавички, соблюдение безопасной дистанции, которая указана в постановлении Кабмина, то судья не имеет права запретить [журналистам присутствовать]», — сказала она «Ґратам» и добавила, что дистанция между людьми в зале должна быть не меньше полутора метров.

Глава Высшего совета правосудия Андрей Овсиенко в разговоре с «Ґратами» тоже осудил свои коллег, которые безосновательно не пускают прессу. Но отметил при этом, что допускать большого скопления журналистов в залах тоже нельзя.

Журналисты на продлении меры пресечения одесскому общественнику Сергею Стерненко в Шевченковском райсуде Киева, 15 июня 2020 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Вопрос доступа должно быть сбалансированным. В первую очередь, исходить надо из физической возможности в судебном заседании, в частности, из размера зала», — сказал он.

Глава Национального союза журналистов Украины Сергей Томиленко в разговоре с «Ґратами» отметил, что из-за карантина судьи могут на свое усмотрение решать, пускать прессу или нет. По его мнению, это дает почву для злоупотреблений.

«Мы сейчас заложники совести каждого судьи, которые принимает ограничительное решение, — рассуждает он. — Если судья реально не боится и готов быть верным обществу,… очевидно, что он не будет ограничивать присутствие прессы. Разве что будет учитывать вместительность помещений. А если судья не хочет такой прозрачности, он будет использовать такой аргумент».

 

77 нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році
77

нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов