«Мы не заставляем, но вы думайте, сотрудничать или нет». Как россияне устанавливают власть в оккупированных городах — истории похищений активиста и депутата из Новой Каховки

Проукраинский митинг в оккупированной Новой Каховке, 7 марта 2022 года. Фото: страница Сергея Цигипы в фейсбуке
Проукраинский митинг в оккупированной Новой Каховке, 7 марта 2022 года. Фото: страница Сергея Цигипы в фейсбуке

Новая Каховка небольшой город на юге Херсонской области был захвачен Россией в первый же день полномасштабного вторжения. Россияне сразу создали здесь оккупационную администрацию и принялись задерживать тех, кто не хочет сотрудничать или открыто симпатизирует Украине.

«Ґрати» рассказывают историю секретаря новокаховского горсовета Дмитрия Васильева, который провел в плену 46 дней, и местного ветерана АТО и активиста Сергея Цигипы, исчезнувшего еще в середине марта.

 

Секретарь горсовета

Рано утром 24 февраля секретарь горсовета Новой Каховки Дмитрий Васильев проснулся от громких взрывов. Депутат понял, что началась война, и российские военные обстреливают воинскую часть неподалеку. Ему сообщили, что колонна захватчиков начала наступление из Крыма.

Васильев отправился на работу в горсовет. По его словам, местные власти абсолютно не были готовы к вторжению.

«Я встретился с руководством горисполкома, говорю: «Что будем делать?». Те отвечают: «Мы на Херсон отправляем четыре грузовика за оружием, сейчас их заправят, поедут». Но они в итоге никуда не уехали, чтобы вы понимали», вспоминает депутат.

По его словам, с утра возле военкомата выстроились очереди желающих оборонять город. Горсовет на час дня созвал экстренное заседание с участием военкома. Но было уже поздно. Уже около 11 часов утра российские войска подошли к городу и заняли территорию Каховской ГЭС главного предприятия региона, расположенного в пяти километрах от Новой Каховки.

Секретарь горсовета Новой Каховки Дмитрий Васильев и его жена Людмила. Фото: фейсбук Людмилы Васильевой

«Мы сколько лет там жили, думали, ну уж из Крыма так быстро не пройдут. Думали, все ж готовы, там же, наверное, все заминировано, заряжено, еще что-то там сделано. А они оттуда как на параде проскочили. Считай, за четыре-пять часов», негодует Васильев.

По его словам, российские военные закрепились на ГЭС и на следующий день вызвали туда мэра Новой Каховки Владимира Коваленко. Они предложили городскому голове создать из местных жителей общественные дружины для поддержания порядка и заверили, что не будут заходить в город.

Но уже через несколько дней войска зашли  в Новую Каховку и установили блокпосты на въезде. 6 марта они захватили здание горисполкома. Вместе с ним туда зашел местный житель Владимир Леонтьев бывший топ-менеджер компании «Чумак» Компания, выпускающая томатную пасту, соусы, холодные соусы и сезонную консервацию. Штаб-квартира находится в Каховке — городе по соседству с Новой Каховкой . Вскоре он объявил себя новым главой администрации города. По словам Васильева, Леонтьев был формальным руководителем, а фактически оккупационной администрацией руководил боевик «ДНР» Валентин Мотузенко по прозвищу «Атаман Иванович».

После захвата мэрии горисполком под руководством мэра Владимира Коваленко все равно продолжал работу, но переехал в другое здание.

«Дальше русские начали жесткий полицейский режим. Ввели комендантский час, начали патрулировать улицы, останавливать, проверять документы. Какие-то у них были списки, фотографии, людей начали задерживать», вспоминает Васильев.

16 марта «Атаман Иванович» пригласил Васильева в свой кабинет.

«Я зашел, а там разговор был, на мой взгляд безумный. [Мотузенко сказал: «Дай] твой контакт в СБУ, у тебя точно есть, [у тебя] схроны «Правого сектора». Мы у тебя сейчас проведем дома обыск, найдем оружие, гранаты. На вот держи гранату!». Я попытался возразить, а это его еще больше раздраконило», говорит депутат.

По его словам, «Атаман» предложил ему два варианта: работать на них или отправиться «на трое суток» под арест. Васильев отказался, его заковали в наручники и отвезли в городское отделение полиции. Первые двое суток он провел в камере временного содержания. В помещении 15 квадратных метров было около 10 человек.

«Там разные люди были. Мародеры были, наркоманы. У кого-то в телефоне что-то увидели, задержали. Нарушители комендантского часа», перечислил Васильев.

Потом его перевели в другое помещение в кабинет начальника паспортного стола.

«Меня туда заводят, а там четыре человека сидит. Там все вперемешку, женщины, мужчины, им все равно. Наркоманша, какой-то алкоголик. А потом посадили полицейского одного нашего с Берислава», рассказал депутат.

Чтобы было на чем спать, пленные повалили шкафы и постелили на них полицейские куртки, оставшиеся в кабинете. Время от времени Васильева вызывали на допрос следователи ФСБ, их было шестеро.

«Ничего конкретного [следователи не говорили], все время одно и тоже: мы не заставляем, но вы думайте, сотрудничать или нет. В основном, все вокруг сотрудничества… Я объяснял, что не хочу, считаю это неправильным… У меня сын. Я говорю: как я сыну буду в глаза смотреть, знакомым своим, как вы себе это представляете?» пересказал разговор Васильев.

По его словам, полицейского из его камеры также склоняли к сотрудничеству, и он тоже отказался, сославшись на то, что давал присягу. Со временем всех соседей Васильева по «камере» отпустили, и он остался один.

Ел он, в основном, то, что передавала жена. Однажды, им дали ненадолго созвониться. Выводили из помещения его один раз в день на пять минут: набрать воды и очистить ведро, которое у него было вместо туалета. По словам Васильева, его не били, но он слышал, как пытают кого-то в помещении над ним.

Так он провел в плену 46 дней. Его отпустили 4 мая. Васильев сам не знает условий, на которых его отпустили, и предполагает, что его обменяли на российских пленных. Сейчас он на территории, подконтрольной Украине. Как он там оказался, Васильев комментировать отказывается, сославшись на то, что ему запретили спецслужбы.

«Сейчас себя чувствую так: давление прыгает. Рассеянность внимания такая. Знаете как? Нет фокуса. Обычно я в жизни все очень хорошо и четко воспринимал. Там сидел и был на всем сконцентрирован. А как вышел: вроде все слышу, но как тормоз», поделился депутат.

 

Боец «Информационной самообороны»

В первый день войны одним из тех, кто пришел в военкомат Новой Каховки, был 60-летний Сергей Цигипа личность неординарная. Он сооснователь известного каховского музыкального фестиваля «Таврійські ігри», публицист, автор нескольких книг, музыкант и поэт. Кроме того, Цигипа участник Евромайдана, ветеран АТО и майор запаса Сил специальных операций.

«Я прибыл в военкомат. Они сказали, что все наши телефонные номера есть, что машину отправили в Херсон за оружием. Когда я пришел в военкомат в 11, он был уже закрыт. Они эвакуировались, как и полиция, СБУ и прокуратура», рассказывал Цигипа телеканалу «Апостроф» 25 февраля.

Он не смог попасть в армию и решил бороться с захватчиками доступными ему средствами. Цигипа заявил о создании проекта «Информационная самооборона Новой Каховки». Он публиковал десятки постов в день в фейсбуке и телеграме о ситуации в городе, сообщал о перемещении российских войск и призывал новокаховчан к сопротивлению.

Сергей Цигипа и его жена Ольга Новицкая. Фото: фейсбук Сергея Цигипы

6 марта он был одним из участником большого проукраинского митинга. Несколько тысяч жителей Новой Каховки собрались в центре с украинской символикой. Российские военные разогнали их светошумовыми гранатами и автоматными очередями в воздух.

«Нас можно внезапно захватить. Но поставить на колени Новую Каховку и сломать дух рашистам не удалось. Мы будем отлавливать этих вооруженных сук и уничтожать без всякого сомнения!» писал Цигипа в посте про митинг.

Параллельно он помог создать своей жене завучу местного лицея Ольге Новицкой волонтерский проект «Украиночки». Местные жительницы закупали продукты на пожертвования из других украинских регионов и из-за рубежа и разносили нуждающимся.

Как рассказала «Ґратам» Новицкая, 12 марта Сергей пешком отправился в соседний город Таврийск отнести ее маме продукты и лекарства. Вместе с ним была собака боксер по кличке Айс. Домой муж не вернулся, а до тещи так и не дошел.

«Скачала я не давала этому огласки. Потому что уже были случаи, что мужчин забирали, и через сутки-двое они возвращались. Молчаливые, ничего не рассказывали. И поэтому я решила немного подождать», поясняет Ольга.

На следующий день Новицкая увидела в фейсбуке упоминание о муже. Жительница соседнего города Каховка Ольга Батурина сообщила, что исчез ее муж журналист Олег Батурин. По ее словам, накануне ему позвонил Сергей Цигипа и предложил увидеться. Батурин пошел на встречу и не вернулся.

«Я поняла, что они оба попали в беду и уже тогда, конечно, я начала размещать объявления [о пропаже] на его странице, на своей», вспоминает жена Цигипы.

По ее словам, на объявление отозвались трое местных жителей, которые видели, что Сергея с собакой остановили и долго проверяли на блокпосту. Еще один мужчина написал дочке Цигипы, живущей в Италии. Он сообщил, что пес Айс сидит на привязи в заднем дворе военкомата. Ольга отправилась туда и забрала собаку.

Потом она отправилась в отделение полиции, где россияне удерживали секретаря горсовета Васильева и других пленных. Военный на входе сказал Ольге, что ее мужа там нет.

20 марта каховский журналист Олег Батурин оказался на свободе после восьми дней плена. Он рассказал, что его схватили российские военные и отвезли в новокаховский отдел полиции. Там его избивали прикладами автомата и ногами, угрожали убить, почти не давали еды, воды и целый день не выпускали в туалет. Потом перевезли в здание обладминистрации Херсона, а оттуда в СИЗО, где, по его словам, россияне удерживают десятки людей, в основном, ветеранов АТО. Батурин подтвердил, что одним из пленных там был Сергей Цигипа.

«Я его слышал 14 марта, когда нас привезли в здание херсонской ОГА. Я слышал, что он один из задержанных пленных. Там вначале была перекличка, он назвался, я услышал его голос. Тогда я понял, что он в таких же обстоятельствах, как и я», рассказал Батурин «Ґратам».

Когда журналиста отпустили, жена Цигипы надеялась, что вскоре отпустят и его, однако этого не случилось. Тогда она отправилась на прием к главе оккупационной администрации Новой Каховки Владимиру Леонтьеву.

«Он сказал, чтобы я не беспокоилась, что он в Херсоне, что его не пытают, что корректно себя ведут. Но я понимала, что он говорит мне неправду. Потому что Олег Батурин уже оттуда вернулся, и у него были сломаны ребра, сотрясение мозга и, конечно, психологические и моральные расстройства», рассказывает Ольга.

 

Неожиданное появление

Шли дни. О Сергее ничего не было слышно. И вдруг, 22 апреля на телеграм-канале прокремлевского блогера из Севастополя Бориса Рожина появилось видео с участием Цигипы.

В этом ролике он сидит в рубашке с длинным рукавом возле компьютера с картой Украины на экране. Цигипа представляется бывшим украинским офицером отдела информационно-психологических операций Его жена подтвердила «Ґратам», что он действительно занимал такую должность . На видео он говорит, что две недели находится в России, но не уточняет, как там оказался.

В течении 20 минут Цигипа критикует своих бывших коллег по отделу информационно-психологических операций. Он заявляет, что они специально организовывают убийства мирных жителей, чтобы обвинить в этом российскую сторону. 

Например, он рассказывает, что украинские силы 8 апреля сами обстреляли вокзал в Краматорске во время эвакуации мирных жителей, чтобы дискредитировать Россию и «ДНР». Цигипа также сказал, что массовые убийства жителей в Буче это «кровавая постановка», которую также устроили его бывшие коллеги.

«Изначально, когда украинские войска вошли в Бучу, они использовали тела погибших, которые находились в морге… Это все наработки центра информационно-психологических операций Украины, который ведет гибридную войну на информационном фронте с Российской Федерацией», говорит Цигипа на видео.

В завершении ролика он взывает «к офицерской совести и чести» бывших коллег  и просит «не совершать преступления, которые не имеют срока давности».

Сергей Цигипа. Фото: фейсбук Сергея Цигипы

Его жена убеждена, что Сергей сказал это под диктовку после пыток и морального давления.

«Он был пленным и никакой информации он не мог знать ни про Бучу, ни про Краматорск. Поэтому он говорил то, что ему приказали или надиктовали, или дали, чтобы он это выучил по памяти», уверена Ольга.

Она обращает внимание, что муж на видео тяжело дышит и, когда поднимает правую руку, поддерживает ее левой. Новицкая предлагает, что у него сломаны ребра и рука.

«Похудел очень сильно. Видно, что его били очень-очень давно, потому что вся голова уже в заживающих пятнах, похожих на синяки… Рубашка большая и под самую шею. Возможно, также скрывает следы избиения. Такую рубашку он никогда не надевал, он любил удобную одежду, какие-то толстовки». говорит Новицкая.

Она предполагает, что россияне выкрали мужа, поскольку он активно выступал против оккупации, а идея записать видео у них появилась, когда он уже был в плену.

«Наверное, когда узнали, что он был в таком подразделении, его использовали, чтобы словам про Бучу и Краматорск [о причастности Украины к военным преступлениям] придать больше веса», считает Ольга.

Она, по-прежнему, не знает где ее муж, но надеется, что Россия обменяет его на своих пленных.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов