«Мы доказали, что это он и никто кроме него не мог это сделать». Как расследовали дело Вадима Шишимарина

Вадим Шишимарин. Фото: Максим Полищук, Ґрати
Вадим Шишимарин. Фото: Максим Полищук, Ґрати

23 мая Соломенский районный суд Киева вынес первый приговор российскому военному за военное преступление в Украине. Коллегия судей во главе с Сергеем Агафоновым признала виновным сержанта Вадима Шишимарина в нарушении правил и обычаев войны, совмещенных с убийством гражданского — жителя поселка Чупаховка Сумской области Александра Шелипова 28 февраля нынешнего года. За это преступление Шишимарина приговорили к пожизненному заключению. 

«Ґрати» вели подробный онлайн судебного процесса из зала суда, а теперь рассказывают подробности расследования. 

 

Четыре в одном

21-летний сержант Вадим Шишимарин из 4-й Кантемировской танковой дивизии и трое его сослуживцев сдались в плен бойцам теробороны села Камыши Ахтырского района в Сумской области 1 марта.

По словам прокурора Офиса генпрокурора Андрея Синюка, бойцы теробороны передали пленных солдатам 93-й механизированной бригады «Холодный яр», а те — в управление Нацполиции Ахтырского района. Затем пленных перевезли подальше от фронта — в поселок Котельва соседней Полтавской области. Там Шишимарина и остальных пленных допросил местный полицейский Александр Луценко. «Ґратам» не удалось ознакомиться с этим — самым первым — допросом российского сержанта. Прокурор Ярослав Ущапивский рассказывает, что на первом допросе об убийстве гражданского никто из пленных не упомянул.

Позже в суде Шишимарин рассказал, что зашел в Украину в составе колонны военной техники 24 февраля. Три дня, пока колонна двигалась вглубь Сумской области, ее обстреливали украинские военные. 28 февраля командир отправил его назад на границу с Россией — сопровождать санитарный КАМАЗ и два бензовоза. Утром колонна проехала Чупаховку, но возле соседнего села Гринченково ее обстреляли украинские военные, уничтожив КАМАЗ и БТР.

Шишимарин и еще примерно 15 российских военных, которые остались без транспорта, разделились на несколько групп. Он оказался вместе с рядовым Иваном Мальтисовым, прапорщиком Николаем Макеевым, старшим лейтенантом Александром Калининым и неизвестным. По словам Ущапивского, Макеев и Калинин, которых позже допрашивали следователи, назвали его — Иван Куфаков и предположили, что он был офицером. 

Издание «Судовий репортер» опубликовало фото удостоверения механика-водителя воинской части №19612 той же Кантемировской танковой дивизии, где служил Шишимарин, на имя Ивана Куфакова. Журналисты уточнили, что документ следователям передали трое охотников, которые обстреляли «Ладу» с российскими военными. В российской социальной сети ВКонтакте «Ґрати» нашли закрытый профиль Ивана Куфакова с фотографией, похожей на фото в удостоверении. Последний раз он заходил в соцсети 23 февраля нынешнего года. Куфаков служил старшим механиком-водителем в танковом батальоне 423 мотострелкового полка.

Иван Куфаков. Фото: страница Куфакова в инстаграме

На полпути обратно в Чупаховку военные обстреляли серый Фольксваген. Водитель выбежал из машины и спрятался за обочину, а Шишимарин с сослуживцами отправились на его автомобиле назад к своим. По дороге они обнаружили, что у Фольксвагена пробито переднее колесо. Поэтому, проехав Чупаховку, пересели на белую «Ладу» — ВАЗ 2109, которую забрали у еще одного местного жителя. Но далеко уехать не смогли — возле соседнего села их обстреляли бойцы теробороны. По словам прокурора Ущапивского, это были трое местных жителей — охотников с гладкоствольными ружьями. Куфаков погиб, остальные, отстреливаясь, отошли на свиноферму неподалеку. Той же ночью они сдались в плен местным жителям в соседнем селе Камыши. 

Допросив пленных, Луценко 4 марта открыл уголовное производство по статьям о посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины статья 110 Уголовного кодекса  и насилии над населением в районе проведения боевых действий статья 433 УК .

Это было не первое уголовное дело о преступлениях российских военных в Сумской области. Еще 28 февраля водитель Фольксвагена сообщил в Нацполицию, что военнослужащие РФ забрали у него автомобиль. Преступление квалифицировали как незаконное завладение транспортным средством статья 289 УК .

«Хоть россияне и не оккупировали Ахтырский район, но регулярно его обстреливали», — отметил прокурор Ущапивский, объясняя трудности следствия. 

О том, что российские военные расстреливали и угоняли автомобили возле Чупаховке еще 28 февраля, сообщил командир 93-й бригады ЗСУ Александр Галкин. Тогда же он говорил, что в поселке по предварительной информации расстреляли до пяти мирных жителей. 

По словам Ущапивского, правоохранителям было известно об убийстве Шелипова. Жена убитого написала заявление в Нацполицию. По украинскому законодательству при поступлении информации о гибели человека автоматически открывается уголовное производство об убийстве. После судебного заседания, на котором допрашивали Екатерину Шелипову, «Ґрати» попытались уточнить у нее, когда именно она обратилась в полицию. Но потерпевшая отказалась от комментариев, сославшись на плохое самочувствие.

Первый российский военный, которого судят за убийство гражданского украинца. Дело Вадима Шишимарина

В начале апреля вооруженные силы Украины освободили всю территорию Сумской области и у следствия появилось больше возможностей. 3 апреля по постановлению местного прокурора следователи провели эксгумацию тела Шелипова и назначили судебно-медицинскую экспертизу. Ее провели через месяц — 3 мая. В суде Ярослав Ущапивский зачитал вывод эксперта: «Причиной смерти стало огнестрельное ранение головы, которое повлекло размозжение костей черепа».

В апреле следствие по делу российских пленных передали СБУ. К тому времени их перевезли в Киев и поместили в Лукьяновское СИЗО. Следователи допросили каждого из четырех пленных на полиграфе. По словам старшего следователя следственной группы, который попросил не упоминать его фамилию, поскольку не получил разрешение комментировать дело, на допросах с помощью полиграфа пленные рассказали, что, проезжая Чупаховку на сером Фольксвагене, Шишимарин расстрелял гражданского, который катил вдоль дороги велосипед и разговаривал по телефону.

По словам прокурора Андрея Синюка, 13 апреля прапорщика Макеева и старшего лейтенанта Калинина обменяли на украинских пленных. На следующий день об обмене пленными сообщила вице-премьерка Ирина Верещук. По ее словам, в результате обмена из плена вернулось 30 граждан Украины, 22 военных и восемь гражданских, в том числе женщина. Сколько пленных за них отдала Украина, Верещук не уточнила. 

20 апреля СБУ открыла на Шишимарина новое производство. На этот раз о нарушении правил и обычаев войны, совмещенное с убийством гражданского часть 2 статьи 438 УК . Тогда же все предыдущие производства в отношении пленных россиян объединили.

 

Доказательства

Из перечня вещественных доказательств, которые прокуроры огласили в суде, следует, что через два дня, 22 апреля, провели следственный эксперимент с тремя бойцами теробороны, которые расстреляли белую «Ладу» с российскими солдатами. Прокурор Ярослав Ущапивский говорит, что тело убитого Куфакова к тому времени было захоронено, но где именно, ему неизвестно. На следующий день следователи получили пять автоматов, с которыми российские военные сдались в плен. Оружие осмотрели и составили протокол.

Гособвинение показывает автоматы российских военных, в том числе Вадима Шишимарина. Фото: Татьяна Козак, Ґрати

25 апреля Шишимарина опознала Екатерина Шелипова, вдова погибшего 62-летнего Александра Шелипова. Она указала на фотографию Шишимарина среди четырех карточек случайных мужчин. Тогда же Шишимарина опознали двое соседей — Николай Рудаков и Игорь Дейкон. 

Позже в суде Катерина Шелипова подтвердила, что узнала в Шишимарине человека, которого видела в окне серого Фольксвагена, который проезжал у ее дома.

«Взяла ведро набрать воды. Дошла до колодца и услышала выстрел. Стала набирать мужа по телефону. Пошла к калитке. Увидела машину и этого молодого человека с автоматом», — сказала в суде Шелипова, после чего добавила, что когда стрельба законилась, она вышла на улицу, увидела тело мужа и закричала.

Иван Дейкон также выступал в суде. Он рассказал, что увидел серый Фольксваген, когда шел с приятелем по дороге. 

«Как только он выехал на нашу улицу из-за поворота, мы услышали короткую автоматную очередь. Я увидел, что из автомобиля с заднего левого окна торчит автомат, который направили на жилые здания, — рассказал в суде Дейкон и добавил. — После этого автомобиль, не останавливаясь, двигался нам на встречу. Мы зашли во двор и спрятались».

30 апреля следователи и прокуроры повезли Шишимарина в Чупаховку для следственного эксперимента. В тот же день следствие получило от сотрудников сельсовета Камышей зеленую папку с документами. Среди них обнаружили «Ведомость о закреплении личного оружия зенитно-ракетного взвода воинской части 32010», из которой следовало, что сержант Шишимарин получил АК-47 номер 8439778 1993 года и два рожка патронов к нему.

«Свидетели Фалько и Александр Снежко рассказали, что 27 февраля обнаружили заглохший БТР, а в нем среди прочего папку с документами, которую забрали с собой», — вспоминает Ущапивский. По его словам, два месяца папка хранилась в Камышинском сельсовете. «Два месяца прошло, а когда нам ее дали, она все еще воняла соляркой», — вспоминал прокурор.

Катерина Шелипова передала следователям телефон мужа. Ущапивский рассказывает, что правоохранители связались с человеком, который говорил с Шелиповым по телефону и допросили его. Тот вспомнил, что во время разговора услышал выстрел и шум.  

Пули, которыми убили Александра Шелипова следователи, которые осматривали место убийства через месяц после событий, не нашли.  

В суде Шишимарин назвал номер своего автомата — 8439778. Он совпал с номером, который был указан в ведомости. Автомат с таким же номером прокуроры принесли в суд в качестве вещественного доказательства. 

«Экспертиза показала, что из этого автомата стреляли», — сказал Ущапивский. 

В суде Шишимарин еще раз признался в убийстве Шелипова.

«Там был мужчина, он разговаривал по телефону. Прапорщик Макеев приказал стрелять. Я отказался. Тогда еще один военнослужащий угрожающим тоном приказал мне стрелять, аргументировав это тем, что он нас сдаст. Я выстрелил короткой очередью», — рассказал в суде Шишимарин.

Вадим Шишимарин. Фото: Максим Полищук, Ґрати

В отличии от Макеева и Калинина, которых обменяли еще до суда, рядовой Иван Мальтисов участвовал в процессе. Он дал показания как свидетель обвинения. Он подтвердил, что Шишимарин выстрелил в гражданского после приказа неизвестного. В суде Мальтисов вспомнил, что старший лейтенант Калинин, который ехал в багажнике и не слышал разговоров в салоне, после убийства приказал всем поставить автоматы на предохранитель. Чтобы те не стреляли по гражданским.

4 мая эпизод по обвинению Мальтисова в нарушении правил и обычаев войны, совмещенном с убийством, выделили в отдельное производство. В тот же день прокуратура направила дело в суд. 

«То, что Шишимарин признался — это хорошо, но мы на его показаниях никогда бы не передали дело в суд. Комплексом доказательств мы доказали, что это он и никто кроме него не мог это сделать», — сказал «Ґратам» после суда Ярослав Ущапивский. 

Судейская коллегия зачитывает приговор Вадиму Шишимарину. Фото: Максим Полищук, Ґрати

Коллегия судей во главе с Сергеем Агафоновым посчитала так же и приговорила Вадима Шишимарина к пожизненному заключению. 

У адвоката по назначению Виктора Овсянникова так же нет вопросов по поводу доказательств вины его подзащитного. Он не согласен только с квалификацией, настаивая, что убийство Александра Шелипова не нужно было квалифицировать по статье о нарушении правил и обычаев войны, а только как убийство. Овсянников намерен оспорить приговор.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов