«Муж у тебя был нацистом, поэтому я его застрелил». В Киеве начали заочно судить российского военного, обвиняемого в убийстве и изнасиловании

Михаил Романов. Фото: личная страница в соцсетях
Михаил Романов. Фото: личная страница в соцсетях

В Соломенском районном суде Киева началось подготовительное заседание по делу российского военного Михаила Романова, который в марте участвовал в оккупации Броварского района Киевской области. Прокуратура обвиняет его в нарушении обычаев войны. По версии обвинения, россиянин застрелил жителя села Богдановка и трижды изнасиловал жену убитого. Самого Романова не было в суде, его судят заочно.

Не исключено, что россияна уже нет в живых в марте в соцсетях появилась информация о его гибели в боях. Однако прокуратура не нашла этому подтверждений.

«Ґрати» рассказывают, как расследовалось дело, и о чем шла речь на заседании.

 

Преступление

Утром 9 марта житель села Богдановка, бывший депутат горсовета Броваров С 2015 по 2019 годы Алексей Здоровец был депутатом Броварского горсовета. Он избирался от «Свободы», но в 2016 году его исключили из партии после конфликта. В 2017 году он вступил в партию «Сила Людей». В 2019 году баллотировался в Верховную Раду, но не прошел  Алексей Здоровец и его жена услышали выстрел во дворе своего частного дома. Пара вышла на улицу, и увидела группу российских солдат. Как оказалось, они застрелили их собаку — алабая, бегавшего по двору.

Алексей Здоровец. Фото: личная страница в фейсбуке

«Они сказали, что не знали, что здесь есть люди, что не хотят ничего плохого», — позже рассказала жена Здоровца британскому изданию The Time (ее имя издание не назвало, «Ґрати» также не раскрывают его для безопасности потерпевшей — Ґ ).

Российские войска заняли их село днем ранее 8 марта. По данным расследовательской группы Conflict Intelligence Team, со стороны Чернигова в Богдановку зашли военные двух танковых полков из города Чебаркуль Челябинской области. Они собирались наступать на Киев с северо-востока, но за Богдановкой их атаковала украинская армия.

Как сообщает издание «Медуза» со ссылкой на жителей села, тогда россияне принялись прятать уцелевшую технику в селе. После этого они устроили «зачистку» — принялись искать в Богдановке мужчин с боевым опытом и бойцов территориальной обороны. Так они попали в дом Здровцу.

По словам его жены, командир группы, пришедшей к ним во двор, представился Михаилом Романовым. Он был пьяным и приставал к женщине. Потом увидел в машине Здоровца камуфляжную куртку, разозлился и пустил автоматную очередь над головой мужчины. Пара убедила военных, что это экипировка для страйкбола, и Романов с солдатами уехал.

Однако вечером он вернулся с еще одним сослуживцем. Здоровец пошел открывать ворота, а его жена спустилась в бойлерную, где спал трехлетний сын.

«Потом я услышала выстрел на улице, а затем шаги уже в доме. Мне кричат: «Вылазь!» Я спрашиваю: «Где мой муж?» Тогда вот этот мужчина в черной форме говорит: «Нету у тебя больше мужа, он у тебя был нацистом, потому я его застрелил»», — рассказала жена Здоровца «Медузе».

Военный в черной форме пригрозил ей, что, если она поднимет шум, то они покажут ее трехлетнему сыну «как мамкины мозги по дому разлетаются». По ее словам, Романов приказал ей раздеться, после чего военные по очереди изнасиловали ее, держа пистолет у головы. Затем они уехали, но потом дважды возвращались и насиловали женщину снова.

«В очередной раз они вернулись уже настолько пьяные, что не держались на ногах, ссали прямо в доме и в конце концов уселись в кресла, где и уснули», — рассказала она.

Когда военные заснули, женщина взяла сына, который все это время сидел в бойлерной, и сбежала из дома. На следующий день ей удалось уехать на территорию, подконтрольную Украине. Там она дала показания полиции и рассказала о случившемся журналистам The Times и правозащитникам из Amnesty International. Первым о случившемся со слов пострадавшей рассказал в Инстаграме украинский телеведущий Андрей Джеджула.

 

Следствие

Служба безопасности Украины открыла уголовное производство по заявлению пострадавшей. Следствие нашло страницы Михаила Романова Вконтакте и «Одноклассниках». «Медуза» со ссылкой на местных жителей пишет, что россиянин сам при знакомстве просил женщин из Богдановки добавить его в друзья. Потерпевшая опознала Романова по фото.

«Медуза» пишет, что ему 31 год. Он родился в городе Пласт Челябинской области, а последние годы жил в Чебаркуле с женой и двумя детьми. По данным CIT, он командир звена в составе 239-го танкового полка (военная часть № 89547) или 6-го танкового полка (в/ч № 93992).

22 марта, еще когда село было оккупировано, прокуратура заочно объявила Романову подозрение в нарушении правил и обычаев войны — жестоком отношении к мирному населению, совмещенном с убийством часть 1 и часть 2 статьи 438 Уголовного кодекса . В подозрении указано, что именно Романов застрелил Здоровца. Хотя жена убитого говорила журналистам The Time и «Медузы», что в убийстве ей признался не Романов, а его сослуживец.

В конце марта Россия объявила об отводе войск из Киевской области, и российские военные покинули Богдановку. 10 апреля издание «Цензор.нет» опубликовало видео, на котором полиция осматривает место, где жила семья Здоровца. От их дома остались только обгоревшие стены. Тело Алексея было захоронено во дворе, полиция его эксгумировала.

Незадолго до этого в социальных сетях появилась информация о том, что Романов погиб в бою. Об этом в инстаграме со ссылкой на неназванных военных сообщил телеведущий Андрей Джеджула и журналист Виталий Рождаев.

Однако начальник полиции Киевской области Андрей Небитов заявил, что не смотря на эту информацию,  правоохранители все равно объявят его в розыск.

«Если он остался в живых, он будет привлечен к ответственности», — сказал Небитов.

В мае Соломенский суд Киева разрешил «специальное досудебное расследование» по делу Романова. Это значит, что обвиняемого можно судить в его отсутствии. В соответствии с недавними изменениями в Уголовно-процессуальном кодексе, это возможно, если подозреваемый находится в России или на оккупированной территории.

СБУ представила в суд справку о том, что Романов, по оперативной информации, продолжает службу в своей воинской части, которая в апреле вышла из Украины в Беларусь и в мае передислоцировалась в российский Белгород. Прокуратура направляла россиянину подозрение через вотсап: на его номер и телефон жены.

 

Суд

23 июня в Соломенском суде началось подготовительное заседание по делу Романова. Туда явились прокуроры, адвокатка потерпевшей Татьяна Коренчук и защитник обвиняемого Андрей Доманский Несколько лет назад он защищал главного редактора издания «РИА Новости Украина» Кирилла Вышинского, обвиняемого в госизмене. В 2019 году Вышинский был одним из тех, кого Россия обменяла на украинских политзаключенных .

Жена Здоровца участвовала в заседании дистанционно. Ее лицо не показывали на экране, был слышен только голос.

Прокуратура и адвокатка потерпевшей попросили провести процесс в закрытом режиме, так как дело касается преступления против половой свободы и неприкосновенности. Адвокат обвиняемого их поддержал. Судейская коллегия из трех судей во главе с Анной Сергиенко удовлетворили ходатайство. Тогда журналистов удалили из зала, но после суда прокурорка Оксана Калюс рассказала, что там происходило.

По ее словам, она подала ходатайство о вызове в суд Романова. Прокуратура понимает, что он не явится, но это необходимая формальность. По Уголовно-процессуальному кодексу, только если он не придет на заседание, у суда будут законные основания рассматривать дело без него. Судьи удовлетворили ходатайство и объявили перерыв.

Прокурорка заявила, что во время следствия правоохранители проверяли информацию из соцсетей о гибели Романова в боях, но не нашли подтверждения.

Прокурорка Оксана Калюс, 23 июня 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Если вдруг во время судебного рассмотрения появятся такие данные, они будут проверены надлежащим образом. Тогда мы будем вынуждены принять соответствующее процессуальное решение» — сказала она.

Сейчас следствие исходит из того, что Романов жив и находится в России.

Адвокат подсудимого Андрей Доманский отказался комментировать дело, сославшись на то, что процесс закрытый. Он сказал лишь, что, по Конституции, никто не может быть признан виновным до решения суда.

Доманский — адвокат по назначению, у него нет договора с Романовым. По его словам, он пытался связаться с клиентом, но тот не ответил даже ему.

«Я должен как адвокат, в первую очередь, как украинский адвокат, доказывать всем, что мы — правовое государство. Потому что, если мы будем нарушать права человека, чем мы будем отличаться от орков?» — сказала она.

Сам Романов не комментировал обвинения и никак не заявлял о себе. Все его страницы в социальных сетях удалены.

Адвокатка потерпевшей Татьяна Коренчук также отказалась от комментариев, сославшись на то, что клиентка против ее общения с журналистами. Прокурорка Оксана Калюс сказала, что пострадавшая сейчас в тяжелом психологическом состоянии.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов