«Крым — наша земля. России мы его не дарили и не продавали» — последнее слово крымскотатарского правозащитника Эмира-Усеина Куку в суде

Эмир-Усеин Куку. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
Эмир-Усеин Куку. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

В ноябре 2019 года Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил шестерых крымских татар из Ялты и окрестных поселков к заключению сроком от 7 до 19 лет. Их судили по обвинению в принадлежности к исламской партии Хизб ут-Тахрир — запрещенной и признанной террористической в России и свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. 

Все они отрицают причастность к терроризму, правозащитное движение «Мемориал» признало их политзаключёнными. 

Один из них — крымскотатарский правозащитник Эмир-Усеин Куку. Суд приговорил его к 12 годам колонии строгого режима.

Сегодня Апелляционный военный суд в подмосковной Власихе оставил без изменения приговор крымским мусульманам, и, в том числе, Эмиру-Усеину Куку. Перед тем, как судьи ушли в совещательную комнату, он выступил с последним словом, которое можно назвать образцом манифеста крымского политзаключенного.

Куку передал текст последнего слова «Ґратам» через адвоката. Мы публикуем его полностью.

 

Бисмилляхи р-рахмани р-рахим.

Думаю, не случайно рассмотрение апелляции на наш приговор было назначено на 22 июня. Возможно, хотели продемонстрировать какой-то символизм с первым днем войны, известной в России, как Великая Отечественная, из которой СССР вышел победителем. Тогда уж могли назначить на 18 мая — день Депортации крымских татар — для лучшего эффекта расправы. Ведь российской власти не привыкать воевать с крымскими татарами и наказывать их.

И осудили нас за то, что мы заявляли о своем праве жить в Крыму, на земле своих предков, в гармонии со своей религией Ислам, потому что я — крымский татарин, мусульманин и не собираюсь мириться со злом и несправедливостью, царящей на моей земле.

Меня обвинили в терроризме и неудавшейся попытке захватить власть в Крыму и в России. Можно сказать, что в терроризме и экстремизме вы обвиняете всех, кто отказывается молчать в тряпочку и прикрывать вас, быть «стукачом» и доносить на своих соседей и соплеменников.

Повсюду на оккупированных вами в разное время территориях, а стоит напомнить, что за последние 300 лет своего существования Российская империя расширялась со скоростью 100 квадратных километров в сутки, ваши придворные историки утверждают, что Россия таким путем исключительно защищалась. И Советский Союз, «преемственностью» с которым вы так кичитесь, постарался максимально сохранить завоеванные земли и расширить их. На протяжении почти 350 лет моим предкам удавалось противостоять захватническим планам России вместе с Османским государством. Но врагам нашего народа очень нужен был Крым — ключ к Чёрному морю, и они не остановились ни перед какими потерями человеческого материала, пока не оккупировали Крымское ханство и не аннексировали его в 1783 году.

В России осудили крымских мусульман. Снова

С  этого времени начались черные дни нашего народа — крымских татар, потому что окончилась спокойная жизнь по обычаям и традициям своих предков под сенью Исламской религии. Завоеватели принялись разрушать мечети и медресе, караван-сараи и кладбища, изымать старинные книги по религии и культуре, репрессировать имамов и ученых, насаждать чуждые нам понятия и культуру. Ну и, конечно, заселять Крым «новыми лучшими породами людей», как  выразилась Екатерина Вторая. Так возникло первое русское поселение в Крыму — Мазанка, якобы Крым всегда принадлежал и будет принадлежать России!?

Мы, крымские татары, всегда помнили и никогда не забудем, что Крым — наша земля. России мы его не дарили и не продавали.

А ещё мы, как и наши дети и внуки, не забудем и не простим того, что творили российские оккупационные войска на протяжении 200 с лишним лет над нашим народом на земле Крыма. Россия еще не ответила и не заплатила за злодеяния и депортацию крымских татар в 1944 году, совершенные Советским Союзом — вы ведь правопреемники!

Поэтому, мы — народ, не признавали и не признаем законными оккупацию и аннексию Крыма Россией ни в 1783 году, ни в 2014 году — сейчас. 

Вот за такие мысли меня, собственно, и осудили на 12 лет тюрьмы строгого режима; повторяю, даже не за призывы и действия, а за наличие мыслей. Потому что в современной России, как и 280 лет назад, мышление и понятия, противоречащие официальной позиции властей, уже преступление, мысленное.

Эмир-Усеин Куку в Симферопольском СИЗО. Фото предоставлено адвокатом

Поистине, «Шемякин суд»! То есть образец судебного «беспредела» — Южный окружной военный суд  приговорил меня на основании ложного обвинения в терроризме и попытке захвата власти к наказанию, почти равному наказанию за двойное убийство. Обычно за убийство одного человека дают  8-9 лет, а оптом, в России, как известно, дешевле. Вот как эта порочная судебная система оценивает «опасность» передового прогрессивного мышления, сформировавшегося на основе исламской религии.

Зная мою общественную активность в различных сферах, органы ФСБ неоднократно пытались завербовать меня в свои осведомители и провокаторы для того, чтобы арестовывать в первую очередь крымских татар и других мусульман.

Это предложение делалось под угрозой расправы, сопровождалось обещанием посадить меня на долгие годы и намеками на то, что у меня красивая жена и двое детей. Вербовщиком был лейтенант, сейчас уже капитан ФСБ, Александр Компанейцев — перебежчик, дезертир из СБУ, изменивший присяге офицера, предатель.

После моего отказа было три попытки возбудить уголовные дела по статье 282 — «Возбуждение ненависти или вражды» за публикации в украинский период; по статье 318 (применение насилия в отношении представителя власти — Ґ ) — за избиение спецназовца ФСБ; статье 205.2 (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности — Ґ ) — также за публикации в интернете. Каждый раз попытки заканчивались ничем, причем лично бывший прокурор Крыма Наталья Поклонская особенно упорно настаивала на моем уголовном преследовании, неоднократно отменяя вынесенные отказы в возбуждении уголовных дел. Все документы есть в материалах дела. И вот, наконец, мне подобрали очередную «террористическую» статью, а чтобы мало не показалось, добавили попытку захвата власти насильственным путем. Террористической деятельностью обвинители называют желание изучать и следовать своей религии, стремление возродить свой крымскотатарский народ как мусульман после более чем полувекового изгнания и насильственного удержания его в ссылке оккупантами с целью духовной, нравственной и культурной деградации и ассимиляции.

Естественным правом народа и индивидов является стремление соблюдать требования и каноны своей религии, прививать своим детям и разъяснять всем желающим, а также распространять ее. Также естественным является желание понять причины и события истории. Событий, приведших мой народ к тому бедственному положению, в котором он оказался.

Сегодня мы чувствуем себя на собственной земле словно непрошеные гости на чужом празднике.

У любого из нас могут в любой момент «отжать» бизнес, отобрать полученный во время Украины земельный участок, или снести дом, построенный собственными руками за долгие годы упорного труда и лишений на последние сбережения. Уже были случаи сноса в Крыму мечетей, построенных за народные деньги. Все это показывает, что у вас нет ничего святого. При слове «вас» я имею в виду в первую очередь власть и государственные органы, которые охраняют эту «обитель зла». 

«Ялтинская группа Хизб ут-Тахрир». Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

У полковника ФСБ Черкалина (Кирилл Черкалин, задержан в 2019 году по обвинению в мошенничестве — Ґ ) дома изъято 12 млрд. рублей наличными; у его подельников — полковников ФСБ Фролова и Васильева (бывший замначальника управления «К» ФСБ Дмитрий Фролов и его подчиненный Андрей Васильев обвиняются в захвате доли в одной из фирм на сумму почти полмиллиарда рублей — Ґ ), также найдены огромные суммы, а краны в ванной были из чистого золота. У начальника службы кадров МВД по Москве изъято более 2-х тонн денег в рублях, долларах и евро, плюс несколько ведер ювелирных изделий — а он арестован за продажу должностей в МВД. В списке фамилий, купивших эти должности, не менее трети Центрального аппарата МВД России. Недавно арестованы восемь спецназовцев ФСБ за групповой разбой и вымогательство в особо крупных размерах, и пойманы пока не все. Это из тех самых громил в балаклавах — «маски шоу», которые врываются в наши дома с автоматами под покровом ночи, словно бандиты. Оказывается, они и есть настоящие бандиты! И это только часть верхушки айсберга. Все они люди, которые якобы защищают население, и которым народ доверяет свою жизнь и безопасность.

Это те самые структуры — «злоохранительные» органы, которые обвиняют меня и моих товарищей в терроризме и попытке госпереворота!

Оборотни в погонах лепят из нас с помощью подконтрольных им лжесвидетелей супермегатеррористов, путчистов. Нам чуть было не  удалось «сделать» то, что не получалось у ГКЧП в 1991 году! Правда, в этот раз с нами не было таких полезных людей как министр обороны Язов, глава КГБ СССР Крючков, вице-премьер Янаев (Дмитрий Язов, Владимир Крючков, Геннадий Янаев — руководители Государственного комитета по чрезвычайному положению, организовавшие в августе 1991 года, по оценкам официальных властей, путч в России — Ґ ). Но не беда, куда маршалам, генералам и премьерам с их армиями до нас, — ведь мы мусульмане!

Те сотрудники ФСБ, которые преследовали нас и фальсифицировали наше дело, продали душу дьяволу за деньги, погоны и чины.

Нечистые сердцем и духом. Силовые структуры превратились в организованное преступное сообщество людей в погонах. Деградация всех органов власти и безответственный беспредел  разномастных силовиков со всей ясностью показывают глубину падения государства.

Дуа — коллективная молитва за судьбу заключенных в доме Эмира-Усеина Куку после его задержания. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Это один сплошной кошмар общественной жизни России, а ранее СССР, начавшийся с кровавого октябрьского большевистского переворота в 1917 году с параличом  всех сфер жизнедеятельности  населения. Бесправие человека в России стало нормой угнетения народов страны в дополнение к их политическому и экономическому угнетению, и особенно, нашего крымскотатарского народа.   

Мы, крымские татары, оказались заложниками пересечения глобальных интересов. Как в стратегической для нее точке земного шара Россия и во времена Украины всячески старалась через своих агентов  влиять в Крыму. В том числе препятствовать возвращению на родину крымских татар путем провокаций, антимусульманской пропаганды в СМИ и создания в противовес нашему народу, так называемого, «крымского казачества» — пророссийского по своей сути и подчиненности. Исторически казаков в Крыму не было, кроме как в виде пленных и послов на переговорах. Вспомните факты: столкновение с операторами НТВ у аквапарка в Симеизе, установку так называемых «поклонных крестов» на местах старинных мусульманских кладбищ, побоище в Судаке и многое другое.

А после театрального «референдума» под дулами автоматов спецназа ГРУ в 2014 году, что, кстати, признал и Путин, для российских карательных органов вообще наступило раздолье в аннексированном повторно Крыму. Они стали вести себя по отношению к нам, как захватчики ведут себя на оккупированной территории по отношению к покоренным аборигенам.

«Ялтинская группа Хизб ут-Тахрир». Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Те, кто не склонили голову, не согнулись в верноподданническом поклоне, не били себя публично в грудь с демонстрацией российского патриотизма, не пошли служить новым хозяевам под чутким руководством «конторы», мгновенно стали мишенью ФСБ.

Характерно, что на траурном митинге 18 мая 2015 года в Ялте, где я выступил с речью, нашелся лишь один единственный крымский татарин, взявший в руки неизвестно кем принесенный российский «триколор». Все отказывались, и народ запомнил, кто это.

Поэтому сразу же [после аннексии] начали пропадать активисты и недовольные из крымских татар, их дети и близкие. Пошла волна репрессий по национальному и религиозному признаку в отношении общественных, мусульманских и политических деятелей. Был запрещен Меджлис, объявленный экстремистской организацией, а его руководителей частью арестовали, а другим запретили въезд в Крым. Среди мусульман, соблюдающих религиозные обряды, закономерно сразу обнаружили «боевиков» и «террористов», якобы готовившихся взорвать всеобщее счастье и благоденствие, внезапно наступившие под когтями двуглавого римского орла.

Видимо, нужно было выполнять еще Екатериной II поставленную цель — очистку Крыма от крымских татар и любых других «неблагонадежных» мусульман, при попустительстве властей Украины снова укрепившихся в угрожающей близости от главной базы Черноморского флота — Севастополя.

Если кто-то посмеет поднять свой голос в защиту тех, кто несправедливо обвинен и притеснен, — тут же попадает под прицел ФСБ. За употребление слов «шариат», «халиф», «халифат» можно тут же стать преступником, даже если речь шла о событиях трехсотлетней и даже тысячелетней давности, как это произошло с нами.

Свобода слова, формально декларируемая в современной России, фактически отсутствует. Журналистика, не являющаяся придворной, «карманной», полностью подавлена и преследуется — примеры Ивана Голунова и Наримана Мемедеминова широко известны.

Эмир-Усеин Куку. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Управляемый референдум 2014 года и так называемое присоединение Крыма практически не признаны никем и квалифицированы международным сообществом как аннексия и оккупация, согласно IV Женевской конвенции (Конвенция о защите гражданского населения во время войны, 12 августа 1949 года — Ґ ), которую Россия сама же ратифицировала, но не выполняет в отношении жителей Крыма и нас, — крымских татар и мусульман, в особенности. 

Мне представляется, что приближаются сумерки России, если в ближайшее время власть не изменит своего отношения к народу. Всем известно, что российский народ очень терпеливый. Но любому терпению приходит конец рано или поздно. Эпидемия коронавируса это наглядно показала. Всё может измениться в один день, как цена барреля нефти в марте 2020 года.

Оставляя источник зла, вы караете людей, которые отвергают сами принципы, порождающие это самое зло. В отношении нас применён неизменный принцип инквизиционного судопроизводства, по которому отрицание приписываемых обвиняемому еретических воззрений лишь увеличивало вину. Я не сомневаюсь в том, какое решение будет принято в отношении нас — обвинение останется в силе.

Благодарю всех людей, независимо от национальности и вероисповедания, которые поддерживали нас всё это время любыми способами. Тех, кто тратит время и силы, рискует свободой для распространения информации о нас, выходя на одиночные пикеты и митинги, приезжает на судебные заседания за тысячи километров. Выражаю особую признательность международным и правозащитным общественным организациям: «Front Line Defenders», «Amnesty International», «Freedom House», «Let My People Go», «Агора», «Мемориал», Меджлису крымскотатарского народа, «Крым.SOS», «Крымский дом», «Крымская солидарность», и многим, которых я не назвал, кто проводит флешмобы, различные акции в Украине и России, Германии и Нидерландах, других странах, добиваясь нашего освобождения. Благодарю народы и государственные органы Украины и стран, требующих прекращения уголовного дела в отношении меня и моих товарищей.

Я безгранично признателен нашему мужественному крымскотатарскому народу и с гордостью заявляю, что являюсь сыном этого легендарного народа, которого не смогли подчинить самые суровые испытания. Хуже которых наверно не выпадало на долю ни одного народа в мире. Я благодарен Аллаху за посланную мне судьбу. Я требую отменить решение Верховного суда России о признании организации «Хизб ут-Тахрир» террористической, на основании которого я осужден. Я требую остановить репрессии по политическому и национальному признаку в Крыму и немедленно освободить всех политзаключённых в Крыму и России, в том числе по «делу Сети». Я верю, что из этой тяжелейшей и неравной схватки мы выйдем, одержав блестящую победу в борьбе за справедливость.

Мы ждем перемен. Перемен требуют наши сердца. Пусть не рассчитывают те, кто лишил нас свободы, что мы падем духом и будем просить пощады.

Заканчиваю хадисом Пророка Мухаммада: «Кто на вес пылинки сделал добро, увидит его, кто на вес пылинки сделал зло, увидит его».

Спасибо за внимание. Щиро дякую за увагу!

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов