«Это мое не последнее, а очередное слово» — выступление Наримана Мемедеминова в суде

Крымскотатарский активист и блогер Нариман Мемедеминов, обвиняемый Россией в публичных призывах к террористической деятельности, выступил с последним словом в Южном окружном военном суде. «Ґрати» публикуют сокращенное выступление Мемедеминова. Гособвинение запросило для него 6 лет лишения свободы, приговор будет объявлен завтра в 9:30.

Акция в поддержку Наримана Мемедеминова в Киеве
Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Я Мемедеминов Нариман Ибраимович, 7 мая 1983 года рождения, уроженец Узбекистана, раскаиваюсь в содеянных мной преступлениях и признаю свою вину», – вот это хотят слышать все те, кто причастен к преследованиям и репрессиям крымских татар, мусульман Крыма. Для чего?

Все очень просто, чтобы говорить: «Мы арестовываем террористов-экстремистов». Помните, тогда Наталья Поклонская заявила, после арестов: «Это не татары, это террористы». Чтобы оправдаться перед представителями других стран, международными организациями, даже перед своими гражданами.

Но ведь это действительно нонсенс:

Причем они таковыми стали как раз после того, как вооруженные люди эту безопасность нарушили.

Ах да, о чем это я? Ведь это другое, не наше: «Там можно, а тут, у нас — уж извините, но нельзя. Вы с чем-то не согласны? Вы выделяетесь из общей массы? Так! Значит мы арестовываем, судим, а вы приходите и начинаете своим мобильным телефоном да своими репортажами, статьями показывать происходящее. Ой, то есть своими репортажами и статьями начинаете угрожать безопасности нашего государства. Вот вам 205-я статья – терроризм, а в вашем случае 205.2 – публичное оправдание терроризма!».

Вот поэтому я сейчас не пью кофе с любимой супругой, после того, как мы проводили наших детей в школу, а нахожусь в Ростове-на-Дону, в Южном окружном военном суде и говорю свое очередное слово, которое, Иншааллах, не является последним!

Акция в поддержку Наримана Мемедеминова в Киеве
Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Но беда-то в том, что мои слова должны быть адресованы суду, который не по своей воле является не слышащим. Да-да, именно не слышащим. Та статуя, называемая Фемидой, — она с завязанными глазами и это символизирует объективность, справедливость. В нашем же случае — Фемида с берушами в ушах. Странно правда?! Человечество использует беруши от посторонних шумов, а для российской Фемиды посторонние шумы — это слова правды, истины. Однако если наша правда не совпадает с шаблонами, то это все посторонние шумы.

Шаблонное право, или шаблонное судопроизводство — так можно назвать производство в судах и право в РФ. Вновь, почему?

Как ни странно, все так же просто. Вот решение Верховного суда России от 14 февраля 2003 года: признать Хизб-ут-Тахрир террористической организацией. 2019 год: судят Мемедеминова, как до этого осудили Зейтуллаева, Мамутова (Руслан Зейтуллаев, Энвер Мамутов – фигуранты дела Хизб ут-Тахрир, осужденные российским судом – ред.) и других крымских политзаключенных за публичное оправдание терроризма, так как в видеозаписях, которые ему Мемедеминову вменяют есть слова о Хизб ут-Тахрир или связанные с Хизб ут-Тахрир.

Стоп!

Но ведь публичное оправдание терроризма — это… Какое отвратительное разъяснение… Вот у нас решение Верховного 2003 года, ты говорил о Хизб ут-Тахрир, или связанное с Хизб ут-Тахрир? Все! Значит публично оправдал терроризм! Абсурдно? Согласен! Вот только я за решеткой полтора года из-за этого абсурда!

Акция в поддержку Наримана Мемедеминова в Киеве
Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Вот еще пример «шаблонного права»: «Признать Меджлис крымскотатарского народа экстремистской организаций». Так! Ты член Меджлиса или сочувствуешь Меджлису? – на тебе 282-ю статью – экстремизм. Как это? Но история народного движения крымских татар насчитывает десятилетия и десятки тысяч человек из народа… Так, а ну-ка молчать! Что там, кто насчитывает нас не интересует, ясно?! Вот решение: «Меджлис – экстремисты», значит и ты экстремист!

Конечно, стоит отметить, что опыт, катастрофический и горький, опыт шаблонов и ярлыков уже был в истории моего народа. Там тоже в одночасье наложили ярлык «предатель» и депортировали стариков, женщин и детей, а больше некого было.

Но! Внимание! Уже нет давно тех, кто посмел посягнуть на мой народ, уже давно все эти «палачи» канули в Лету, и история о них только осталась: позорная, низкая, никчемная, осуждаемая. А мой народ вел мирную ненасильственную борьбу и работу повсеместно. И что? И добился своих целей, по милости и дозволению Всевышнего!

В 2019 году мы столкнулись с тем, что крымские татары – это террористы и экстремисты, поэтому те слова чиновника из Крыма: «это не татары – это террористы»; меня нисколько не удивили. Также и не удивило меня поведение силовиков, которые взялись арестовывать всех, кто вышел на одиночные пикеты в поддержку соотечественников с плакатами «Наши дети не террористы и не экстремисты». Также меня не удивили слова прокурора: «Может, подсудимый сочувствовал арестованным?».

Я скажу, почему меня это всё не удивляет. Хотя говорить я должен суду и говорить буду суду, но если российская Фемида в берушах, то услышат остальные присутствующие. Я убеждён, что и суд слышит и понимает-знает, но…

Акция в поддержку Наримана Мемедеминова в Киеве
Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Так вот, не удивляет меня это всё, потому что, ну никак не укладывается в эти просветлённые головы чиновничьих структур, государственного обвинения и им подобных: «Ну что вы не сидите дома, зачем приходить на суды и стоять под зданием? Зачем стоять с этими плакатами, зачем эти пикеты вообще? Зачем деньги носить этим семьям? Зачем собирать монетки на оплату штрафов?». Ну, не понимают они – природа у нас такая, культура. Когда кому-то из нас плохо, всем некомфортно, поэтому и солидарные друг с другом. Вот где единство!

Сказанное ваше – понятно, объективно, обоснованно и отмечено в резолюциях ООН, ПАСЕ, ОБСЕ. Но, что этот Мемедеминов кричит всё время о журналистике? Извините, но тут тоже предельно просто!

Акция в поддержку Наримана Мемедеминова в Киеве
Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Продолжайте работу в этом отношении, в опровержении обвинений, которые станут решениями, наподобие решений Верховного Суда России от 2003 года, или несправедливыми приговорами, наподобие приговоров крымским политзаключенным. Продолжайте работу в этом отношении, и даст Всевышний, у вас получится избавить население от шаблонного обвинения.

Что касается обвинения и суда, то хочу напомнить вам две очень простые мысли: когда завтра прохожие будут, показывая на вас говорить: «Смотри, палач идет!», – не удивляйтесь. И этому учит меня моя религия: «Между мольбой притесненного и Господом Богом нет никакой преграды!».

Хвала Всевышнему Аллаху за то, что ни на мгновение я не стыдился за своего отца, деда, и весь народ, в то время, когда их несправедливо обвиняли, потому что знал, что это ложь! Ни у кого нет никакого права сегодня говорить на мой народ террористы-экстремисты, потому что это ложь. И наши дети, дети всех крымских политзаключенных будут знать, что их отцы не предатели своей культуры, своей основы, своей религии!

Поэтому:

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов