«Между двух палат». Суд в Крыму по требованию местной адвокатской палаты отобрал у крымскотатарских адвокатов лицензии, которые выдала палата в Чечне

Российские полицейские пришли на заседание объединения «Крымская солидарность», на первом плане — адвокатка Лиля Гемеджи, октябрь 2018 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
Российские полицейские пришли на заседание объединения «Крымская солидарность», на первом плане — адвокатка Лиля Гемеджи, октябрь 2018 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

В конце марта 2023 года в Крыму завершилось рассмотрение иска адвокатов Лили Гемеджи и Рустема Кямилева к адвокатской палате Крыма. Юристы считают, что им незаконно отказали в переводе из одной палаты в другую и фактически, используя это в качестве повода, лишили адвокатского статуса. Защитники, работавшие в десятках процессов крымских политзаключенных, считают, что за этим стоит ФСБ, которая таким образом устранила несговорчивых и активных адвокатов.

Адвокатская палата Крыма подала встречный иск к крымскотатарским адвокатам и заодно — к Адвокатской палате Чечни, которая выдала им лицензии. 

«Ґраты» разобрались в столкновении палат и адвокатов, и объясняют — зачем им всем понадобился этот суд.

 

Иск адвокатов к адвокатской палате Крыма

Крымские адвокаты Лиля Гемеджи и Рустем Кямилев сдали квалификационный экзамен и получили статус адвоката в Адвокатской палате Чеченской Республики в 2018 и 2019 году, но позже решили перевестись в адвокатскую палату Крыма, где жили и работали. Для этого они сдали удостоверения и получили справки, выданные минюстом Чечни. Справки подтверждали адвокатский статус Гемеджи и Кямилева. Фактически, в Крыму они лишь должны были поменять их на новые адвокатские удостоверения. Адвокаты сообщили о желании выйти из чеченской и вступить в крымскую палату, и стали ждать решение. 

В итоге, и Кямилеву, и Гемеджи отказали в переводе в крымскую палату. Они назвали это решение незаконным, но и вернуться в чеченскую палату уже не могли. Крымская палата рассматривала их заявки несколько месяцев — больше положенного срока, и именно это послужило формальным основанием для лишения их адвокатской лицензии летом 2022 года. 

Статус адвоката Гемеджи и Кямилева назвали «не безупречным». У палаты появились сомнения к стажу Гемеджи и к результатам компьютерного тестирования — квалификационного экзамена. Кроме того, палату не устроило, что статус был получен не по месту проживания в Крыму, а по месту временной регистрации — в Чечне. Похожие вопросы возникли и к Кямилеву. 

Отработали. Сразу троих крымских адвокатов лишили лицензии

Адвокаты обратились в суд. Они называют решение крымской палаты дискриминационным и считают, что за ним стоят крымские управления ФСБ и полиции, недовольные тем, что несговорчивые адвокаты на протяжении многих лет защищают политических заключенных в Крыму. 

«Мы решили обратиться в суд. Других инструментов у нас нет. Понимая, что шансов мало и есть общее давление на все органы, которые принимают решения по нашим адвокатским статусам, мы, тем не менее, решили пройти и этот путь, потому что мы хотим открыто показать заказной характер нашего преследования. Это наступление на независимый институт адвокатуры», — говорил «Ґратам» Рустем Кямилев.

Он уверен, что адвокаты не нарушали процедуру при переводе в крымскую палату, а отказ в принятии, несмотря на действующий адвокатский статус —  незаконный. 

Материалы дела через два месяца после подачи иска рассмотрела судья Железнодорожного райсуда Симферополя Ирина Липовская. Интересы Гемеджи и Кямилева отстаивали коллеги — Сергей Локтев и Алексей Ладин.

 

Встречный иск адвокатской палаты со второй попытки

Представитель и вице-президент Адвокатской палаты Крыма Владимир Халаимов заявил в суде, что статус Лиля Гемеджи и Рустем Кямилев получили незаконно. Поэтому он подал встречный иск — к адвокатам и к Адвокатской палате Чечни в качестве соответчика. Но сначала суд отказался принимать ответный иск крымской палаты. 

Лиля Гемеджи. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

— У них есть адвокатский статус в Чечне, каким образом это затрагивает ваши интересы? Ну есть и есть, — недоумевала судья.

— Если бы они не хотели к нам перейти, то оно бы нас никак не касалось. Но, увидев, что они действовали в обход закона, мы выступили против, — пояснил представитель адвокатской палаты.

— Есть факты незаконных действий?

— Наше решение совета об этом говорит.

— Зачем тогда встречный иск?

— Потому что этот вопрос сейчас рассматривается Федеральной палатой адвокатов РФ, и они (адвокаты Гемеджи и Кямилев — Ґ ) нам же предъявили иск. 

Палата потребовала признать незаконным и отменить решение чеченской палаты о присвоении адвокатского статуса Гемеджи и Кямилеву и взыскать с них в пользу крымской палаты госпошлину. 

Гемеджи в ответ заявила, что они с Кямилевым не могут быть ответчиками по этому иску, потому что не имели никакого отношения к решению Адвокатской палаты Чечни о выдаче адвокатской лицензии. «Мы максимум можем быть третьими лицами в этом деле», — говорила адвокатка. 

Рустем Кямилев. Фото: «Крымская солидарность»

Судья Липовская ее фактически поддержала и иск не приняла. 

На следующем заседании Халаимов вновь попросил принять встречный иск крымской палаты. Единственное, что изменилось — к требованиям добавили еще один пункт — сдать оригиналы справок, выданных в Чечне и подтверждающих статус адвоката. Сумма госпошлины, которую запросила крымская адвокатская палата — 30000 рублей.  

На этот раз судья Липовская возражать не стала и приняла встречный иск к рассмотрению. Адвокат Сергей Локтев на это отметил, что претензии одной палаты к другой вообще должен рассматривать не суд общей юрисдикции, а арбитражный. Но в итоге, иск был принят.

 

Сдайте справки

При переводе из одной палаты в другую у адвокатов запросили пакет документов, но оригиналов справок в перечне не было. Адвокаты заверили копии у нотариуса и передали их вместе с остальными документами, оригиналы вернули им для участия в судебных процессах.

В суде адвокаты назвали это исковое требование «недобросовестным поведением» и злоупотреблением правом и предположили, что требование о справках появилось в иске крымской палаты только затем, чтобы его рассматривали на полуострове. Рустем Кямилев сказал «Ґратам», что оригиналы справок потребовали именно для этого.

В итоге представители чеченской палаты в суде не появились.

 

Возражения Чеченской палаты

Чеченская палата оказалась в этой судебной тяжбе сразу в двух ролях. С одной стороны, ее привлекли, как третье лицо Гемеджи и Кямилев, с другой — в качестве ответчика по встречному иску крымской палаты. 

Чеченская палата попросила Железнодорожный райсуд выделить претензии крымских коллег к ним в отдельное производство, не смешивая с претензиями к Гемеджи и Кямилеву, и направить в в Арбитражный суд Чеченской Республики. А если все же иск будет рассмотрен в Крыму, то отказать крымской палате.

При этом решение о прекращении статуса Лили Гемеджи, которое было принято 15 июля 2022 года, Чеченская палата отменила. Все претензии к ней повторно должна рассмотреть квалификационная комиссия при адвокатской палате Чечни. Но там решили дождаться, чем закончится тяжба в Крыму. 

В Чеченской палате заявили, что одна адвокатская палата не вправе надзирать над другой, тем более, отменять ее решения. 

«Это противоречит основам независимости и самостоятельности адвокатской палаты в принятии решений, закрепленным в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Российская адвокатура является независимым институтом гражданского общества и не входит в систему органов государственной и муниципальной власти», — написал президент адвокатской палаты Чечни Шамхан Катаев судье Ирине Липовской. По его мнению, всеми противоречиями между палатами должна заниматься Федеральная палата адвокатов.

Активистки «Крымской солидарности», родственницы политзаключенных и адвокатка Лиля Гемеджи (впереди справа) выходят из Железнодорожного райсуда Симферополя. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

На первом заседании судья и сама задавалась этим вопросом. Сначала она попросила Халаимова пояснить, почему одна адвокатская палата считает, что может оспаривать решения другой, сравнив это с тем, как если бы Железнодорожный районный суд Симферополя рассматривал решения Центрального районного суда.

«Для этого есть Верховный суд», — напомнила судья Халаимову.

— Мы считаем, что имели право, — настаивал вице-президент крымской палаты.

— По каким законам?

— Федеральный закон об адвокатской деятельности. Есть положения о порядке перевода, там четко написано, что мы можем потребовать дополнительные документы.

— Дополнительные документы, но не давать же оценку!

Но на следующих заседаниях никаких вопросов у судьи уже не возникало.

 

Федеральная палата адвокатов

Уже после подачи иска адвокатов и встречного иска палаты, 15 декабря 2022 года, Совет Федеральной палаты адвокатов РФ собрался для рассмотрения дела Лили Гемеджи. Президент палаты Юрий Пилипенко согласился с тем, что ее лишили статуса с нарушениями и отменил решение чеченских коллег.  Тем не менее, Гемеджи осталась недовольна. По ее мнению, Федеральная палата отменили лишение статуса лишь по техническим причинам — из-за нарушения сроков, например. Но по причине лишения статуса так и не высказалась.

«Поэтому я считаю, что была определенная согласованность действий крымской палаты с федеральной палатой», — считает Лиля Гемеджи. 

В Железнодорожный райсуд Федеральная палата, которая прислала свои письменные объяснения, в которых просила в удовлетворении иска Гемеджи и Кямилева отказать, а встречный иск Адвокатской палаты Крыма — удовлетворить. 

Крымскую палату поддержал и местный минюст, который также прислал в суд письменные объяснения. Представитель минюста Чечни попросил рассматривать дело без него. 

 

Решение

20 марта 2023 года Железнодорожный райсуд Симферополя аннулировал адвокатские лицензии Лили Гемеджи и Кямилева и взыскал с них госпошлину — 30000 рублей Почти 14000 гривен , полностью согласившись с иском адвокатской палаты Крыма. Иск адвокатов, что им незаконно не позволили перейти в крымскую палату, судья Ирина Липовская не удовлетворила.

Она сослалась на письмо вице-президента Федеральной палаты адвокатов о том, что палата может отказать в принятии новых членов, если есть сомнения в действительности документов, которые они предоставили. А в случае оспаривания отказа — вправе заявить встречный иск. Причем, решила судья, его можно предъявить в суд по месту нахождения палаты. В данном случае — в Симферополе.

Кямилев и Гемеджи продолжают участвовать в судебных процессах над политическими заключенными Крыма, но теперь, из-за отсутствия статуса, в качестве защитника не адвоката. 

«Сейчас я захожу в суд наряду с профессиональными адвокатами, как обычный гражданин, даже без предоставления своего диплома о высшем юридическом образовании. Я буду продолжать помогать людям и защищать их», — сказала «Ґратам» Лиля Гемеджи.

Адвокаты намерены подать апелляцию. 

«Таким образом они отсекают независимых адвокатов, которые пытаются отстоять истину в суде, показывая несостоятельность определенных уголовных дел. Там нет доказательств, есть политический заказ. Они открывают «ящик Пандоры», — прокомментировал итоги суда Рустем Кямилев.

Слухайте подкаст СИРЕНА Піонертабір для дорослих. Як росіяни викрадали людей у Херсоні

Піонертабір для дорослих. Як росіяни викрадали людей у Херсоні

Слухайте подкаст СИРЕНА

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов