«Материнское» дело Майдана. Прокуратура завершила расследование разгона протестующих и ждет заочного суда над Виктором Януковичем и еще девятью чиновниками

Бойцы «Беркута» стоят возле баррикады под пешеходным мостом на улице Институтской, 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)
Бойцы «Беркута» стоят возле баррикады под пешеходным мостом на улице Институтской, 18 февраля 2014 года. Фото: Радіо Свобода (RFE/RL)

В канун восьмой годовщины Евромайдана генпрокурорка Ирина Венедиктова отчиталась об окончании «главного дела» — о разгоне лагеря протестующих в феврале 2014 года. По ее словам, следствие убеждено расстрелы и избиения в центре Киева организовал экс-президент Виктор Янукович при помощи девяти высших должностных лиц МВД, СБУ и Минобороны. После того, как стороны ознакомятся с материалами дела, которое насчитывает 1500 томов, начнется заочный суд над обвиняемыми. В свою очередь защита Януковича называет обвинения прокуратуры бездоказательными.

«Ґрати» рассказывают, в чем конкретно подозревают Януковича и других чиновников, и почему это дело может никогда не дойти до приговора.

 

Версия следствия

17 ноября генпрокурорка Ирина Венедиктова собрала журналистов на пресс-конференцию вместе с руководителями департамента дел Майдана.

«Восемь лет с начала Евромайдана. Почти столько продолжается ожидание общества, поиск истины правоохранителями. Сегодня завершено досудебное расследование «материнского» дела Майдана. Это дело о верхушке организаторов самых трагических дней Революции достоинства силового разгона, штурма и, в завершении, расстрелов протестующих», объявила она.

По ее словам, «материнское» дело Майдана охватывает события последних трех дней протестов в центре Киева с 18 по 20 февраля 2014 года. Они начались с акции Евромайдана под названием «Мирная хода». 18 февраля тысячи протестующих отправились маршем от Майдана до Верховной Рады, чтобы потребовать от депутатов урезать полномочия президента. На подходе к парламенту майдановцев встретили бойцы «Беркута». Завязались столкновения, в ходе которых спецназовцы избивали протестующих дубинками, кидали свето-шумовые гранаты, стреляли резиновыми пулями и свинцовой картечью.

Брифинг Генерального прокурора Ирины Венедиктовой по делам Майдана, 17 ноября 2021. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Силовики оттеснили протестующих к Майдану. Вечером 18 февраля власти объявили о проведении Антитеррористической операции и начали штурм, но майдановцы дали отпор и удержали контроль над площадью. Утром 20 февраля протестующие пошли в контрнаступление в сторону правительственного квартала, в ответ силовики стреляли в них из боевого оружия. По данным прокуратуры, всего за три дня противостояний погибли 67 протестующих, пострадали 887 гражданских лиц и 132 правоохранителя.

По версии прокуратуры, главный организатор разгона Евромайдана экс-президент Виктор Янукович, после победы революции сбежавший в Россию. Следствие считает, что он хотел остановить протесты, поскольку они ставили под угрозу его пребывании во власти. В связи с этим, как считает прокуратура, он «отдал явно преступные приказы о применении сотрудниками МВД и СБУ спецсредств и огнестрельного оружия для силового противодействия протестам без оснований и с нарушением законодательства». По версии следствия, в министерстве внутренних дел его указания выполняли глава ведомства Виталий Захарченко, его заместитель Виктор Ратушняк, начальник МВД Киева Валерий Мазан, командующий внутренними войсками Сергей Шуляк, руководитель киевского «Беркута» Сергей Кусюк и начальник киевской милиции общественной безопасности Петр Федчук. Также приказы по разгону Майдана, по версии следствия, выполнял министр обороны Павел Лебедев, глава Службы безопасности Александр Якименко и его заместитель Владимир Тоцкий.

Следствие считает их организованной преступной группой и подозревает в шести преступлениях: убийствах часть 3 статьи 28, часть 3 статьи 27, пункты 1, 5, 12 части 2 статьи 115 Уголовного кодекса , покушениях часть 3 статьи 28, часть 3 статьи 27, часть 2 статьи 15, пункты 1, 5, 12 части 2 статьи 115 УК  и нанесении тяжких телесных повреждений протестующим часть 3 статьи 28, часть 3 статьи 27, часть 2 статьи 121 УК , террористическом акте часть 3 статьи 28, часть 3 статьи 27, часть 3 статьи 258 УК , превышении полномочий часть 3 статьи 28, статьи 340 УК  и препятствовании митингам часть 3 статьи 28, часть 3 статьи 27, часть 3 статьи 365 УК .

Генпрокурорка Ирина Венедиктова, 17 ноября 2021. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Следствие установило, что во время уличных столкновений Янукович проводил совещания с силовиками и созванивался с Захарченко и Якименко. Прокуратура считает это доказательством того, что именно экс-президент организовал разгон протестующих. Другие подозреваемые силовики тоже постоянно созванивались друг с другом.

«Происходили телефонные соединения по телекоммуникационной или специальной связи. Таких соединений было много. В период 18-20 февраля между Мазаном и Федчуком было 139 соединений, между Шуляком и Мазаном 47 соединений», сказал замглавы департамента дел Майдана Денис Иванов.

По его словам, следствие знает только о количестве телефонных соединений, записей самих разговоров у него нет.

По данным прокуратуры, все 10 подозреваемых сейчас скрываются в России. Денис Иванов сообщил, что Украина запрашивала у Москвы их экстрадицию, но получила отказ. В 2014 года Киев также добивался, чтобы Януковича объявил в международный розыск Интерпол, однако организация отказала, сославшись на то, что подозрение политически мотивировано.

Декларация правосудия. На годовщину Майдана от Рады ждут новые законы, но пока что получили только манифест

В апреле этого года Верховная Рада внесла изменения в Уголовно-процессуальный кодекс о заочном правосудии. Эти поправки позволяют судить обвиняемых в их отсутствие, если они скрываются на оккупированных территориях или в стране, признанной в Украине агрессором. Ссылаясь на эту норму, суды разрешили расследовать и судить Януковича и остальных девятерых подозреваемых в их отсутствие.

 

Версия защиты и надежды потерпевших

Прокурор Денис Иванов заявил, что 17 ноября его коллеги завершили расследование и открыли материалы дела для защиты и потерпевших. Однако адвокат Януковича Александр Горошинский сказал «Ґратам», что узнал об этом из СМИ.

Прокурор Денис Иванов, 17 ноября 2021. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

По его словам, все обвинения прокуратуры голословны и в деле нет никаких доказательств того, что экс-президент отдал приказ разогнать Майдан. По его словам, телефонные соединения Януковича с подчиненными ни о чем не говорят, поскольку логично, что во время таких событий в центре Киеве президент обсуждал ситуацию с профильными министрами.

«Ни один протокол допроса свидетеля или потерпевшего не указывает, что Виктор Федорович, как президент, отдавал какие-то приказы на разгон. Более того, вы знаете, что наоборот, президент пошел на все требования оппозиционных сил в то время. Более того, был подписан договор о мирном урегулировании, который между прочим не выполнили сами протестующие», сказал адвокат.

Во время судов о мере пресечении и заочном рассмотрении защита Януковича настаивала, что следствие было однобоким. Адвокаты заявляли: участники Майдана сами стреляли из огнестрельного оружия, ранили и убили правоохранителей, но Госбюро расследований и прокуратура не расследуют эти эпизоды. По версии защиты, перестрелку спровоцировали именно протестующие по указке лидеров оппозиции Петра Порошенко, Андрея Парубия и других. А когда те пришли к власти, они, как считают адвокаты Януковича, сфабриковали дело об организации расстрелов против своего политического оппонента. По словам адвоката Горошинского, эту же версию он будет оставить в суде.

Когда начнется процесс пока неизвестно. До того, как прокуратура направит дело в суд, стороны должны ознакомиться с материалами дела, в котором 1500 томов. За время следствия состоялось более 1600 допросов свидетелей и 3000 потерпевших, проведено более тысячи следственных экспериментов и свыше 3500 экспертиз — отчиталась прокуратура.

Адвокат Горошинский затруднился ответить, как долго он с коллегами будет изучать все эти материалы.

«В других уголовных производствах они давали два терабайта видео. Если эти видео осматривать на протяжении рабочего дня с 9:00 до 18:00, то нужно было три месяца. А это только видеоматериалы! Сколько видеоматериалов в этом уголовном производстве неизвестно», сказал он.

Прокуроры переживают, что адвокаты намеренно затянут ознакомление с материалами, ссылаясь на значительные объемы.

Прокурор Олексей Донской, 17 ноября 2021. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Большой вопрос, сколько будет тянуться процесс, когда дело попадет в суд, учитывая, что в деле 10 обвиняемых и больше тысячи потерпевших и еще больше свидетелей, которых нужно допросить. Для сравнения в деле командира роты «Беркута» Виктора Шаповалова, обвиняемого в разгоне «мирной ходы» 18 февраля 2014 года, 106 потерпевших, и его дело слушается уже больше пяти лет. В этом году судья по делу ушел в отставку, и процесс начался заново.

Война и «Мирная хода». С чего начались расстрелы на Майдане, кто за это ответил, а кто пошел на повышение

Другой пример: дело экс-замначальника милиции общественной безопасности Владимира Гриняка, также обвиняемого в разгоне Майдана 18-19 февраля. В нем 204 потерпевших. Суд слушает дело три года и пока находится на начальной стадии.

Потерпевшие по делу Майдана понимают, что заочный суд над Януковичем и остальными чиновниками затянется еще дольше. Глава организации «Нескорений Майдан 18.02», объединяющей пострадавших, Александр Тимошенко сказал «Ґратам», что доволен окончанием следствия по делу Януковича, но не ждет ничего хорошего в судах.

«Конечно, без надежды нельзя жить. Но по опыту того, как это происходит, как готовятся адвокаты очень высокооплачиваемые на кремлевские деньги, у меня немного надежд на быстрое окончание суда в обозримом будущем», сказал он.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов