«Любите нашего вождя». Ленинский суд Кировограда осудил двух коммунистов за призыв «изучать Ильича»

Рисунок: Анна Щербина,  Ґрати
Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

В Кропивницком суд вынес приговор местной семейной паре — идейным коммунистам, которые снимали и выкладывали в ютуб ролики об истории СССР. Прокуратура вменяла им статью о распространении коммунистической символики, за которое в Украине предусмотрено до десяти лет лишения свободы. Обвинение строилось, в частности, на том, что в одном из роликов они призвали «помнить, любить и изучать Ильича». По иронии судьбы дело рассматривал Ленинский районный суд Кировограда — его до сих пор не переименовали, несмотря на закон о «декоммунизации».

 

Утром 5 марта 2019 года Максим из Кропивницкого и его жена Оксана услышали звонок в дверь (имена изменены из соображений безопасности по просьбе героев — Ґ ). Они никого не ждали и насторожились. На вопрос хозяев, кто это, голос за дверью ответил: «Полиция». Максим открыл дверь и увидел на лестничной клетке несколько человек в форме и гражданской одежде. Один из них вручил хозяевам квартиры определение суда на обыск.

В документе было указано, что, по данным следствия, Максим и Оксана выкладывают в интернет «видеоролики антиукраинской направленности «Красная школа», в которых пропагандируют коммунистический строй».  В связи с этим полиция открыла дело по статье 436-1 УК — «распространение символики тоталитарных режимов» и получила разрешение суда на обыск.

Полицейские перерыли все вещи и изъяли жесткие диски, смартфоны, сервер с архивом видео и кассеты для съемки.

«Забрали все носители информации и сказали: все, мы поехали, пока, ждите в гости в следующий раз, — вспоминает Максим в разговоре с «Ґратами». — Мы немножко посидели, перекурили, выдохнули и пошли искать адвоката».

 

Коммунизм в крови

37-летний Максим работает в Кропивницком телеоператором. Профессии его обучил отец Борис Борисович, который десятки лет отдал телевидению и кино в Кировоградской области, а сейчас преподает в университете. От него же Максим перенял и политические взгляды. Борис Борисович и его сын — убежденные коммунисты.

«У меня это в крови. Бабушка учительницей была, в 50-е годы ездила на Западную Украину восстанавливать школы. А дед синие погоны КГБ носил. Охранял конвой советских служащих, и там на них напали последователи Степана Бандеры. Дед с бабушкой под машиной познакомились — он отстреливался, а она под машиной пряталась», — рассказывает Максим.

В феврале 2014 года, в разгар Евромайдана он решил вступить в Компартию Украины, а потом приобщил к своим идеям жену Оксану. Сейчас ей 27.

«Я пришла к мнению, что коммунистический строй — самый лучший для рабочего человека, для любого человека», — говорит она «Ґратам».

В 2014 году пара познакомилась с единомышленниками из российской Самары. Те снимали и выкладывали в ютюбе ролики под названием «Красная школа». В видео-блогах они рассказывали об истории России и СССР с советских позиций — хвалили достижения Советского Союза в экономике, культуре и военной сфере. Например, рассказывали о преимуществах индустриализации и коллективизации или оправдывали соглашения СССР и нацистской Германии в 1939 году.

Максим взялся помогать товарищам из Самары с монтажом видео. А потом вместе с женой стал снимать собственные ролики, в которых они же были авторами сценария и ведущими. Например, рассказывали о культурной революции 20-х годов или с советских позиций объясняли, что такое фашизм и нацизм. Работать над роликами им помогал отец Максима. 

Видео не были популярными. На момент публикации этой статьи у канала «Красная школа» было всего 270 подписчиков, и большинство роликов набрали меньше 100 просмотров.

В феврале 2018 года Максиму и Оксане пришлось прервать съемки. Это было связано с тем, что кто-то обокрал их квартиру и вынес технику. В ночь с 12 на 13 февраля неизвестный сломал решетку на окне первого этажа и проник внутрь. Пока хозяева спали в соседней комнате, злоумышленники забрали камеры и компьютер, на котором Максим монтировал ролики. После этого воры вышли из квартиры через дверь.

Утром пара вызвала полицию, но та не нашла ни воров, ни украденное. Максим и Оксана не исключают, что кража связана с их деятельностью. По их мнению, технику могли вынести либо сотрудники СБУ, либо кто-то, недовольный их роликами. На такие мысли их навело то, что воры забрали компьютер для монтажа, но оставили при этом ноутбук Оксаны, а также события, которые произошли позже.

 

«Побеждайте врагов: внутренних и внешних»

Официально Служба безопасности Украины заинтересовалась активностью Максима и Оксаны в сети в начале 2019 года. 31 января оперуполномоченный СБУ Левашов направил в полицию рапорт о том, что, согласно «результатам контрразведывательных мероприятий», пара «осуществляют антиукраинскую деятельность» и распространяют коммунистическую символику (материалы дела есть в распоряжении «Ґрат»). В ответ полиция открыла уголовное производство и поручила СБУ собрать информацию о вероятных нарушителях.

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Тогда СБУ допросила свидетеля — жителя Кропивницкого Сергея Добрянского. В материалах дела он подписан как инженер из областного офиса водных ресурсов.

«Так как я являюсь патриотически настроенным, начиная с 2014 года, на постоянно основе осуществляю мониторинг сети Интернет и разного рода СМИ с целью установления лиц, которые занимаются антиукраинской деятельностью и могут навредить национальным интересам Украины», — сказал Добрянский на допросе.

Он сообщил, что в 2015 году нашел «ролики антиукраинской направленности «Красная школа», изготовленные по заказу российских СМИ». Свидетель изучил видео и выяснил, что у их созданию причастны Оксана, Максим и их отец. В показаниях Добрянский назвал их номера телефонов, адреса и даже места в городе, в которых они вели съемки.

«Ґрати» позвонили Добрянскому, чтобы расспросить, почему он решил дать показания против Оксаны и Максима, и как узнал их личные данные. Его ответ прозвучал странно.

Добрянский сказал, что ничего не знает об этой паре. На уточняющий вопрос, давал ли он показания по делу, он прямо не ответил. Вместо этого сказал, что удивлен звонку журналиста и спросил, «знаем ли мы кто он, и кем работает».

«Вы звоните человеку, которому вы не должны были звонить в принципе… А эти люди (Оксана и Максим — Ґ ) мне не знакомы», — сказал он и бросил трубку.

22 февраля 2019 года, через неделю после допроса Добрянского следователь подал в суд ходатайство о проведении обысков. В документе полицейский сослался на показания свидетеля, который сообщил, что пара снимает ролики с «пропагандой коммунистического режима».

Обыски прошли не только у Оксаны и Максима, но и у его отца. После этого следователь отправил на лингвистическую экспертизу 30 видеороликов «Красной школы». Он попросил экспертов ответить на вопрос: содержат ли видео «призывы к коммунистическому, национал-социалистическому тоталитарному режимам?».

Видео было много, каждое длится около 20 минут, и лингвист готовил экспертизу весь год. Ответ пришел в полицию только в феврале 2020-го. Из 30 роликов эксперт нашел призывы только в двух.

Первое было выложено 7 ноября 2017 года и посвящено столетию Октябрьской революции. Ролик содержит кадры с праздничных акций в Самаре и Кропивницком и обращения от ведущих «Красной школы» к зрителям. В них Оксана и Максим призывают «уважать прошлое и бороться за лучшее будущее».

«Помните, любите, изучайте Ильича, нашего учителя и нашего вождя! Боритесь и побеждайте врагов: внутренних и внешних, по Ильичу! Стройте новую Жизнь, новый быт, новую культуру по Ильичу!» — говорит Максим в видео.

Именно эти фразы эксперт оценил, как «призывы к установлению коммунистического строя». 

Второе видео, на котором лингвист нашел такие призывы, тоже было приурочено к празднику — в нем Максим и Оксана поздравляют зрителей с Новым годом.

«Не желаем вам падений в прямом и переносном смысле. Будьте устойчивы в своей вере коммунистическим идеалам», — говорит Оксана в ролике.

Лингвист также оценил эту фразу как «призыв к установлению коммунистического строя». Ссылаясь на эти заключения эксперта, полиция объявила паре подозрения и направила дело в суд.

 

Именем Ленина

Следователь Андрей Прихоженко вызвал Максима и Оксану для вручения подозрения в сентябре 2020 года. Полиция инкриминировала им «распространение коммунистической символики» через интернет — часть 2-ю статьи 436-1 Уголовного кодекса. Она предусматривает суровое наказание — от 5 до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества или без.

В полицию Максим и Марина пошли вместе с адвокатом Сергеем Мазуренко. Они нашли его после обыска, когда бродили по городу и случайно наткнулись на вывеску его офиса. В участке Мазуренко переговорил со следователем отдельно от клиентов. И позже, когда все они вышли из райотдела, адвокат сказал, что полиция предлагает заключить соглашение. 

Условия были такими: пара признает вину, и следователь вручает им другое подозрение — по части 1-й той же статьи. Она предусматривает меньший срок — от года до пяти, и по такому обвинению пара может получить условный срок.

Максим и Оксана подумали и согласились, хоть и не считали себя виновными. Они пояснили «Ґратам» свое решение, тем, что, во-первых, в случае их отказа суд бы тянулся несколько лет, а у них нет денег, чтобы оплачивать адвоката так долго. А, во-вторых, процесс мог бы закончится их заключением.

«Мы боялись этого исхода. Максим такой, что он зашел в суд и бился бы. Но я настояла, чтобы было именно так», — признается Оксана.

В начале сентября прокуратура направила дело в суд, и в тот же месяц его рассмотрел судья. По иронии судьбы, дело попало в Ленинский районный суд Кировограда. Его до сих пор не переименовали, хотя еще в 2016 году Кировоград стал Кропивницким, а Ленинский район — Подольским.

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Как пояснила «Ґратам» Государственная судебная администрация, старое название у суда осталось в связи с тем, что судебная реформа, начавшаяся в 2017 году, встала на паузу. В соответствии с ней президент и органы судебной власти должны ликвидировать все районные суды и создать вместо них местные окружные — с новыми названиями. Однако власти никак не могут сформировать новые суды. И по действующему законодательству, пока их не создадут, будут работать старые суды с теми названиями, которые они получили до начала реформы.

По подсчетам проекта «Открытый суд» всего в Украине остается 72 суда с советскими названиями. И уже не впервые случается казус, когда такой суд выносит приговор по «декоммунизационному» делу. Так, 27 октября Дзержинский районный суд Кривого Рога приговорил к году условно местного жителя, который гулял в футболке с гербом СССР.

Ленинский районный суд Кировограда рассмотрел дело Максима и Оксаны 18 сентября. На заседании они признали вину, и судья Евгений Безсмолый утвердил соглашение. Он приговорил пару к двум годам лишения свободы с испытательным сроком в один год. Суд распорядился вернуть им всю изъятую технику, но при этом взыскал с каждого подсудимого по 39 592 гривны за судебные экспертизы.

Суд признал Максима и Оксану виновными в «распространении коммунистической символики». Однако в самом приговоре нет ни слова о том, какие именно символы они распространяли. Обвинения строятся на результатах экспертизы, которая указала, что подсудимые призывали к «установлению коммунистического строя», хотя в Уголовном кодексе не предусмотрена ответственность за призывы к коммунизму. Статья 436-1 запрещает только распространять символику.

Защитник Максима и Оксана не обратил на это внимания на суде. «Ґрати» пытались выяснить у него почему, но он отказался от комментариев.

«Ґрати» также обратились в пресс-службу Ленинского суда с вопросом, почему судья не обратил внимание на эту несостыковку в обвинении, когда утверждал соглашение. Однако судья-спикер и пресс-секретарка не ответили на этот вопрос, сославшись на то, что не комментируют решения судей.

«Судьи не комментируют свои решения. Если сторона не согласна с решением суда, она может подать апелляцию», — сказала «Ґратам» пресс-секретарка Ленинского суда Анастасия Андриенко.

Но Максим и Оксана подавать жалобу не стали. Более того, они попросили «Ґрати» опубликовали эту статью только через месяц после приговора, когда решение вступило в силу, и не называя их имен. Пара боялась, что, если они публично откажутся от признания вины раньше, это может стать основанием для пересмотра приговора, и они получат более суровое наказание.

Но, несмотря на то, что Максим и Оксана не обжаловали приговор, они все равно считают решение суда несправедливым.

«Да, я нарушил закон, но я считаю, что действия, которые совершал, должны оцениваться со стороны закона. — говорит Максим. — [Наши видео] — это другая точка зрения на историю, на политическое устройство нашего государства. Я считаю, что Украину можно сделать цветущей страной под другим флагом и идеологией. С какого перепуга мне запрещено это говорить и доносить свою точку зрения до людей?».

 

 

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов