«Лучше платить адвокату, чем гробовщику». Как в Украине судят за преступления при самообороне 

Акция в поддержку Сергея Стерненко и за право на самозащиту. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Акция в поддержку Сергея Стерненко и за право на самозащиту. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

С начала 2019 года украинские суды вынесли 15 приговоров по убийствам при превышении самообороны. Как правило, это бытовые ссоры, часто — в пьяном виде. Один из участников начинает бить, другой, защищаясь, хватается за нож.

«Ґрати» изучили судебные решения, поговорили с адвокатами и даже инструктором по самообороне, пытаясь разобраться, какие судебные перспективы у тех, кто сумел себя защитить, но сам попал под уголовное преследование.

 

Убийство: ребенок принес нож 

19 февраля 2019 года семья (редакция не называет фамилию, поскольку в деле идет речь о несовершеннолетнем ребенке — Ґ ) — муж Павел, жена Алла и двое детей, ночевала у себя дома в селе Замшаны Волынской области. Взрослые спали в разных комнатах — как и последние пять лет: в приговоре Ратновского районного суда говорится, что супруги часто конфликтовали. Муж жену бил и сам жаловался родственникам на побои. Дважды суды привлекали его к административной ответственности за психологическое насилие. 

В эту ночь супруги легли спать нетрезвыми. Алла вечером выпила с подругами в магазине, забрав из детсада младшую дочь. Ее муж к моменту возвращения жены и дочери тоже был пьян и спал в своей комнате. 

Около часу ночи Павел стал ломиться в спальню к жене и детям. Женщина, чтобы не разбудить их, вышла на кухню. Супруг повалил ее на пол и стал тянуть за волосы. На крики матери прибежал 11-летний сын, разнял родителей, и те разошлись по комнатам. Из кухни в спальню ребенок принес нож — «чтобы мать могла защититься, если отец снова накинется на нее». 

Через несколько минут Павел снова стал ломиться в комнату к жене и детям. Алла рассказывала, что сначала пыталась отмахнуться от нападавшего ножом через дверной проем. Но тот открыл дверь, замахнулся кочергой, а потом схватил стул и занес над головой жены. Дальнейшие события, со слов подсудимой, суд описал так: 

«Испугавшись за свою и детей жизнь, она протянула вперед руку с ножом к его груди и сразу же выкинула нож. Увидела кровь на участке груди. Муж захрипел и упал спиной назад, ударившись при этом головой о печь. Она придерживала голову мужа, прикрывала рану в груди, пытаясь остановить кровотечение. Сразу вызвала скорую помощь. В совершенном раскаивается, просит прощения у потерпевших». 

Эксперт в суде отверг версию, что подсудимая только отмахивалась. Он установил: смерть мужчины наступила от удара ножом в сердце. Удар нанесли сверху вниз и с приложением усилия, то есть «у подсудимой был умысел, направленный на лишение жизни потерпевшего», — решил суд.

Акция в поддержку Сергея Стерненко и за право на самозащиту. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Судья Оксана Свистун признала Аллу виновной в умышленном убийстве при превышении пределов необходимой обороны, назначила ей два года условно с испытательным сроком три года и обязала выплатить по 150 тысяч гривен потерпевшим — детям погибшего мужчины от прежних связей. Ее адвокат Виталий Силик рассказал «Ґратам», что потерпевшие пытались обжаловать приговор и добиться осуждения по статье «Умышленное убийство», но Апелляционный суд Волынской области подтвердил первоначальную квалификацию. 

С начала 2019 года украинские суды вынесли 15 приговоров по делам об умышленном убийстве при превышении пределов необходимой обороны. В девяти случаях из 15 обвиняемые — женщины, которые защищались от своих мужей, родственников или сожителей. 

Дьявол в Окне. Как гражданин Турции взял в заложницы женщину в прикарпатском селе

Наказание за умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны прописано в статье 118 Уголовного кодекса Украины и предполагает до двух лет исправительных работ, или до трех лет ограничения свободы, или до двух лет лишения свободы. Большинство приговоров, которые вынесли украинские суды с начала 2019 года по этой статье, закончились условными сроками.

 

Снова убийство: без следов крови и синяков 

27 марта 2018 года жительница села Ясеново Второе Одесской области Оксана Стришкова получила два года тюрьмы за убийство мужа, которое, как посчитал Ильичевский горсуд, она совершила при превышении мер самообороны. Годом ранее Оксана ударила сожителя ножом в шею. Суд первой инстанции счел правдоподобной версию женщины, что она схватилась за нож, защищаясь от его побоев. Сразу после приговора, к осужденной применили амнистию и отпустили. 

Прокуратура подала жалобу. Коллегия Одесского апелляционного суда с председательствующим судьей Олегом Копицей нашла в деле нестыковки. Во-первых, женщина утверждала, что в день преступления сожитель бил ее руками и ногами по всему телу, от чего она падала на пол. На теле у нее нашли два синяка на плече и предплечье. Это не соответствует ударам, о которых заявляла осужденная, — решил суд.

Также эксперты выяснили, что у погибшего были три ранения — в грудь, шею и лицо. А свидетели в суде говорили: когда они увидели погибшего мужчину, следов крови рядом с ним не было, но в сарае оказалась тряпка со следами крови. Апелляционный суд переквалифицировал дело с «нетяжелой» 118-ой статьи УК о превышении самообороны на 115-ю — «умышленное убийство», и назначил Стришковой восемь лет лишения свободы.

 

Не убийство: «хрестоматийное дело» 

Президент Федерации крав-мага Украины Антон Фарб (справа). Фото со страницы Фара в фейсбуке

16 августа 2017 года президент Федерации крав-мага Украины (израильского искусства самообороны — Ґ ) Антон Фарб возвращался из Киева в Житомир. В автобусе из-за сквозняка он поссорился с женщиной. На конечной его уже ждали трое: муж женщины, ее сын и друг сына. Они начали избивать Фарба. У спортсмена был с собой нож: один нападавший получил порез лица, другой — порез шеи. Антон Фарб уехал с места происшествия, не вызвав полицию. Позже медики диагностировали у него сотрясение мозга. Через несколько часов его задержали по подозрению в оконченном покушении на умышленное убийство двух и более лиц. 

Интересы Антона Фарба представляли адвокаты Николай Ореховский и Виталий Коломиец, которые сейчас входят в группу защитников экс-главы одесского «Правого сектора» Сергея Стерненко, подозреваемого в убийстве напавшего на него мужчины. По делу Фарба адвокаты собрали в виде доказательств видео с камер наблюдения и показания водителя маршрутки. Защитники настаивали, что их клиент имел право уехать с места происшествия — он должен был позаботиться о своей безопасности. 

Через 20 часов после задержания, Антона Фарба отпустили из ИВС. Впоследствии прокурор закрыл дело против главы федерации крав-мага — вместо подозреваемого он стал потерпевшим по делу о хулиганстве. 

Антон Фарб рассказывает, что суд поставил точку в деле в прошлом году. По статье о хулиганстве бывший муж женщины, а супруги к моменту приговора успели разойтись, получил два года условно. Антон Фарб остался не доволен таким исходом, но апелляцию подавать не стал. 

«С моей стороны, — это было спланированное нападение в составе группы лиц. Но прокуратура почему-то возбудила дело против одного человека по хулиганским действиям. Я не считаю, что это адекватный приговор», — объясняет Фарб «Ґратам». 

Адвокат Николай Ореховский о нападавших на своего клиента говорит, если коротко: «Хорошо, что они остались живы».

Адвокат Николай Ореховский (в центре). Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Антон Фарб применил нож и в достаточно опасные места произошли ранения нападавших. Но, слава Богу, они живы и получили такую науку, таким образом ознакомились с нормами права Украины, которое дает каждому гражданину право защититься от противоправных посягательств», — полагает юрист.  

Случай Фарба Николай Ореховский называет «хрестоматийным» делом, которое полностью вписывается в статью Уголовного кодекса о «необходимой обороне» (часть 5 статьи 36 УК). По ней, гражданин не несет уголовной ответственности за применение оружия или средств самозащиты в трех случаях: 

  • если защищался от вооруженного человека;
  • если отбивал атаку группы людей;
  • если нападавший вторгся в жилище или другое помещение. 

Тяжесть вреда, который нанес оборонявшийся, при этом не учитывается. На Антона Фарба нападала группа людей. Адвокат Николай Ореховский считает, что следователи вообще не должны были открывать против него дело. 

«Как правило, правоохранители проверяют обстоятельства путем подозрения, а то и направления дела в суд. Хотя, по моему убеждению, должны были бы следовать нормам статей 91-92 УПК, которые возлагают на следователя и прокурора обязанность устанавливать не только обстоятельства, которые обвиняют, но и те, которые исключают уголовную ответственность», — говорит адвокат.

В деле Стерненко защита тоже пытаются доказать, что нападавших было двое, а, следовательно, — экс-глава одесского «Правого сектора» не должен нести уголовной ответственности. Прокуратура в ответ заявляет, что Сергей Стерненко погнался за одним из двух нападавших и добил его, ударив ножом в сердце. Эксперты противоречиво описывают картину преступления и характер травм. 

Николай Ореховский предупреждает, что человек, который отбился от нападавших, ранил их или убил, в любом случае, должен быть готов к тому, что попадет под следствие. Коллега Ореховского Виталий Коломиец уточняет общий принцип: кроме трех исключений, где пределы необходимой самообороны вообще не указываются, защита должна быть необходимой и достаточной, чтобы отразить нападение. 

Адвокат Виталий Коломиец. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Нельзя добивать лежачего, нельзя чрезмерно применять силу. Чаще всего это все рассматривается в пределах непричинения тяжких телесных повреждений. Если кто-то дернул девочку за косу при обстоятельствах, которые не угрожали жизни и здоровью, не нужно резать горло или ногу после того, как оттолкнул обидчика. Это все понятно юристу», — заявляет Коломиец. 

Единственное, на что обращают внимание адвокаты — в украинском законодательстве не прописано применение оружия: за почти 30 лет так и не приняли закон об оружии. Для наглядности юристы проводят параллель с правилами дорожного движения. 

«Если у нас есть правило на свободное передвижение и мы ходим пешком в поле, нам никаких правил не нужно. Но если мы садимся в автомобиль, используем средства передвижения, должны быть правила. И правила, которые регулируют свободное передвижение, называются Правилами дорожного движения. Обычные граждане должны иметь право использовать средства самозащиты. И к этому порядку тоже должен быть применен закон», — говорит Виталий Коломиец. 

 

Кулаками можно, сковородкой — нельзя: практика Верховного Суда 

В 2017 году в Украине заработал обновленный Верховный Суд. В его практике есть как минимум три дела, касающиеся самообороны. 

В мае 2020 года коллегия судей Кассационного уголовного суда во главе с Аркадием Бущенко рассмотрела дело о пьяной драке в селе Гончаровское Черниговской области. В феврале 2018 года возле местного кафе подрались двое мужчин, один из оппонентов ударил другого ножом. Пострадавший, как посчитала прокуратура, получил тяжелые травмы и мог умереть, если бы вовремя не получил медицинскую помощь. Обвиняемый Сергей Брязкало получил семь лет за законченное покушение на умышленное убийство. 

Его защитник Николай Скумин подал апелляцию, а затем и кассационную жалобу, просил более мягкую квалификацию — покушение на убийство при превышении мер необходимой обороны. 

Коллегия Верховного Суда проанализировала приговор и обратила внимание, что осужденный и потерпевший сначала дрались на кулаках. Затем их разняли. Сторона защиты утверждала, что потерпевший снова накинулся на соперника и тогда, защищаясь, осужденный схватился за нож. Судьи с этим выводом не согласились.

«Даже если опираться на версию стороны защиты и допустить, что потерпевший имел намерение продолжить драку, обстоятельства этого дела не свидетельствуют о том, что тот имел намерение применить большую степень насилия, нежели то, что применялось в предыдущем эпизоде драки, и, таким образом, осужденный оказался в состоянии необходимой самообороны», — записали судьи в постановление и оставили приговор в силе

В сентябре 2019 года другая коллегия судей Верховного Суда во главе с Олегом Могильным разобрала приговор Шевченковского райсуда Запорожья по делу об умышленном убийстве. До этого он устоял в апелляции. 

По материалам дела, осужденный Дмитрий Куштанов ударил оппонента ножом во время пьяного конфликта. Сторона защиты утверждала, что погибший сначала ворвался в комнату Куштанова, бил его рукой по голове, а затем схватился за сковороду. Дмитрий успел нанести удар ножом, а от удара сковородой по голове потерял сознание. 

Верховный Суд решил, что судьи апелляционного суда не исследовали мотивов осужденного и не применили статью 36 Уголовного кодекса, которая определяет понятие необходимой обороны. 

«Придя к выводу, что нельзя считать единственным спасением от посягающего, который нанес легкие телесные повреждения, причинение ему смерти, апелляционный суд не проверил, что закон предусматривает исключения из общего правила о том, что при необходимой обороне лицо, которое защищается, должно следовать определенной границе, нанося вред посягающему. Этими исключениями являются нападение вооруженного лица, нападение группы лиц или противоправное насильственное вторжение в жилище или иное помещение. В таких случаях вред, причиненный лицу, которое посягает, не ограничен никакими пределами, вплоть до лишения посягающего жизни», — напомнила коллегия и отправила дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Акция в поддержку Сергея Стерненко и за право на самозащиту. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

26 апреля 2018 года коллегия во главе с Валентиной Щепоткиной рассмотрела дело об умышленном убийстве при превышении мер необходимой обороны. По приговору Коломыйского горрайонного суда Виктор Костюк получил два года тюрьмы за то, что убил женщину, которая ворвалась вместе со знакомым к нему в квартиру и напала на него.

Суд первой инстанции так описывал произошедшее. В 2014 году Костюк зашел в гости к соседке, где вместе со знакомыми они выпивали. Затем знакомые уснули, а Костюк ушел к себе домой, но перед этим оскорбил женщину. Та разбудила собутыльников, один из них вместе с обиженной знакомой пошел разбираться с обидчиком. Вдвоем они ворвались к нему в квартиру, напали на него, во время обороны Костюк ударил женщину ножом. 

Кассационную жалобу на приговор подавали и прокуратура, и адвокат. Прокуроры просили квалифицировать действия Костюка как умышленное убийство, защитница — признать клиента невиновным. 

Решающим для Верховного суда стало то, что двое нападавших незаконно проникли в жилище осужденного. Допустимые пределы самообороны в этом случае не применяются. Судьи закрыли дело за отсутствием в действиях мужчины состава преступления. 

Разъяснения судей Верховного суда, которые нашли отражение в решениях по кассационным жалобам, о том, что считать необходимой обороной, каковы ее пределы, когда они не применяются, — обязательны не только для судов низших инстанций, но и для следователей и прокуроров, — утверждает адвокат Николай Ореховский. Закон «О судоустройстве и статусе судов» обязывает применять нормы права так, как разъяснил их Верховный суд. 

 

«О всем остальном позаботится адвокат или врач»

Соавтор этого текста около года ходит на занятия по самообороне. На тренировках учат, как блокировать удары и бить в ответ, защититься, если угрожают ножом, отобрать оружие. Инструктор Владимир Кучма постоянно при этом проговаривает: если человек отобрал нож у оппонента, применять его против обидчика нельзя. 

«С юридической точки зрения, в момент, когда вы отобрали нож, он стал вашим. И, если мы не берем в рассмотрение ситуацию с несколькими противниками, то применение оружия будет превышением пределов допустимой самообороны. Однако я знаю случай, когда нож применялся против группы нападавших. И следователи пытались интерпретировать это как превышение пределов самообороны. Это уже юридическая игра», — рассказывает Владимир Кучма.

Инструктор по самообороне Владимир Кучма. Фото со страницы Кучмы в фейсбуке

Кучма — инструктор по самообороне с десятилетним стажем. Полагает, что в украинском законодательстве много неоднозначных  моментов, с которыми может столкнуться защитившийся человек. 

«Система откровенно ущербна в плане самообороны. Она не учитывает разницу в способностях и силовых характеристиках. Если мы возьмем девушку в 50 килограммов и среднестатистического мужчину, будем откровенны: без оружия ей защититься практически невозможно. Нет оговорок, нет условностей, которые могли бы это допустить. Если человек применяет ко мне неявное физическое насилие — например, толкает — а я его ударил, то в этой ситуации я нанес вред, а он мне -— оскорбление, я — провокатор. Очень спорная будет ситуация в суде. Это поле совершенно не конкретизировано. И лучшее, что инструктор по самообороне может посоветовать — это не вступать в силовой конфликт, а, если уже вступать, драться за свою жизнь. Там, как повезет», — говорит инструктор. 

Владимир Кучма шутит, что, если дошло до силового противостояния, впоследствии лучше заплатить адвокату, чем гробовщику. Базовый совет он формулирует двумя словами: «Бей, беги». 

«Не ввязывайтесь в долгосрочный конфликт, ищите помощи, создавайте шум, который поможет свести конфликт из силового к социальному, когда можно будет получить поддержку окружающих. Если такой возможности нет, в первую очередь позаботьтесь о своей жизни. О всем остальном позаботится адвокат или врач, если он будет нужен. Далее, первым делом, нужно попасть в безопасное место, а оттуда уже звонить в полицию и скорую помощь», — подытоживает инструктор. 

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов