Клистроны, деньги, ЧВК. За что арестовали комбата Семена Семенченко и других ветеранов батальона «Донбасс»

Семен Семенченко в зале Печерского райсуда Киева, 26 марта 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Семен Семенченко в зале Печерского райсуда Киева, 26 марта 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

СБУ и прокуратура утверждают, что в Украине незаконно действовала «частная военная компания», созданная ветеранами АТО из батальона «Донбасс» под руководством Семена Семенченко. Он и его соратники это отрицают. Но это не помешало суду арестовать Семенченко и его бывшего помощника, а остальных подозреваемых отправить под домашний арест. 

 

На прошлой неделе Служба безопасности сообщила о разоблачении «частной военной компании», которую организовали ветераны АТО. В Украине нет закона, который бы регулировал деятельность частных армий и военного консалтинга, потому такие организации считаются незаконными. 

Спецслужба поспешила раскрыть фамилии организаторов. Это нардеп восьмого созыва и экс-комбат добровольческого батальона «Донбасс» Семен Семенченко. Ему помогал Евгений Шевченко, известный своим сотрудничеством с НАБУ в качестве внештатного агента в антикоррупционных расследованиях против топ-чиновников и олигархов. Обоим инкриминировали статью, по которой обычно судят боевиков «ДНР» и «ЛНР» — создание не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований часть 2 статьи 28, часть 2 и часть 3 статьи 260 Уголовного кодекса . Шевченко к тому же подозревают в контрабанде российских военных запчастей часть 2 статьи 333 Уголовного кодекса  и перепродаже их в Украине по завышенной цене госпредприятиям оборонной сферы. 

26 марта их арестовал суд. Под домашний арест отправили и ветеранов батальона «Донбасс» Александра Новикова, Игоря Орленко и Сергея Акимовича. А также второго экс-комбата батальона Анатолия Виногродского. Следствие считает, что они были соорганизаторами ЧВК. 

«Ґрати» следили за судами, поговорили с подозреваемыми и собрали все, что известно о «деле ЧВК» на данный момент.

 

«Частная военная компания» 

Дело против Семенченко и других «донбассовцев» появилось летом прошлого года. Это произошло после того, как в Киевской области СБУ разоблачило три «преступных группировки», которые под видом детективных агентств вели незаконное видеонаблюдение и слежку, торговали конфиденциальной информацией из баз данных правоохранителей и оружием. В ходе расследования спецслужба и получила информацию о ЧВК. 

По версии следствия, в 2018 году Семенченко создал и возглавил незаконное вооруженное формирование под видом охранного бизнеса и общественных организаций. Кроме него в схеме участвовали бывшие военнослужащие батальона «Донбасс»: экс-комбат Анатолий Виногродский, начальник штаба батальона Сергей Акимович и доброволец Евгений Шевченко. 

В июле 2018 года в США в штате Делавер зарегистрировали Donbass Battalion Corporation — ее собственник и руководитель бывший подчиненный Семенченко, начальник штаба батальона «Донбасс» Сергей Акимович. В Украине для прикрытия деятельности «частной военной компании» на Акимовича и еще одного «донбассовца» Игоря Орленко в октябре 2019 года зарегистрировали охранную фирму «Донкорп Украина». Ее руководителем стал Сергей Ружицкий.

Среди бенефициаров и основателей этих компаний Семенченко нет. Согласно открытой базе данных из государственных реестров OpenDataUa, он руководит только одной общественной организацией — «Рух визволення». Вместе с ним движение основали Егор Соболев и Павел Костенко, но следствие не называет их фамилии в числе подозреваемых. Как и Марину Прохорович и Наталью Музыку — гражданскую жену Семенченко, которые вместе с ним указаны собственниками благотворительного «Фонда помощи добровольцам и членам их семей». Благотворительной деятельностью, согласно OpenDataUa, руководит Сергей Акимович. 

Прокурор Офиса генпрокурора Андрей Синюк на заседании Печерского райсуда Киева по мере пресечения Семену Семенченко 26 марта 2021. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Следствие установило, что 15 человек контролируют и координируют «частную военную компанию», а в ее состав входит всего 150 человек. Из текста подозрения известны фамилии еще двух участников — Вадима Боровика и Лозицкого. Остальных, судя по всему, следствие все еще устанавливает.

Роли в руководстве военизированного формирования были расписаны следующим образом: руководитель — Семенченко; первый замруководителя и главный инструктор по военной подготовке — Виногродский; замруководителя и начальник штаба — Акимович; сооснователь, инвестор и доверенное лицо руководителя, ответственный за материальное и финансовое обеспечение, поставки военного оборудования и оружия — Шевченко; начальник охраны — Ружицкий; замруководителя начальника внутренней службы — Новиков.

Акимович по поручению Семенченко разрабатывал логотип, форму Donbass Battalion Corporation и «Донкорп Украина».

В ЧВК действовал устав по образцу Вооруженных сил Украины. Те, кто присоединялся к компании, подписывали обязательство о неразглашении информации. Им присваивали звания и оформляли личные дела. Сотрудников компании обеспечивали средствами индивидуальной защиты: щитами, касками, бронежилетами и военной формой. Они проходили военную подготовку, в том числе отрабатывали навыки обращения с огнестрельным оружием, взрывчаткой и минами, штурм, зачистку и оборону зданий, а также боевые действия в условиях города.

В Украине подготовку проводили в селе Сувид Киевской области — там организовали тренировочный лагерь с военным распорядком. СБУ опубликовала видео задержания мужчин в военной форме на территории лагеря, а также обнаруженное там оружие. По версии следствия, Семенченко организовал и обеспечил военно-тактическую спецподготовку на базе одного из самых больших тренировочных центров в Европе в польском городе Познань — European Security Academy. 

Для обеспечения ЧВК Семенченко с помощью Виногродского и Шевченко нашел инвестора — бизнесмена из Казахстана Сергея Борисенко. Ему представили бизнес-проект, направленный на трудоустройство ветеранов АТО в частной охранной фирме Donbass Battalion Corporation. Планировалось получить частные и государственные контракты на охрану объектов в Сирии, Ираке, Афганистане, Алжире и других странах. 

Но, утверждает следствие, Борисенко не рассказали, что ветераны на самом деле создают военизированное формирование, незаконное в Украине. В переговорах с Борисенко участвовал Евгений Шевченко. Он должен был использовать свой имидж успешного предпринимателя и убедить Борисенко в прибыльности бизнес-проекта, подтвердив свое финансовое участие в нем.

Встречи с казахстанским предпринимателем состоялись в мае и июле 2018 года в одном из киевских отелей. После этого Борисенко и его сын Илья передали Семенченко около 1 миллиона долларов наличными и по безналичному расчету. Следствие представило суду выписку со счетов, согласно которой, в рамках договоренностей, Борисенко перевел на счет Шевченко в «Приватбанке» 95 тысяч долларов: 1 ноября 2018 года — 10 тысяч долларов, 26 ноября — 30 тысяч долларов, 6 декабря — 30 тысяч долларов, 7 декабря — 25 тысяч долларов.

Судья Кристина Константинова во время заседания Печерского райсуда Киева по избранию меры пресечения Семену Семенченко, 26 марта 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Семенченко и Шевченко вели переговоры с правительствами и неправительственными организациями Ирака, Афганистана, чтобы получить контракты на работу сотрудников Donbass Battalion Corporation в качестве инструкторов военной подготовки и охранников объектов военной и гражданской инфраструктуры в этих странах, а также в Сирии, Алжире и других точках с повышенной небезопасностью — утверждает следствие. С 25 сентября по 1 октября 2018 года Семенченко и Шевченко, который выступал в поездках в качестве помощника-консультанта Семенченко, посетили Афганистан. С 7 октября по 12 октября они были с визитом в Ираке.

Деятельность Donbass Battalion Corporation и «Донкорп Украина», утверждает следствие, незаконное, так как нарушает Конституцию и законы Украины об обороне, общественных объединениях и охранной деятельности. Закона, разрешающего деятельность «частных военных компаний», в Украине нет. Поэтому вопросы защиты суверенитета и территориальной целостности, экономической и информационной безопасности в стране обеспечивает только государство, его армия и правоохранительные органы. А единственные вооруженные формирования, которые могут официально действовать в Украине, — ВСУ, военные формирования СБУ и Нацгвардия.

Доказательства следствие получило в результате негласных следственно-розыскных действий, а также в ходе изучения соцсетей и сайтов. Киевский научно-исследовательский институт судебных экспертиз уже сделал вывод о том, что зарегистрированные организации действуют как незаконное военизированное формирование.

Против Семенченко и Шевченко дал показания инвестор Борисенко и два других свидетеля — Вадим Боровик и Макаренко.

Как выяснили «Ґрати», 1 марта Боровику предъявили подозрение в участии в том же незаконном военизированном формировании. Через два дня дело ушло в суд, но уже 5 марта Боровика освободили от уголовной ответственности по ходатайству прокурора Сергея Труша. Основанием для этого стало заявление Боровика в органы еще 18 января. В нем он подробно описал деятельность ЧВК и ее участников. «Чем способствовал прекращению противоправной деятельности и установлению круга причастных к этой деятельности лиц», — отмечается в решении суда.

Бизнесмен Борисенко рассказал  о встречах с Шевченко и Семенченко и передаче денег. От него СБУ получила переписку с Шевченко в телеграме, в которой тот скидывает Борисенко фото своей банковской карточки для перевода денег. 

В материалах дела также есть переписка между Семенченко и Шевченко, в которой комбат обращается к Шевченко с просьбой достать оружие, боеприпасы и форму. В частности, Семенченко просит найти для него 600 комплектов военной формы российского образца.

 

Поставка военных запчастей из РФ украинским оборонным предприятиям

По версии следствия, Шевченко и еще один подозреваемый Андрей Рогоза — основатель предприятия «Оптимумспецдеталь» и один из подозреваемых в коррупции в «Укроборонпроме», а также другие неустановленные лица, закупили в России две линейки клистронов — запчасти к системам противовоздушной обороны ЗРК С-300. Их ввезли в Украину через Беларусь контрабандой под видом запчастей к технике.

4 марта 20121 года Шевченко встретился с руководителем одного из оборонных предприятий госкорпорации «Укроборонпром» и предложил купить эти клистроны. Сделка должна была пройти через электронную систему публичных закупок Prozorro, но была засекречена. Он также рассказал, что контактирует с российскими генералами, встречался с их представителями в Украине. На следующий день после встречи, Шевченко в телеграме выслал директору госкомпании коммерческое предложение от общества с ограниченной ответственностью «Торгпром ЮА». Стоимость одного комплекта в предложении — 6 млн 700 тысяч гривен без налога на добавленную стоимость.

Следствие отмечает, что Шевченко не имеет официального отношения к компании, но по факту он ее контролирует вместе с Рогозой. Товары завозили с помощью белорусского перевозчика для фирмы «Скайлайн логистик», в регистрационных документах которой Шевченко также не указан.

По версии следствия, своими действиями Шевченко и Рогоза нарушили ряд законов: о государственном контроле за международными передачами товаров военного назначения и о санкциях, а также распоряжение Кабмина с предложением применить персональные специальные санкции. Такие нарушения несут не только экономическую угрозу интересам государства, но и дают экономическую выгоду стране-агрессору, с которой Украина находится в состоянии конфликта — утверждает следствие. Так как на приборы нет никакой документации, это ставит под угрозу жизни людей, сохранность оборудования и проведение спецопераций в зоне боевых действий на Донбассе. Более того, так как товары поставляются из России в Украину, и российские продавцы это знают, следует ожидать от них провокаций.

«Если Евгений Шевченко хотел быть разведчиком или другим лицом, которое доставляет с территории России, пусть для потребностей Украины, для этого нужно идти работать в специальные органы», — отметил прокурор в суде.

Против Шевченко дали показания трое свидетелей, в том числе отец и сын Борисенко. В материалах дела также есть интервью Шевченко программе «Бигус Инфо», где он сообщает, что принимает участие в создании военизированного формирования. А также переписка Шевченко и Семенченко, полученная в ходе слежки за ними, и фото Семенченко и Шевченко с представителями правительств стран Ближнего Востока.

 

«Это не солдаты удачи, не наемники» — версия Семенченко

На заседании по мере пресечения в Печерском райсуде Киева Семенченко отрицал все обвинения и рассказал свою версию происходящего.  

Экс-комбат назвал дело против него и его боевых товарищей — провокацией российских спецслужб, «которые с помощью специальных людей ввели в обман СБУ».

Он отметил, что единственное незаконное военизированное формирование, которое он возглавлял в Украине — это батальон «Донбасс», созданный в апреле 2014 года для противостояния российским силам в Донецкой и Луганской областях. Позже батальон стал частью Нацгвардии.

Семен Семенченко в зале Печерского райсуда Киева, 26 марта 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Donbass Battalion Corporation Семенченко называет международным агентством безопасности. Его цель, сообщил он, — противодействовать России в лице «ЧВК Вагнер» Российская частная военная компания, которую возглавляет отставной полковник ВС РФ Дмитрий Уткин. Принимала участие в военных действиях в Украине на стороне боевиков «ДНР» и в Сирии в числе союзников президента Башара Асада. Действует неофициально, поскольку в России деятельность ЧВК также незаконна в Сирии, Ливии, Африке и во всех странах, где РФ расшатывает ситуацию, как в Украине. Семенченко отметил, что США и Польша не считают деятельность компании незаконной.

«Это не солдаты удачи, не наемники, — сказал он о сотрудниках украинской ЧВК. — Это парни, которые согласно международного законодательства, вместе с правительствами тех стран, которые, как Украина, страдают от присутствия незаконных вооруженных формирований РФ, исполняют свои обязанности по организации безопасности». 

Семенченко также сообщил суду, что в 2020 году руководство Donbass Battalion Corporation обратилось в СБУ и рассказало о своей деятельности. В доказательство он предоставил суду официальное письмо в спецслужбу от 8 марта 2020 года. В письме, в частности, сообщается об официальных встречах Семенченко в США и Ираке, на которых он рассказывал о деятельности Donbass Battalion Corporation. Встречи он проводил в качестве народного депутата и члена группы межпарламентских связей с этими странами.

Год назад, сказал суду Семенченко, в СБУ на допросе был Сергей Ружицкий, и он полностью рассказал о деятельности компании, а также предложил сотрудничество, но спецслужба никак не отреагировала. По какому делу проводили допрос — Семенченко не пояснил, но отметил, что в ходе допроса Ружицкий сообщил «важную для следствия информацию»: Борисенко и другие лица, выступающие теперь свидетелями обвинения по «делу ЧВК», работают на российские спецслужбы. Их цель, в том числе, получить контроль над «подобными структурами, которые работают в интересах Украины за ее границами».

Семенченко доказывал суду, что его проект, на самом деле, — социальный. Он помогает ветеранам трудоустраиваться и применять навыки, полученные в войне, чтобы им не пришлось «ехать собирать клубнику в Польше». Семенченко видит в этом важную миссию для людей и страны.

Задержанный в рамках дела бывший комбат «Донбасса» Анатолий Виногродский, которого так же подозревают в организации ЧВК, в комментарии «Ґратам» подтвердил версию Семенченко о зарегистрированном в США Donbass Battalion Corporation, но уточнил, что частная военная компания «не состоялась». По его словам, они планировали подписать контракт с американской военной компанией Academi и правительством США на охрану строительства трубопровода в Афганистане. Но контракт сорвался после того, как президент США Дональд Трамп начал сокращение американского военного контингента в Афганистане в конце 2020 года. На этом деятельность Donbass Battalion Corporation прекратилась. Тем не менее организация все еще зарегистрирована, а ее глава Сергей Акимович подает «пустые отчеты» в контролирующие органы в США. 

Второй бывший комбат батальона «Донбасс» Анатолий Вингородский на заседании в Печерском райсуде Киева 29 марта 2021 Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Что касается компании «Донкорп Украина» — Семенченко отрицал свою связь с ней. Он настаивал, что охранная фирма действует в Украине законно. Семенченко пояснил, что охранные структуры также могут иметь уставную дисциплину и систему подчинения, не только военные.

«Это и есть признак нормальных профессиональных людей, которые за границей Украины совершают международную функцию безопасности, внутри страны — функцию охранной компании», — сказал подозреваемый.

Семенченко отрицал свое отношение и к оружию, найденному СБУ. На базе оружия не было, сказал он.  А на видео запечатлено, как его находят не на базе, а выкапывают где-то в лесу, за ее пределами.

В суде Семенченко утверждал, что Евгений Шевченко также не имеет какого-либо отношения к преступлению. Он подтвердил, что тот действительно встречался с властями Ирака, Афганистана и США в качестве его помощника, когда Семенченко был народным депутатом.

«Мы не враги государству», — заявил комбат и добавил, что готов сотрудничать со следствием, чтобы СБУ разобралась в ситуации.

 

«Я — как лоббист» — версия Шевченко 

Шевченко также отрицал свою вину в суде по мере пресечения. Он заявил, что не имеет отношения ни к Donbass Battalion Corporation, ни к охранной компании, ни к контрабанде военных запчастей и их продаже по завышенным ценам.

«Занимался мирной деятельностью, не нарушал закон», — утверждал Шевченко в суде. Он заявил, что готов пройти полиграф и предоставить отпечатки и свои биоматериалы, чтобы подтвердить невиновность.


Евгений Шевченко известен сотрудничеством с Национальным антикоррупционным бюро. В частности, он написал заявление о попытке предложить взятку в 10 тысяч долларов за трудоустройство в НАБУ от бывшего прокурора Генпрокуратуры Александра Матюшко в 2016 году. Также Шевченко свидетельствовал в деле о попытке дать взятку в 800 тысяч долларов сотруднику бюро со стороны одесского бизнесмена Вадима Альперина, подозреваемого в создании преступной организации и уклонении от налогов. Самый крупным делом при посредничестве Шевченко было предложение взятки в 6 млн долларов руководству антикоррупционных органов для закрытия уголовного производства против Николая Злочевского — министра охраны окружающей природной среды (июль — декабрь 2010 года) — так называемого «дела Бурисмы» Уголовное дело, которое расследует Национальное антикоррупционное бюро, о возможных нарушениях чиновников Минэкологии времен президента Виктора Януковича при выдаче разрешений на пользование недрами ряду предприятий, учредителем которых является Burisma Limited, а конечным бенефициарным владельцем — Николай Злочевский .


Комментируя обвинение, Шевченко подтвердил, что знаком с главным свидетелем Борисенко: их познакомил Семенченко после того, как они договорились сотрудничать по организации охранной компании и уже начали набирать людей. Шевченко подтвердил и факт передачи ему денег от Борисенко. Но это происходило, утверждал подозреваемый, по просьбе самого бизнесмена.

«Он набрал меня по телефону, сказал, что ему нужно передать деньги Семенченко для каких-то там целей, я не знаю точно. И попросил, чтобы я принял их на свой счет и передал Семенченко. Я это сделал», — пояснил свою роль суду Шевченко.

Переписка, которую передал Борисенко следствию, по версии Шевченко, — не полная.

В интервью, которое бизнесмен дал Цензор.нет перед своим арестом, он рассказал, что именно Борисенко написал заявление на Семенченко и других подозреваемых в СБУ, так как считал, что они его обворовали. При этом Шевченко утверждал, что финансовым директором охранной фирмы был сын Борисенко. На суде эта информация не звучала. 

Подозреваемый сказал, что впервые увидел название «Донкорп Украина» только в тексте подозрения. В 2019 году, когда компания была основана, Шевченко ни разу не пересекался с организаторами. В 2019 году он не виделся и с Семенченко, а в 2020 году виделся с ним всего лишь несколько раз, осенью. На базе в Сувиде, утверждал Шевченко, он был только в 2018 году и провел там 5 минут.

«Мне надо было поговорить с Семеном, я летел в Афганистан, и спешил в аэропорт, заехал на 5 минут в эту базу и все», — говорил подозреваемый суду.

Он отрицал, что закупал для компании форму и бинокли, которые вменяет ему следствие. И никогда не поставлял оружие, и не имеет никакого отношения к найденным на базе взрывчатке и оружию.

Шевченко сказал, что после 2014 года он ни разу не был в России и Беларуси, а также на границе с этими странами. Что, по его мнению, доказывает его непричастность к контрабанде военных запчастей.

Евгений Шевченко в Печерском райсуде Киева, 26 марта 2021 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

СБУ опубликовала часть доказательств, в том числе разговор Шевченко с потенциальным покупателем в «Укроборонпроме». Шевченко подтвердил, что голос на записях его — разговор произошел в «Укроборонсервисе» в начале месяца. По словам Шевченко, он выяснял потребность предприятия в клистронах. Когда ее подтвердили, он сообщил «друзьям», у которых эти клистроны были.

«Они привезли их на проверку. Их главный инженер подтвердил, что действительно они нужны, они готовы их купить. И дальше мы остановились на ситуации проведения тендера, тендерных закупок. Но не дошли до этого. Только 23 марта их поставили на «Укроборонсервис», и 24 марта их изъяли», — рассказал Шевченко «Ґратам».

В суде он пояснил свою просьбу засекретить данные продавца при покупке клистронов через систему закупок Prozorro. Он утверждает, что это было необходимо, так как ФСБ России «охотится» на людей, которые продают клистроны. Шевченко напомнил, как в Москве в августе 2014 года задержали 72-летнего бывшего директора украинского завода «Знамя» Юрия Солошенко за покупку клистронов и осудили на 10 лет лишения свободы. Солошенко вернулся в Украину раньше в результате обмена заключенными. В 2019 году при попытке купить клистроны задержали в Москве гражданина Польши Мариана Радзаевского — его приговорили к 14 годам тюрьмы. 

Шевченко подтвердил и то, что часть переписок в телеграме, которые показала СБУ в качестве доказательств по обвинению в продаже клистронов, — оригинальная. Но считает, что другие переписки сфальсифицировали.

«По клистронам — оригинальные. А что касается взрывчатки или мин… Время от времени Семен [Семенченко] спрашивал о возможности поставок таких или иных запчастей и устройств из РФ. Я ему говорил, что, наверно, это можно достать, но реальность такова, что тут, если говорить об оружии и взрывчатке, я никогда ему это не привозил и не собирался», — сказал Шевченко «Ґратам».

Он также опроверг, что завышал цену на клистроны, а указанная в подозрении цена в 200 тысяч долларов — за комплект, а не единицу товара. За такую же цену, утверждает Шевченко, «Укроборонсервис» закупал эти запчасти на протяжении последних лет.

«Моя функция была простая: я — как лоббист, просто меня знакомые попросили найти клиентов, возможность продать эти клистроны, и я искал рынок сбыта, клиентов для этих клистронов», — утверждал в суде Шевченко.

По его мнению, клистроны — до сих пор дефицитный товар в стране. Эти запчасти необходимы для работы систем ПВО, которые обеспечивают стратегическую защиту от ракетных ударов по атомным и гидроэлектростанциям, правительственному кварталу, стратегическим сооружениям, жизненно важным для страны предприятиям.  

Шевченко заверил суд, что госпредприятие, которое покупает клистроны, может самостоятельно проверить их качество: сначала их оценивают инженеры, потом запчасти проверяют на специальном стенде. Также качество проверяют в войсках, которые получают ЗРК. Еще одна проверка осуществляется во время тестовых стрельб на полигоне.  

 «Следствие по мне началось полгода назад. Меня прослушивали и следили за мной. Почему полгода не зафиксировали ни одного преступления тогда? Покажите в суде фото или видео этого факта? Нет его в природе. Нет свидетелей этого», — утверждал Шевченко.

Суд, однако, во время избрания меры пресечения не оценивал доказательства, но посчитал обоснованными подозрения против Шевченко и Семенченко, а также других арестованных. Очевидно, это еще не все выявленные фигуранты дела — следствие продолжается. 

 

30 марта 15:56 добавлена информация о свидетеле Вадиме Боровике. 

77 нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році
77

нападів на журналістів в Україні зафіксовано в 2020 році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов