Как суд оправдал жителя Николаевщины, который страдал заболеванием мозга и выращивал для лечения коноплю 

Как суд оправдал жителя Николаевщины, который страдал заболеванием мозга и выращивал для лечения коноплю 

Вознесенский горрайонный суд 17 декабря вынес оправдательный приговор жителю окрестного села Виталию Румянцеву, который выращивал у себя во дворе коноплю. Уже 15 лет он страдает заболеванием мозга, а каннабис помогает ему снять симптомы. Румянцев вырастил восемь растений. По действующему законодательству это административное нарушение. Но полиция приписала ему еще больше 100 кустов, которые он не сажал, и обвинила в выращивании конопли в особо крупном размере.

«Ґрати» узнали, как Румянцев в итоге чуть не оказался в заключении, а что ему помогло этого избежать.

 

«На территории вашего домовладения хранятся вышеуказанные предметы? Выращиваете растения конопли?» – обращается молодой следователь к мужчине с растерянным лицом, облокотившемуся на забор.

«Да, для себя», – отвечает он еле слышно.

Удовлетворенный ответом полицейский просит мужчину расписаться в получении копии судебного решения об обыске, но его собеседник отказывается. Он поясняет, что не может подписать документ, потому что из-за болезни его не слушается рука.

Виталий Румянцев у здания суда, 12 декабря 2019 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

Так, судя по оперативному видео, 12 июня 2018 года начинался обыск дома у 43-летнего Виталия Румянцева в Воссиятском – глухом селе в Еланецком районе Николаевской области. Уже 15 лет он страдает энцефалопатией – нарушением работы головного мозга. Виталию тяжело говорить, плохо слушаются руки и ноги, периодически он впадает в депрессию. Частично снять эти симптомы помогает каннабис. По словам Румянцева, для этого он посадил у себя на участке 8 кустов конопли. По законодательству Украины, тем самым он совершил административное нарушение, максимальное наказание за которое – штраф 1700 гривен. Однако, после визита полиции у Румянцева возникли проблемы серьезнее. Вместо восьми кустов ему насчитали 116, за которые можно оказаться в заключении минимум на три года.

 

Полицейская арифметика

На обыск к Румянцеву приехало сразу три машины. Помимо следователя – процессуальный прокурор, два оперативных сотрудника и даже лично начальник полиции Еланецкого района Николай Стремилов.

После того, как следователь зачитал определение на обыск, Румянцев, с трудом передвигаясь, сам повел всех к месту, где росла его конопля. Он высадил восемь кустов за два месяца до визита полиции на небольшом участке между домом и летней кухней.

«Это вам прописали, говорите?» – спрашивает следователь на оперативном видео, оценивая взглядом участок.

«Не прописали. Врачи рекомендуют, для успокоения нервов», – поясняет Румянцев дрожащим голосом.

Растения он высадил по центру участка, где земля относительно ухожена. А по периметру огород зарос бурьяном и дикорастущей коноплей – «дичкой». Ее, утверждает Румянцев, не сажал и не поливал – она росла сама, как сорняк. Нахождение в частном дворе «дички» в украинском законодательстве – это тоже нарушение. По статье 106-1 Кодекса об админнарушениях, «непроведение мероприятий по уничтожению дикорастущей конопли» наказывается штрафом от 170 до 510 гривен.

Следователь и начальник полиции сразу принялись вырывать кусты каннабиса – как те, что посадил Румянцев, так и «дичку». И те, и другие растения они сбрасывали в одну кучу. В итоге полицейские собрали два пакета: в одном было 185 кустов, а в другом – 116. На первый они поместили бирку о том, что это дикорастущая конопля. А на втором – со 116-ю кустами – написали, что их хозяин участка вырастил сам.

Расправившись с огородом, полицейские прошли дальше по территории домовладения Румянцева. Там они надрали еще 30 кустов дикорастущей конопли, а в доме нашли шесть картонных коробок от семян для выращивания каннабиса. Они изъяли все это вместе с тяпкой, которой Румянцев обрабатывал участок, и уехали, не задерживая хозяина дома.

На следующий день на сайте областной полиции появился пресс-релиз с язвительным заголовком: «На Николаевщине полицейские уничтожили более 300 кустов конопли, которые мужчина выращивал «для лечения суставов».

В сводке полицейские отчитались об обыске и указали, что он проводился в рамках производства, открытого по части 1 статьи 310 Уголовного кодекса – выращивание от 10 до 50 растений конопли. Но после получения результатов экспертизы, добавила пресс-служба, дело могут переквалифицировать на часть 2 той же статьи – выращивание более 50 кустов. Ее санкция предусматривает от 3 до 5 лет лишения свободы. В итоге, после экспертизы, полиция действительно переквалифицировала дело.

 

Предложение о взятке и арест обидчика

Воссиятское – родное село Румянцева. Окончив здесь школу, он переехал в Николаев, где окончил техникум и устроился электрогазосварщиком на заводе. В 20 лет Виталий стал принимать инъекционные наркотики.

В 1995 году он получил условный срок за хранение наркосодержащих веществ, а через три года уже реальный по той же статье. Всего он отбыл три срока, в общей сложности шесть лет. Последний срок – не только за наркотики, но и кражу. Сейчас все судимости погашены по срокам давности.

Проблемы со здоровьем у Румянцева появились в 2005 году, после того, как, находясь в колонии, он употребил наркотик на основе эфедрона низкого качества.

Виталий Румянцев и его брат Михаил у здания суда, 12 декабря 2019 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

«Меня злостно закрыли, началась депрессия, и из-за этого (я употребил этот наркотик – Ґ ). У меня случился микроинсульт. И с тех пор я перестал употреблять», – рассказал Румянцев в беседе с корреспондентом «Ґрат».

Освободившись в 2008 году, он вернулся в Воссиятское. Из-за болезни Румянцев потерял трудоспособность и оформил инвалидность. Свой точный диагноз Виталий не знает, денег на лечение у него нет. Пенсия по инвалидности – всего 1564 гривны, так что приходится жить за счет матери и брата, который также зарабатывает немного.

Единственным, что принимал Румянцев для лечения, был каннабис. По его словам, о пользе марихуаны при его болезни он вычитал в интернете. Опрошенные «Ґратами» медики подтверждают, что при его симптомах каннабис – это подходящее лекарство.

«В конопле есть каннабиноид СBD – он не психоактивный и применяется в медицине. Его Всемирная организация здравоохранения рекомендовала всем людям с неврологическими патологиями. Фактически, у вашего героя патология нервной системы… Я уверен, что CBD ему помогает. Я не уверен, что психоактивные каннабиноиды ему помогают, но и хуже они сделать не могут. То есть, фактически, то, что он принимает, ему на пользу», – сказал в беседе с «Ґратами» нейробиолог, ведущий научный специалист Института физиологии имени Богомольца Дмитрий Исаев.

В Украине медицинский каннабис под запретом, и Румянцев выбрал самый доступный метод его добыть – вырастить в огороде.

После обыска 215 изъятых кустов полиция все-таки признала дикорастущими и составила админпротокол о непринятии мер по их уничтожению. 26 июня 2018 года его рассмотрел Еланецкий районный суд и оштрафовал Румянцева на 255 гривен. А остальные 116 кустов полиция расценила как выращенные им самостоятельно.

Первое время Румянцева представлял защитник по назначению. По словам Виталия, адвокат ему никак не помогал и предлагал решить проблемы с полицией с помощью взятки.

Тогда Виталий нашел в фейсбуке гражданского активиста Тараса Ратушного – координатора кампании за легализацию медицинского каннабиса. Тот проникся историей Румянцева и вместе с соратниками стал ему помогать. Активисты распространяли информацию об этом случае и нашли Виталию независимого адвоката через Украинский Хельсинский союз по правам человека.

Участники кампании за легализацию медицинского каннабиса у здания суда, 12 декабря 2019 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

В августе 2018 года дело было передано в суд. В этом же месяце начальник Еланецкого отдела полиции Николай Стремилов, который участвовал в обыске у Румянцева, оказался в СИЗО. Ему объявили подозрение в вымогательстве взятки у местного фермера за невмешательство в его деятельность. После задержания многие местные жители обратились в прокуратуру с похожими жалобами на полицейского.

 

«Государство вынудило пойти его на правонарушение»

В Еланецком районном суде работает всего один судья. Он участвовал в деле Румянцева на досудебном расследовании, поэтому не имел права рассматривать его по существу. Из-за этого дело передали в другой суд, расположенный в городе Вознесенск – в 80 километрах от Воссиятского. Румянцев не может самостоятельно передвигаться, поэтому на все заседания его сопровождал брат.

Процесс в итоге растянулся на полтора года. Суд посмотрел видео обыска и следственного эксперимента, изучил экспертизу изъятой конопли, допросил свидетелей. В мае 2019 года, после изучения материалов дела и шумихи, поднятой активистами в соцсетях, прокуратура все-таки пошла на попятную и изменила объем обвинения.

Судья Вознесенского горрайонного суда Александр Дробинский, 12 декабря 2019 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

В новом обвинительном акте было сказано, что «посев и выращивание 116 кустов рода конопли не в полной мере отвечают обстоятельствам, установленным во время судебного рассмотрения». Теперь Румянцев обвинялся в выращивании 18 кустов. Изменили ему и квалификацию: с части 2 на часть 1 статьи 310 Уголовного кодекса. Ее санкция куда более щадящая: ограничение свободы на срок до трех лет или штраф от 1700 до 8500 тысяч гривен. Румянцев сказал, что в неформальном разговоре прокурор предложил ему сделку: он признает вину, а правоохранители сами заплатят за него штраф. Но Виталий не согласился.

12 декабря состоялись дебаты – финальная стадия процесса. В зале заседаний почти не было свободных мест: поддержать Румянцева приехали участники кампании за легализацию медицинского каннабиса. 

Обвинение на суде представлял прокурор Александр Гульпа, который полтора года назад присутствовал в Воссиятском при обыске. Он настаивал на том, что Румянцев выращивал 18 кустов. Это количество прокурор доказывал тем, что дома у подсудимого нашли 6 пустых пачек от семян для выращивания конопли. Следствие изучило сайты, на которых они продаются и выяснило, что в каждой должно было находится минимум три семени. Всего получается 18.

Прокурор просил суд признать Румянцева виновным и назначить штраф 1700 гривен – то есть минимальную санкцию статьи.

Адвокат Александр Прутян (справа) на заседании по делу Румянцева, 12 декабря 2019 года. Фото: Алексей Арунян, Ґрати

Адвокат Александр Прутян возражал и настаивал: в деле нет никаких доказательств того, что его подзащитный выращивал именно 18 кустов. Это не подтверждается ни показаниями свидетелей, ни видеозаписью обыска. По его словам, в каждой из шести найденных у Румянцева пачек было по одному семени конопли, а то, что их якобы было 18 – это лишь предположение следователей. Прутян настаивал на том, что результаты обыска у Румянцева вообще следует признать не надлежащими доказательствами. Он проводился без адвоката, а по Уголовно-процессуальному кодексу участие адвоката обязательно, если подозреваемый имеет физические отклонения и не может реализовать свои права сам. Прутян просил суд принять во внимание то, с какой целью выращивал коноплю Румянцев.

«Румянцев пояснял, что цель выращивания восьми кустов конопли – для ослабления физической боли в результате заболевания. Государство на сегодняшний день не решило ничего для облегчения лица, которое требует этого. То есть к человеку каждый день фактически применяются пытки. Государство не исполняет свои функции и вынудило пойти его на правонарушение», – сказал адвокат.

Сам Румянцев на дебатах был краток. «Что я могу сказать, Ваша честь? Я выращивал восемь кустов. Прокурор это знал. Я с самого начала ему говорил, что выращивал восемь кустов. Прошу меня оправдать», – сказал он.

Через 5 дней судья Александр Дробинский огласил приговор. Он согласился с аргументом защиты о том, что в связи с отклонениями Румянцева при обыске должен был обязательно присутствовать адвокат. В связи с этим суд признал недопустимыми почти все доказательства: протокол обыска, показания понятых, изъятые кусты конопли и их экспертизу.

В связи с этим судья постановил: Виталия Румянцева оправдать, коноплю – уничтожить, а изъятую в ходе обыска тяпку – вернуть хозяину.

Пока приговор еще не вступил в силу, у прокуратуры есть 30 дней, чтобы его обжаловать. Пока что ведомство не сообщало, будут ли они подавать апелляцию.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов