«Из чувства мести». Пенсионерка в Крыму облила кровью могилу российского военного, протестуя против войны, и уже два месяца находится в СИЗО

Рисунок: Екатерина Миних, Ґрати
Рисунок: Екатерина Миних, Ґрати

В начале апреля родители минометчика из 810-й бригады морской пехоты РФ Валентина Исайчева, погибшего на корабле «Орск» в порту Бердянска, обнаружили его могилу на кладбище села Солнечная Долина в Крыму испачканной кровью и фекалиями. Расследование заняло всего день — полицейские задержали жительницу села Валерию Гольденберг. С того времени она находится в СИЗО по обвинению в надругательстве над местом захоронения по мотивам политической вражды пункт «б» части 2 статьи 244 Уголовного кодекса РФ . Гольденберг назвала свой поступок местью за вторжение и убийства в Украине.

«Ґрати» рассказывают, как крымская пенсионерка выступила против войны и оказалась под арестом.

 

Месть

Валерия Гольденберг родилась в Полтаве, но уже 17 лет живет в Крыму. В 2014 году и она и ее сейчас уже умерший отец Михаил Гольденберг аннексию не поддержали, говорили об этом открыто и собирались уехать на материковую часть Украины. Отец умер через год, а Валерия так и не уехала. Она объясняла это тем, что не могла продать дом, а «сидеть на шее» у дочери, которая живет в Черкассах, не хотела.

Валерия работала электромонтером на заводе «Титан» в Армянске, а потом вышла на пенсию и жила в Солнечной долине недалеко от Судака, периодически навещая дочь. Последний раз была у нее летом прошлого года.

Когда в конце февраля началось полномасштабное вторжение российских войск,  Гольденберг стала постоянно следить за новостями. Она волновалась за дочь и за друзей и близких — в Полтаве, Одессе, Харьковской области. В марте она узнала, что в Ворзеле Киевской области погиб вместе со всей семьей ее одноклассник Александр Кадильников. «Ґратам» не удалось подтвердить его гибель — в областной прокуратуре оперативно ответить редакции не смогли. Впоследствии, она объясняла следователю, что гибель близких и информация о преступлениях российских военных в Киевской области ее так взволновали, что она решила отомстить.

«Так как я против того, что Россия напала на Украину, то примерно 4 апреля 2022 года, когда я узнала, что военнослужащие освободили Бучу, Ирпень, Гостомель Киевской области, то я решила облить кровью могилу военнослужащего России, который воевал и погиб на территории Украины, — говорила Гольденберг следователю, добавляя, — Там военнослужащие России убивают мирных людей».

Ее приятельница-соседка Елена Муртазаева рассказала, что как раз 4 апреля они последний раз пили с Гольденберг кофе. О политике и войне, утверждает она, речи не шло.

«Мы спокойно поговорили и Гольденберг ушла к себе домой», — вспоминала Муртазаева.

В следующий раз они встретились уже утром 9 апреля — Гольденберг попросила мужа соседки заварить ее мангал. Разговоров о войне снова не было. В тот же день Гольденберг задержали полицейские у нее дома.

 

Кладбище

За два дня до этого, в обед 7 апреля, на кладбище Солнечной долины в километре от села, пришла пара — Вадим и Татьяна Исайчевы. Здесь 31 марта похоронили их сына — 21-летнего Валентина Исайчева. Он служил в российской армии по призыву, подписал контракт и в конце февраля его в составе 810 бригады морской пехоты из Севастополя отправили воевать в Украину в качестве гранатометчика.

Через месяц, 24 марта, украинские войска прямо в порту Бердянска подорвали большой десантный корабль «Орск». На нем находился и погиб Исайчев. «Смерть наступила в период прохождения действительной военной службы» — говорится в свидетельстве о смерти. Через неделю его похоронили — у могилы поставили деревянный крест с его портретом в военной форме, положили венки, в том числе от российского Министерства обороны.

Родители посещали могилу сына ежедневно и когда пришли через неделю после похорон, обнаружили, что могила сына залита кровью и фекалиями — забрызган его портрет, венки и земля. Они стали все чистить и убирать, Исайчевой стало плохо.

Исайчева утверждает, что первому, на следующий день, она сообщила об этом местному военкому в Судаке. 8 апреля она написала заявление в полицию и там начали проверку — опросили ее и осмотрели кладбище, взяли образцы крови и фекалий, оставшиеся на венках. Но у самой полиции другая версия: утром 8 апреля дежурному позвонил сотрудник судакского управления ФСБ Автунов и сообщил о происшествии на кладбище. Если это так, то заявление в полицию Исайчева написала уже после и, скорее всего, полицейские сами с ней связались. 21 апреля она подала иск о возмещении морального вреда — миллион рублей (461 тысяча гривен).

 

Признание и арест

Неизвестно, как полицейские вышли на Гольденберг — они утверждают, что вычислили «оперативным путем», но 9 апреля к ней домой пришли двое — старший оперуполномоченный Константин Николаенко и оперативник Александр Суворин. Разговор с ней снимали на телефон.

Они стали спрашивать причастна ли она к событиям на кладбище — полицейские утверждают, что она сразу признала это и рассказала, как все было.

Утром 7 апреля она налила в банку кровь из куриной печени, в тетрапак из-под молока собрала фекалии, и пошла на кладбище. Она слышала, что за неделю до этого там похоронили военного из ее села, который воевал в Украине. Гольденберг не знала, где именно он похоронен, поэтому, оказавшись на кладбище, растерялась и просто пошла к могилам своих родителей. Там она немного постояла, и уже хотела уходить и выкинуть все, что принесла, в урну у входа, но увидела свежую могилу с портретом молодого военного в форме. Пенсионерка вылила на нее кровь, разбросала фекалии — часть попала на портрет и венки. После этого ушла.

«Своим поступком Гольденберг облегчила свою душу», — цитирует разговор с ней оперативник Николаенко.

Полицейский утверждает, что тогда же Гольденберг захотела написать явку с повинной. Ее задержали и отвезли в полицейский участок. Явку с повинной она подписала уже там, но почему-то на ней стоит дата на день раньше — 8 апреля.

11 апреля Гольденберг предъявили обвинение в осквернении могилы по мотивам политической ненависти и на следующий день арестовали. Ей грозит до пяти лет заключения. В сети есть видео, где она стоит в узкой железной клетке и просит прощения у семьи Исайченко.

«Из чувства мести и сострадания к народу Украины», — объяснила свой поступок Гольденберг.

Сейчас она находится в СИЗО, 7 июня начнется процесс по ее делу.

«Данное дело политизировано, над ней, скорее всего, будет показательный суд, — говорит ее адвокат Марлен Халиков. — Нарушение средней тяжести, а она сидит в СИЗО, что не есть нормально».

Адвокат надеется, что признание вины будет воспринято судом, как смягчающее обстоятельство.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов