«Где ваш холодильник?». Ученая хранила дома штаммы вируса ньюкаслской болезни птиц. Теперь ей грозит до пяти лет

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати
Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

В Соломенском районном суде Киева слушается необычное дело. Прокуратура обвиняет кандидатку ветеринарных наук в том, что она незаконно вынесла из института биотехнологий, в котором работала, семь флаконов со штаммами вируса ньюкаслской болезни птиц. 13 сентября прокурор зачитал обвинительный акт. По версии следствия, ученая пошла на такой шаг, чтобы заработать. Ученая не признает вину, а защита считает, что никакого преступления она вообще не совершала.

Журналист «Ґрат» изучил аргументы сторон на момент начала процесса и рассказывает историю семи флаконов с вирусами из института биотехнологий.

 

Звонок

В два часа дня 5 ноября 2020 года в дверь квартиры 67-ми летней Оксаны Блоцкой позвонили. Дома она была одна, дочь с утра ушла на работу. В кооперативной 16-ти этажке по улице Василия Стуса в Киеве был кодовый замок и консьерж, которые ограждали жильцов от посторонних. Тем не менее, Блоцкая решила не отвечать — гостей она не ждала, а незнакомым открывать не хотела. 

«Оксана Федоровна, откройте, вы нас затапливаете!», — услышала она незнакомый мужской голос.

Хозяйка зашла на кухню, попутно заглянув в ванную — везде было сухо. 

На какое-то время звонок затих, но потом зазвонил постоянно.

«Немедленно откройте дверь», — требовал все тот же голос. Блоцкая вернулась в комнату и набрала на телефоне «102». Полиции она торопливо рассказала, что к ней в квартиру ломятся неизвестные. 

В беседе с «Ґратами» она вспоминает, что потом за дверью послышался голос председателя домового кооператива, прямо под дверью кто-то что-то явно читал. Блоцкая подошла к двери и услышала как ее ломают. 

В коридор вбежали несколько человек в костюмах бактериологической защиты.

«Где ваш холодильник?», — спросил один из них. Женщина машинально указана на кухню. 

В квартиру продолжали заходить люди: мужчина без экипировки представился сотрудником киевской городской прокуратуры Вадимом Крушельницким и сообщил, что в квартире у Блоцкой сейчас будет проходить обыск. 

В морозильной камере холодильника пенсионерки следователи обнаружили полиэтиленовый пакет, а в нем семь флаконов с прозрачной жидкостью. «26.12.19. Ла-Сота SPF. 35 мл» — было от руки написано на первом, у шести остальных были схожие подписи. Прокурор уточнил, что это за жидкость, но Блоцкая не ответила. 

 

Вирусы

Следователи установили, что в домашнем холодильнике Оксана Блоцкая хранила 170 миллилитров материалов, содержащих штамм «Ла-сота» вируса ньюкаслской болезни птиц. Это вирусное заболевание, которое поражает органы дыхания, желудок, кишечник и центральную нервную систему птиц. Болезнь вызывает ее массовую гибель. 

Директор государственного научно-контрольного института биотехнологий и штаммов микроорганизмов Анатолий Головко рассказал «Ґратам», что штаммы вирусов, которые нашли в холодильнике у Блоцкой, используются, в первую очередь, для производства вакцин. 

«Болезнь Ньюкасла опасна как для животных, так и для людей. Это вирулентный штамм, поэтому вакцина, которая используется, она живая и производится на его основе», — сказал Головко. 

Оксана Блоцкая — его бывшая подчиненная. Кандидат ветеринарных наук, она более 20 лет проработала в институте биотехнологий. С 2007 года ученая заведовала сектором поддержки производственных и контрольных штаммов вирусов — отвечала за поддержание их жизнеспособности. 

Но с 26 сентября прошлого года Блоцкая в институте больше не работает — Головко не продлил ее контракт. Еще через две недели Национальная полиция открыла уголовное дело, расследуя которое, правоохранители и провели обыск у ученой дома. 

Что именно ей вменяют Блоцкая узнала только через восемь месяцев. 10 июня нынешнего года, в день ее рождения, прокуроры вручили Блоцкой подозрение в завладении чужим имуществом путем злоупотребления служебным положением часть 2 статьи 191 Уголовного кодекса . Санкция за это преступление предусматривает до пяти лет заключения и до трех лет лишение права занимать определенные должности. 

«Она отрицает, что это штаммы вирусов и не дает никаких показаний. Но в ходе исследований установлено, что флаконы действительно содержат штамм вируса ньюкаслской болезни птиц», — рассказала в июне «Ґратам» пресс-секретарь Киевской городской прокуратуры Надежда Максимец. 

Через месяц правоохранители закончили следствие и передали дело в Соломенский районный суд Киева. Судебный процесс по делу начался 29 июля. 

 

Злоупотребление или хранение

В суде прокурор Сергей Столярчук рассказал как, по версии следствия, флаконы со штаммами вируса оказались у Блоцкой. Институт хранит вирусы в специальном хранилище, оттуда их передают в лаборатории, где с ними работают ученые. Задачей Блоцкой было получить из образцов новую популяцию вирусов.

«Она занижала количество выходных образцов и присваивала часть нового материала», — объяснил Столярчук, зачитывая в суде обвинительный акт 13 сентября. 

Прокурор утверждал, что после процедуры Блоцкая указывала неверные данные в журнале учета штаммов вирусов. Когда и как именно она вынесла флаконы из института, следствие не установило, но, утверждал прокурор, вынесла флаконы Блоцкая еще до увольнения и сделала это из корысти. Правда, как именно ученая хотела заработать прокурор не уточнил.

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Срок годности содержимого этих флаконов истек еще в 2009-2016 годах. Тем не менее, следствие подсчитало, что ученая нанесла институту ущерб в 111 300 гривен. 

Блоцкая в суде не отрицала, что вынесла флаконы из института, но вину не признала. Ее адвокат Оксана Рудюк подала на обвинительный акт опровержение. 

«Ни один документ, должностная инструкция и так далее, прямо не запрещает выносить штаммы вирусов из института или проводить их дублированное ответственное хранение», — заявила в суде Рудюк.

Адвокатка утверждает, что Блоцкая вынесла флаконы с вирусом, потому что считала: в домашнем холодильнике их хранить надежнее, чем в хранилище института. Не раз бывало, что там отключали электричество. Если это произошло бы во время локдауна, то холодильное оборудование могло выйти из строя. 

Рудюк настаивает — в материалах дела нет доказательств того, что Блоцкая хотела продать образцы. 

«Единственный намек на корыстный мотив — оценка стоимости полученных материалов. Но поскольку ее провел потерпевший, ее нельзя считать объективной и достаточной», — сказала в суде Рудюк.

Ссылаясь на особенности производства вакцины, Рудюк утверждала, что стоимость 170 мл вирусосодержащего материала лишь незначительно превышает стоимость 1 мл — вакцину из 1 мл не делают, а в таком случае не корректно высчитывать стоимость, исходя из количества

«Потерпевшему об этом доподлинно известно, но по непонятным причинам он умышленно завышает стоимость материала», — сказала адвокатка. 

Потерпевший, которого упоминала адвокатка — директор института Анатолий Головко.

Выступая в суде 13 сентября, он утверждал, что выносить штаммы вирусов из института запрещено, но в каком именно документе это указано не уточнил. Головко не отрицал, что в последние годы в институте были отключения электричества, но назвал их незначительными и утверждал, что на сохранность штаммов они повлиять не могли, поскольку в 2008 году при поддержке министерства обороны США институт купил и установил дизельный генератор, к которому подключили все лаборатории. 

«Если мы говорим о благих намерениях, то почему же тогда перед увольнением или после него уважаемая Оксана Федоровна не вернула все материалы в институт?», — спросил Головко в суде, обращаясь к бывшей подчиненной. 

 

Заочный спор

Бывшие начальник и подчиненная больше не общаются. Из суда они выходят по отдельности. После первого заседания в деле Анатолий Головко сказал «Ґратам», что вынести флаконы из института не составляет больших проблем.

«Что такое вынести флакончик? У нас же нет такого, чтобы на проходной раздевали и проверяли. Если он высушен и заморожен, может храниться и в плюсовой температуре. Если он в замороженном состоянии, с ним тоже ничего не случится», — сказал Головко и добавил, что в истории института подобных случаев не было.

По его словам, Блоцкую он уволил из-за конфликта в коллективе. 

В суде прокурор не стал требовать для Блоцкой меры пресечения на время процесса. Во время досудебного разбирательства ее оставили на свободе под личное поручительство. Сейчас она работает научным консультантом в частной лаборатории. 

В беседе с «Ґратам» она заочно ответила на вопрос, который в суде задал Головко: почему она не вернула флаконы в институт после увольнения. Тогда был локдаун, к тому же ей нездоровилось — поднялось давление, которое она не могла сбить. После чего добавила, что должностная инструкция не запрещала ей выносить из института флаконы с результатами ее работы. 

«То, что я остатки того, над чем работала, должна вернуть — это неправда, никому я не должна ничего возвращать. В Украине с 2006 года не было зарегистрировано ни одного случая болезни Ньюкасла. Ведь наша биопромышленность выпускает хорошие вакцины. Чтобы это не потерять я частичку маленькую сохраняла дома». 

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

В надежности своего холодильника она не сомневается и утверждает, что никакой угрозы флаконы со штаммами вируса не представляли. Подтверждением чему служит хотя бы то, что вирусы в холодильнике она хранила вместе с продуктами.  

«Каждый флакончик пробочкой закрыт, сверху закручен алюминиевым колпачком, на каждом этикеточка. Если б у меня был злой умысел, я б эти этикетки сняла и написала 1,2,3. Оно у меня было как про запас, — утверждает ученая и добавляет. — Там срок годности был 12 месяцев, я лично его продлила маленькими шажками: каждый раз вглубь туда исследуешь и чуть-чуть больше продлеваешь. Сначала на 2 месяца, сейчас там 30-38. То есть сроки давно закончились куда его продавать?».

Следующее заседание суда по делу Оксаны Блоцкой запланировано на 25 октября. Судья  Екатерина Застрожникова будет рассматривать письменные доказательства сторон.  

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов