«Это все равно что сажать человека на 20 лет за переход в неположенном месте». За что российские власти хотят уничтожить старейшую в стране правозащитную организацию «Мемориал»

Табличка на офисе «Мемориала» в Москве. Фото: Роскомсвобода
Табличка на офисе «Мемориала» в Москве. Фото: Роскомсвобода

9 ноября российская Генпрокуратура подала в Верховный суд РФ иск о ликвидации «Международного Мемориала» с формулировкой «за систематические нарушения законодательства об «иностранных агентах». Аналогичный иск поступил и в Московский городской суд, но уже против Правозащитного центра «Мемориал». Обе организации признаны в России иностранным агентом, что уже накладывает на них значительные ограничения. Центр дополнительно обвинили в «оправдании деятельности участников международных террористических и экстремистских организаций» — за публикацию списка политзаключенных, в который, в том числе, входят украинцы и крымские татары, обвиняемые по делу Хизб ут-Тахрир. Это далеко не первый случай давления на «Мемориал». Суды много раз назначали правозащитникам штрафы по тем же самым нарушениям, но иск о ликвидации —  может оказаться фатальным.

Сегодня, 23 ноября, прошло первое предварительное заседание в Московском горсуде по делу о закрытии правозащитного центра «Мемориал». В команде защиты — теперь уже украинский адвокат Илья Новиков и адвокатка Мария Эйсмонт, защищающая в Крыму крымских татар.

«Ґрати» разбирались, почему и за что российские власти уже не первый раз хотят закрыть крупнейшую правозащитную и просветительскую организацию почти с 35-летней историей. 

 

Что такое «Мемориал»

«Мемориалом» обобщенно называют две организации и их региональные филиалы — «Международный Мемориал» и Правозащитный центр. У них разная деятельность, но она одинаково не нравится властям, которые давно пытаются закрыть обе организации.

«Международный Мемориал» занимается исследованием политических репрессий в СССР и помогает добиться реабилитации жертвам репрессий. Организацию создали в 1992 году, ее предшественниками были московская общественная группа «Мемориал» и затем Всесоюзное историко-просветительское общество «Мемориал», одним из организаторов которой был академик Андрей Сахаров. Организация работает с «неудобным прошлым», с преступлениями советского периода — с темой репрессий, которая сейчас крайне неприятна для российских властей как из-за ее правопреемственности, так и из-за очевидных аналогий. 

Правозащитный центр «Мемориал» был основан в 1991 году, но правозащитная деятельность организации началась еще раньше. В 90-е годы центр помогал беженцам и мигрантам, занимался мониторингом ситуации с правами человека в «горячих точках»: на Северном Кавказе, в Нагорном Карабахе, Южной Осетии, Приднестровье и Таджикистане. В отличие от «Международного Мемориала» Правозащитный центр занимается проблемами «настоящего»: помогает жертвам чеченских войн, пострадавшим от беспредела властей на Кавказе, крымскотатарским активистам и многим другим, кому помогать сложно и опасно в нынешних реалиях в РФ. В 2000-х годах «Мемориал» сфокусировался на политически мотивированных уголовных делах в России и Крыму и помощи политзаключенным, в том числе, украинским «узникам Кремля». 

 

Клеймо «иноагента». В чем обвиняют «Международный Мемориал»

В 2012 году российские власти приняли поправки к закону «О некоммерческих организациях», по которым НКО стали получать статус иностранного агента. Среди структур «Мемориала» первым в реестре оказался правозащитный центр — его Минюст внес туда в 2014 году. 4 октября 2016 года там оказался и «Международный Мемориал», в 2015-2016 годах в список включили также региональные филиалы. Из-за статуса иноагента на «Мемориал» постоянно накладывали штрафы, суммарно достигавшие миллионов рублей.

«Когда мы получили эти «чудные» документы, — нарочито иронично говорит председатель совета ПЦ «Мемориал» Александр Черкасов. — У нас были первые чувства: удивление, злость и смех. Чтение прокурорских бумаг иного вызывать не может. Поставили желтую звезду сразу туда, где она не была пришита».

Пикет в Астрахани против закрытия «Мемориала». Фото: «Радио Свобода»

В нынешнем исковом заявлении Генпрокуратура требует ликвидировать как «Международный Мемориал», так и все его подразделения. Касается ли требование ликвидации региональных отделений «Мемориала», в тексте заявления не указано.

В иске надзорного ведомства за подписью генпрокурора Игоря Краснова говорится, что правозащитники с 2013 по 2016 год занимались «политической деятельностью» и «распространяли мнения о принимаемых государственными органами решениях», за что были признаны «иностранными агентами». В документе перечисляются 20 штрафов «Мемориалу» и его главе Яну Рачинскому за 2019 и 2020 годы на почти 3,5 млн рублей (1245000 гривен — Ґ ). Все эти взыскания назначали Роскомнадзор и Тверская межрайонная прокуратура, по версии надзорного ведомства, за «умышленное» отсутствие маркировки «иноагента» на сайте «Мемориала», в соцсетях или, например, на Московской международной книжной ярмарке. По российскому законодательству «иноагенты» обязаны маркировать любые материалы, которые они выпускают, как в интернете, так и в печати, пометкой с сообщением, что находятся в «реестре некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».

«Продолжение противоправной деятельности свидетельствует об умышленном грубом нарушении Обществом требований действующего законодательства, в связи с чем его ликвидация является соразмерной допущенным нарушениям и необходима для защиты прав и законных интересов других лиц, в том числе на доступ к достоверной информации о деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента», — заключает Генпрокуратура.

Надзорное ведомство ставит «Мемориалу» в вину не только нарушение «иноагентских» законов, но и в целом нарушение Конституции РФ — статей о свободе мысли и слова, а также правопреемственности СССР, «памяти предков», «исторической правде» и «детях, как приоритете государственной политики». Среди нарушенных, по мнению прокуратуры, «Мемориалом» международных актов — Конвенция о защите прав человека, Конвенция о правах ребенка, Пакт о гражданских и политических правах и даже Всеобщая декларация прав человека.

«Да-да, больше ничего — даже никакой самой завалящей ошибки в отчетности или там в протоколе заседания правления, например. Два десятка протоколов… объявлены «устойчивым пренебрежением законом»… Это все равно, что сажать человека на 20 лет за переход в неположенном месте абсолютно пустой дороги», — пишет в своем телеграмм-канале юрист и член Совета ПЦ «Мемориал» Татьяна Глушкова.

Она обращает внимание, что в иске указаны протоколы об отсутствии маркировки практически исключительно за 2019 год, а до этого времени Минюст РФ и Роскомнадзор вовсе не предъявляли требований маркировки к «иноагентам» и в законе это не было прописано.

«Можно ли ликвидировать организацию за то, что она не выполняла требования, которые к ней не предъявлялись?» — задается вопросом Глушкова, отметив, что деле нет потерпевших, а по рекомендациям ООН, ПАСЕ и самого Верховного суда РФ ликвидация НКО в таких случаях — крайняя мера.

 

За что хотят ликвидировать Правозащитный центр «Мемориал»

8 ноября московская прокуратура обратилась с иском в Мосгорсуд о ликвидации ПЦ «Мемориал». В исковом заявлении довольно расплывчато говорится, что результаты проверок Минюста, Роскомнадзора и прокуратуры «свидетельствуют об осуществлении организацией и ее руководителем деятельности с неоднократными грубыми нарушениями Конституции РФ и федеральных законов». В частности, говорится, что организация также неоднократно привлекалась к административной ответственности за то, что публиковала материалы в своих соцсетях без маркировки о статусе «иноагента». В иске перечисляются восемь административных протоколов о нарушениях в 2019 году, общая сумма штрафов за них составляет 1,6 млн рублей (570000 гривен — Ґ ).

«Организация демонстрирует устойчивое пренебрежение законом, не обеспечивает публичности своей деятельности, препятствует должному общественному контролю за ней, чем грубо нарушает права граждан, в том числе на достоверную информацию о его деятельности», — заявляет московская прокуратура в своем иске.

Дополнительно правозащитному центру предъявили претензии в том, что он якобы «оправдывает деятельность международных террористических и экстремистских организаций». Прокуроры провели лингвистическую экспертизу материалов правозащитного центра о религиозной практике свидетелей Иеговы, движении «Артподготовка» и исламской партии Хизб ут-Тахрир Исламская организация, запрещенная и признанная террористической в России, но свободно действующая в Украине и большинстве европейских стран. В Крыму с начала аннексии преследованию по обвинению в причастности к партии подверглось более 100 мусульман. Все они признаны ПЦ «Мемориал» политзаключенными

Информационное сообщение ПЦ «Мемориал» о признании политзаключенными крымских мусульман, преследуемых по делу «Симферопольской группы Хизб ут-Тахрир». Фото: страница «Мемориала» в фейсбуке

Участников этих движений и организаций преследуют в РФ, и «Мемориал» неоднократно заявлял о том, что уголовные дела против них носят не правовой, а политический характер. Эксперты-лингвисты изучили материалы правозащитного центра по просьбе прокуратуры и заявили, что в них содержатся «оправдания деятельности участников международных экстремистских и террористических организаций» и что они «формируют мнения о допустимости участия» в экстремистской и террористической деятельности.

Речь идет о списке политических заключенных, который с 2008 года ведет программа поддержки политзеков ПЦ «Мемориал», и о справках по отдельным делам.

«Деятельность указанных организаций представлена авторами названных материалов как правомерная и допустимая, а участие в их деятельности — как одна из форм реализации права на свободу вероисповедания. Таким образом, данные материалы направлены на формирование у неопределенного круга лиц представления о допустимости осуществления террористической и экстремистской деятельности, а именно деятельности международных экстремистских и террористических организаций и участия в них», — говорится в иске.

Примечательно, что этот список опубликован на сайте ПЦ «Мемориал» с указанием, что «признание лица политзаключенным не означает ни согласия ПЦ «Мемориал» с его взглядами и высказываниями, ни одобрения его высказываний или действий». Однако прокуратура настаивает, что правозащитный центр грубо и неоднократно нарушал Конституцию России и ее федеральные законы, а значит, как считает надзорное ведомство, должен быть ликвидирован.

«Один из самых абсурдных моментов обоих исков — это абзац, в котором говорится, что организации нарушают целый ряд международных документов: Конвенцию о защите прав человека, Конвенцию о правах ребенка и Всеобщую декларацию о правах человека. Это говорит о том, что человек, который писал эти иски, либо не имеет юридического образования, либо плохо изучал курс Теории государства и права. Как известно, обязанность соблюдать международные документы есть только у государства, а частное лицо или организация, в принципе, не могут нарушить эти документы», — считает юристка «Мемориала» Татьяна Глушкова

 

Как российские власти оказывали давление на правозащитников до этого

Первый иск о ликвидации правозащитного центра рассматривался в Верховном суде РФ еще в сентябре 2014 года и касался еще одного члена «Международного Мемориала» — общероссийского общества «Мемориал», которое возглавлял правозащитник и советский диссидент Сергей Ковалев, входивший в правление «Международного Мемориала». Тогда минюст РФ, как и сейчас прокуратура, жаловались на «неоднократные и грубые» нарушения организацией Конституции и законодательства РФ. Однако суть претензий сводилась к необходимости внести изменения в устав НКО: российский «Мемориал» объединил созданные в разное время региональные организации, но не имел общероссийского статуса.

Тогда иск о закрытии «Мемориала» вызвал мощный общественный резонанс: в поддержку НКО выступили зарубежные и российские ученые и политики, а тогдашний омбудсмен Элла Памфилова обратилась к президенту Владимиру Путину с просьбой вмешаться и защитить организацию. В итоге Верховный суд предоставил «Мемориалу» время на изменение устава и не стал его ликвидировать.

Организованная «Мемориалом» акция памяти журналистки и правозащитницы «Мемориала» Натальи Эстемировой, убитой в 2009 году. Фото: страница «Мемориала» в фейсбуке

Самый громкий скандал разгорелся в 2015 году, когда Минюст РФ прямо обвинил правозащитный центр «Мемориал» в подрыве конституционного строя. Об этом говорилось в акте плановой проверки организации, которую чиновники провели спустя чуть более года после ее внесения в реестр «иноагентов». Главное управление Минюста РФ заявило, что в публикациях с критикой действий России против Украины и приговора фигурантам «болотного дела» Протестное шествие в мае 2012 года, закончившееся столкновениями между участниками и полицией, после которого Следственный комитет РФ возбудил уголовные дела против более трех десятков гражданских активистов и обычных участников шествия  члены ПЦ «Мемориал» «подрывали основы конституционного строя РФ, призывая к свержению действующей власти и смене политического режима в стране». Акт проверки отправили в Генпрокуратуру, а в поддержку «Мемориала» тогда выступили около 100 общественных и культурных деятелей.

В ответ «Мемориал» заявил, что в акте минюста «содержатся признаки распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию», а также обвинения «в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления», и предложил чиновникам его отозвать. Последствий для «Мемориала» тогда не наступило.

«В первый день после того, как прошла информация по [новым] искам, сразу стала получать звонки от членов семей жертв репрессий. Я не могу передать те чувства, обиду и удивление. Прозвучала фраза из уст одной внучки репрессированного: «Мы что должны быть дважды репрессированы? Сначала репрессировали наших родных, а теперь мы репрессированы», — рассказала член правления пермского «Мемориала» и бывший уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина.

Нынешним прокурорским искам о ликвидации предшествовала атака провокаторов на правозащитный центр. Вечером 14 октября несколько десятков неизвестных мужчин с закрытыми лицами в сопровождении съемочной группы НТВ ворвались в здание «Мемориала», намереваясь сорвать показ фильма польского режиссера Агнешки Холланд «Гарет Джонс» о голодоморе в Украине. Полиция не препятствовала им, троих нападавших задержали сотрудники центра.

Закрытые полицией двери ПЦ «Мемориал». Фото: страница «Мемориала» в фейсбуке

Кинопоказ впоследствии возобновили, но после него оперативники около шести часов не выпускали людей из здания, заставляя их писать объяснительные, поясняя, как они оказались на кинопоказе, и рассказывая о судимостях. К сотрудникам «Мемориала», оказавшимся взаперти, не пускали адвокатов, юристов и журналистов. Помимо этого, полиция хотела изъять технику центра, включая компьютеры, но в итоге унесла с собой только часть пожарной сигнализации и видеорегистратор. Позже полиция заявила, что провела осмотр офиса «Мемориала» из-за сообщения о «захвате заложников», которое получил оперативный дежурный Тверского райотдела полиции.

На следующий день после произошедшего полиция вызвала председателя правления «Международного Мемориала» Яна Рачинского в отдел экономической безопасности и противодействия коррупции управления МВД по Центральному административному округу Москвы. Правоохранители потребовали от него предоставить документы общества за все время его существования, а также принести копию фильма «Гарет Джонс».

Рачинский обещает, что вне зависимости от исхода судебного процесса в Верховном суде их деятельность в России и за рубежом не прекратится. Он напоминает, что на заре существования «Мемориала» у организации не было юридического лица — и это не мешало им работать с широким размахом.

Адвокаты ПЦ «Мемориал» после заседания Московского горсуда по делу о закрытии ПЦ «Мемориал», 23 ноября 2021 года. Фото: страница адвоката Ильи Новикова в фейсбуке

После сегодняшнего заседания в Мосгорсуде адвокат Илья Новиков, представляющий интересы «Мемориала», назвал иски прокуратуры — «окончательным решением правозащитного вопроса».

«Пока мы не дошли до обсуждения сути иска, самая важная для нас деталь — синхронность подачи двух исков московским прокурором и генеральным в городской суд и в Верховный о ликвидации международного и правозащитного «Мемориалов». Они оба заявлены 8 ноября, хотя приниматься решения об их подаче должны были разными прокурорами независимо друг от друга. Для нас это исключает любую возможность делать вид, что всё это еще один рутинный наезд, которых на «Мемориал» было много. Он не рутинный, и планировали его как окончательное решение правозащитного вопроса», — написал Новиков.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов