Дружба, которая плохо кончилась. Суд начал рассматривать дело об убийстве в доме бывшего министра иностранных дел

Леонид Кожара (справа) в зале суда, 27 января 2021 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати
Леонид Кожара (справа) в зале суда, 27 января 2021 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

В Киеве начался суд над бывшим министром иностранных дел Леонидом Кожарой. Прокуратура и полиция обвиняют его в убийстве давнего друга — бизнесмена Сергея Старицкого. Обвиняемый не признает вины, а его адвокаты готовятся представить уже третью версию событий, оправдывающую их клиента.

«Ґрати» рассказывают о первом заседании процесса.

 

В обед 27 января полицейский конвой вводит в зал Киево-Святошинского районного суда Киевской области 58-летнего главу партии «Социалисты» и общественной организации «Институт мира» Леонида Кожару. Известный дипломат, бывший министр иностранных дел Украины (2012-2014 года) и председатель ОБСЕ (2013 год) за последние 10 месяцев в тюрьме изрядно похудел и осунулся — серый шерстяной костюм висит на нем мешком. В зале нет стеклянного «аквариума» для подсудимых, поэтому вместе с конвоиром Кожара усаживается на лавку в первом ряду.

Перед началом заседания адвокат Денис Ломанов просит полицейских снять с его клиента наручники и разрешить сесть рядом с защитниками, но судья Ирина Козак отказывает. Обвинения против экс-министра слишком серьезные — ему инкриминируют предумышленное убийство часть 1 статьи 115 Уголовного кодекса Украины близкого друга.

 

Смерть в непринужденной атмосфере

Представительница потерпевших Алла Бронишевская и прокурор Юрий Пирус. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Обстоятельства преступления описывает прокурор Киевской областной прокуратуры Юрий Пирус, зачитывая обвинительный акт после короткого обсуждения организационных моментов процесса. 

20 февраля 2020 года около 16:00 известный киевский бизнесмен, один из первопроходцев украинского рекламного рынка, со-основатель и гендиректор медиахолдинга Atlantic Group Сергей Старицкий позвонил Леониду Кожаре на мобильный. Оба дружили еще с 1980-х, когда изучали иностранные языки в КНУ имени Тараса Шевченко. Приятели договорились встретиться на следующий день.

В пятницу, 21 февраля около 14:45 Старицкий приехал в село Чайки под Киевом, где Кожара жил с женой, чемпионкой Европы по боксу (1997 года) Мариной Козерод. Гость привез собой спиртное и закуску, друзья расположились на кухне на первом этаже и стали выпивать «в непринужденной атмосфере», как вспоминала потом Козерод. 

«Они позвонили мне, поздравили с днем рожденья, все у них было классно», — рассказывал спустя месяц в суде еще один друг семьи, депутат пятого и шестого созывов Верховной Рады Владислав Лукьянов.

Застолье продолжалось по меньшей мере шесть часов; позже полицейские найдут на столе три бутылки из-под водки и столько же от вина. В крови Кожары к их приезду будет 2,25 промилле алкоголя — это соответствует сильной степени опьянения.

Обвинение считает, что около 21:00 между хозяином и гостем возник конфликт «на почве неприязненных отношений» — детальнее причину установить не удалось. Ссора быстро переросла драку, в которой экс-министру разбили очки — экспертиза обнаружила на оправе кровь Сергея Старицкого. 

«Во время конфликта у Леонида Кожары возник прямой умысел на убийство», — говорит в суде прокурор Пирус.

Он утверждает: пьяный дипломат поднялся в спальню на втором этаже, достал из тумбочки наградной пистолет Jericho 941 с 16-ю патронами в магазине, снял его с предохранителя и вернулся на кухню к гостю. Старицкого он сперва ударил по голове пистолетом —  в августе прошлого года экспертиза обнаружила на пусковой скобе следы крови бизнесмена. Тот упал, кровь из раны на затылке потом нашли на полу кухни рядом с выходом на террасу. Уже лежачему другу Кожара якобы выстрелил в лицо, чуть ниже правого глаза.

От раны Сергей Старицкий умер на месте.

 

Неправдивые показания

Судья Ирина Козак, 27 января 2021 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

— Вы признаете свою вину в преступлении? Будете давать показания? — спрашивает судья Ирина Козак.
— Вину не признаю, от дачи показаний не отказываюсь, — отвечает Леонид Кожара.

В первые же часы после смерти гостя, он вместе с женой пытался объяснить прибывшим полицейским, что Старицкий застрелился сам. Версия звучала убедительно: правоохранители хоть и открыли дело об умышленном убийстве, но с отметкой «Самоубийство».

Впрочем, в то, что жизнерадостный бизнесмен наложил на себя руки, сразу же не поверили его близкие. Жена Старицкого Евгения Федорова рассказывала об уже купленных билетах в совместный отпуск в начале марта, а двоюродный брат Юрий Воловик вспоминал, как всего через пару дней они собирались выпить за День Советской армии. На следующий день после трагедии Воловик ссылался на предварительные выводы криминалистов: в Старицкого стреляли с двух-трех метров. Последующая экспертиза скорректировала расстояние выстрела до 50-80 см, говорится в обвинительном акте.

Правоохранителей же настораживали пьяные слова, которые Леонид Кожара бросил прибывшим патрульным. Спустя месяц после гибели Старицкого прокурор Алексей Олешко цитировал их на заседании суда об аресте экс-министра: «Блин, я все равно буду расстреливать, кто мне будет угрожать» и «Я защищал свой дом». Олешко считал, что супруги инсценировали самоубийство и пытались обмануть следствие.

Марина Козерод, вызывая полицейских в ночь трагедии, пояснила, что тем вечером выпивала вместе с мужем и гостем, затем поднялась на второй этаж отдохнуть, но через какое-то время услышала выстрел. Спустившись на кухню, обнаружила Старицкого с огнестрельным ранением.

Но уже 27 марта в своих письменных показаниях, переданных в Шевченковский райсуд Киева через адвокатов, Козерод описывала события совершенно иначе: отдыхать на второй этаж после 21:00 якобы пошел Леонид Кожара, а она осталась внизу со Старицким. Пистолет, который ее муж принес еще раньше, чтобы показать гостю, тоже лежал на кухне. В какой-то момент Старицкий взял его и пошел на террасу, хотел «устроить салют». Козерод несколько раз попросила положить оружие, а потом схватила Старицкого за правую руку, чтобы остановить. Тот пытался освободиться, оттолкнул хозяйку левой рукой и в борьбе потерял равновесие. После этого раздался выстрел.

Адвокаты супругов пытались преподнести происшествие как казус — несчастный случай, независящий от воли Марины Козерод. Новую версию якобы подтверждали экспертизы: на спортивной штанах и кофте женщины остались следы от пороховых газов, которых не было на одежде Леонида Кожары. Не было отпечатков экс-министра и на пистолете. 

В начале апреля Козерод повторила свои показания во время следственного эксперимента. Однако следователи ей не поверили и вскоре объявили о подозрении во лжесвидетельствовании часть 2 статьи 384 Уголовного кодекса . Предварительное заседание по обвинению Козерод состоялось 21 января в том же суде — дело слушает судья Анна Перекупка.

В деле же Леонида Кожары его супруга заявлена как свидетельница защиты — до дачи показаний судья Ирина Козак удалила ее из зала заседаний. В коридоре Марина Козерод подтвердила «Ґратам», что и дальше будет отстаивать версию о случайном выстреле.

 

«Таких денег просто нет»

Адвокаты Денис Ломанов (слева), Александр Ягодка, 27 января 2021 года. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

В случайность по-прежнему не верят родственники Сергея Старицкого. 

«Мы внимательно знакомились с материалами дела и на наш взгляд, факт умышленного убийства доказан проведенными по делу экспертизами и  следственным экспериментом», — рассказывает «Ґратам» старшая дочь Екатерина Старицкая.

Она, престарелые родители бизнесмена — Геннадий и Тамара Старицкие, еще одна несовершеннолетняя дочь Ника, а также старший брат Святослав Алексюк предъявили Леониду Кожаре гражданские иски о компенсации ущерба на общую сумму около 6 млн гривен.

«Старицкий был единственным кормильцем, на его содержании находились и родители, и жена, и дети, — поясняла 27 января суду представительница потерпевших Алла Бронишевская, ранее работавшая в Atlantic Group вице-президенткой по юридическим вопросам. — Родители долгое время находились в реанимации, Ника потеряла возможность учиться за границей, о чем она мечтала много лет».

«Хочу сказать: когда такое происходит в жизни человека, то сразу понимаешь, к чему это приводит — чисто в психологическом, моральном плане. Как старший брат, скажу, для меня это был серьезный удар», — подтверждал Святослав Алексюк.

Судья Ирина Козак, выяснив, что обвиняемый еще не успел ознакомиться с исками родственников Старицкого, объявила перерыв. 

«Я считаю, что потерпевшие имеют право заявлять гражданские иски, для возмещения ущерба. Но гражданские иски должны заявляться с учетом моей персональной возможности возместить этот ущерб, — отвечал Кожара на вопросы судьи после того как изучил документы. — Таких денег просто нет». 

С деньгами у бывшего министра, очевидно, не просто. Через два месяца после ареста его адвокатам удалось снизить сумму залога с 14 до 2 млн гривен — такую сумму Кожара собрал за пару дней и вышел из тюрьмы. Но уже 11 июня Киевский апелляционный суд вновь увеличил залог до 14 млн гривен и повторно арестовал подозреваемого. 

«Мой клиент невиновен, — вставляет слово адвокат Денис Ломанов. — И поэтому, при недоказанности вины, мы вообще не можем говорить ни о какой ответственности по гражданским искам».

Отвечая на вступительное слово прокурора, защитник убеждал суд: обвинения в предумышленном убийстве беспочвенны.

«В дальнейшем мы будем допрашивать свидетелей и самого обвиняемого, который не отказывается от показаний, и для всех участников судебного процесса будет понятно — именно по части 1 статьи 115 этого человека обвинять невозможно, потому что нет состава преступления», — проанонсировал Ломанов, отказавшись комментировать «Ґратам» дальнейшую позицию защиты в деталях.

Определяя порядок слушаний, судья Козак предложила выступить в начале процесса потерпевшим родственникам Сергея Старицкого. Однако вдова бизнесмена Евгения Федорова, дочь Екатерина и брат Святослав Алексюк оказались морально не готовы. Суд продолжит слушания с их допроса 2 марта. Леонид Кожара останется под арестом до 5 марта.

 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов