Девять погибших, пять подозреваемых, 53 миллиона гривен залога. Как суд выбирал меру пресечения по делу о пожаре в одесской гостинице

Суд согласился выпустить под залог одесского предпринимателя, лидера политической партии «Союз Анархистов Украины» и гражданина США Вадима Черного – главного подозреваемого по делу о пожаре в гостинице «Токио Стар». В ночь на 17 августа огонь унес жизни девяти человек, в том числе десятилетней девочки, было возбуждено дело о нарушении правил пожарной безопасности, которая привела к гибели людей. С конца августа Черный находится в одесском СИЗО, еще двое подозреваемых в розыске, одна подозреваемая – под ночным домашним арестом, а одной меру пресечения пока не избирали.

Залог. «Хотите 50 миллионов, пусть будет 50 миллионов»

После пожара в «Токио Стар» Вадима Черного обвиняют в нарушении правил пожарной безопасности, которая привела к гибели людей по части 2 статьи 270 Уголовного кодекса Украины. Кроме него среди обвиняемых совладелец гостиницы Сергей Дурач, главный инженер, чье имя пока не называется, главный администратор отеля Ирина Паровик и администратор Оксана Ежак, которая находилась на ресепшне в ночь пожара. Дурач и инженер объявлены в розыск и предположительно находятся за границей, а Паровик пробыла два месяца в СИЗО, после чего ее отпустили под домашний арест. Ежак меру пресечения не избирали, хотя, по словам Черного, она и должна нести ответственность за пожар. Подозреваемый связывает это с тем, что она дала показания против него.

Вадим Черный. Фото: Максим Пшибышевский, «Ґрати»

11 октября следственный судья Вадим Иванчук начал рассматривать ходатайства прокуратуры, в том числе о продлении ареста для Черного, и в итоге огласил решение через четыре дня – утром 15 октября. За это время защита подала неоднократные отводы судье и прокурорам, однако все они остались без рассмотрения. Черный также просил прервать судебное заседание по личным причинам – как религиозный еврей он изначально отказывался принимать участие в заседание в субботу и в первый день праздника Суккот.

В ходе трехдневного заседания судья Иванчук успел продлить сроки следствия до февраля 2020 года, выпустить из СИЗО под ночной домашний арест администратора отеля Ирину Паровик и принять решение по Черному – установить залог примерно в 53 миллиона гривен. Сумму судья пояснил поданными на предпринимателя гражданскими исками о возмещении морального и материального ущерба. Так один из исков подавала дочь гражданки Австралии Стеллы Сойфер, которая погибла в пожаре – она требует миллион долларов морального ущерба. Как раз по этому иску было арестовано все имущество Черного – адвокаты оценивают его стоимость примерно в 100 миллионов гривен. Впрочем, сумма соответствовала той, которую предлагал в своем выступлении сам Черный. Он выступал перед судом несколько часов, говорил на трех языках – русском, украинском и английском, и, в том числе, говорил: «Какой залог вы считаете достаточным, чтобы я не убежал? Хотите 50 миллионов, пусть будет 50 миллионов».

Судья Вадим Иванчук. Фото: Максим Пшибышевский, «Ґрати»

После заседания Черный заявил журналистам, что будет подавать апелляцию в том числе на сумму залога. На уточняющий вопрос об обоснованности суммы залога адвокат Дмитрий Ягунов сообщил, что в прокуратуре им ознакомиться со всеми исками и материалами не дали, поэтому оценить сумму с точки зрения компенсации защита пока не может. Прокуратура также заявила, что будет подавать апелляцию на решение судьи.

Версии. Убийство, неосторожность и нарушение безопасности

У сгоревшего отеля «Токио Стар» сложная структура собственности. Черный, как он сам ранее сообщал, признает себя владельцем здания, где находится отель, однако отрицает свою связь с самим бизнесом. Кроме того, фактически в одном помещении работало две гостиницы – «Токио Стар» и «Паровоз», у которых были разные собственники и операторы. Прокуратура видит в этой схеме признаки фиктивности, в частности документы от имени «Токио Стар» подписывал ФОП с иностранным гражданством, юридическая регистрация которого совпадает с коммунальным центром для бездомных Одессы.

Пожар в «Токио Стар» разгорелся около часа ночи 17 августа. Сотрудники Госслужбы чрезвычайных ситуаций (ДСНС) эвакуировали из здания 136 человек при общей вместимости отеля в 270 человек. В эту ночь погибло девять и пострадало десять человек. Еще одно уголовное дело тогда же открыли в Государственном бюро расследований – инспекторы ДСНС неоднократно проверяли предприятие и не находили там нарушений. Сорвалась только последняя проверка – за два месяца до пожара: пришедшим на объект инспекторам заявили, что у отеля сменился юридический владелец или оператор, в связи с чем проверка будет незаконной. Следователи ГБР расследуют возможную служебную халатность, которая привела к тяжелым последствиям.

Пожар отеля «Токио Стар». Фото: Госслужбы чрезвычайных ситуаций

Сразу после пожара полиция заявила о трех версиях, в том числе о желании сокрыть убийство, нарушении правил пожарной безопасности или неосторожном обращении с огнем в номерах. Официально правоохранители практически сразу отказались от версии с убийством, однако 7 октября Приморский районный суд обязал полицию расследовать ее снова – соответствующий иск подал некий Николай Коваль. Он считает, что пожар мог устроить Александр Долгих, чтобы скрыть убийство своей жены и ребенка – той самой десятилетней девочки, которая погибла в огне. Экспертиза о причинах смерти отсутствует, заявлял на суде Коваль, а тело ребенка находилось в прачечной, в очаге пожара, причем под одной из машин. Суд обязал одесских правоохранителей внести в Единый реестр досудебных решений производство по части 3 статьи 135 уголовного кодекса Украины – оставление в опасности.

Черный на суде также неоднократно возвращался к этой версии. По его словам, поведение Александра как минимум странное. «В материалах дела говорится, что он побежал за огнетушителем, оставил жену и дочь», – заявлял Черный. Подозреваемый обратил внимание суда, что девочку нашли практически в очаге пожара. «Дети паникуют не так сильно, как взрослые, но сложно представить, что 10-летний ребенок побежит в огонь, прятаться», – продолжал напирать подозреваемый.

Еще одно направление защиты – соблюдение норм противопожарной безопасности. По словам Черного в отеле были соблюдены практически все нормы, в частности установлена активная система пожаротушения. Это косвенно подтверждали «Ґратам» и постояльцы – в день пожара они говорили, что на стенах были установлены датчики, работала сирена и световые оповещения. Разбрызгиватели постояльцы также видели, однако свидетельства о них были разные: кто-то видел, чтобы вода текла с потолка, кто-то – нет. Впрочем, полиция в первые же дни официально заявила – система пожаротушения была установлена. «Я самый параноидальный в этих вопросах человек, – утверждал Черный на всех судах. – У меня самый параноидальный инженер. В зале суда, где мы сейчас находимся, нет такой системы, как была в отеле. СИЗО, где я сейчас сижу, – просто издевательство над здравым смыслом с этой точки зрения».

Прокуроры, впрочем, настроены уверено. По их словам, показаний против Черного достаточно, тем более остальные должностные лица скрываются от правосудия. Предпринимателю в случае признания его вины грозит до 8 лет лишения свободы.

Сразу после пожара о вине Черного написал в фейсбуке президент Владимир Зеленский. «Отвечать будут не только непосредственные виновные в пожаре. Отвечать будет Вадим Черный, собственник так называемого отеля. Лично прослежу, чтобы наказание соответствовало нормам закона и справедливости», – заявил тогда Зеленский. Эти слова сегодня Черный использует в собственных интересах – называет процесс «использованием правосудия в политических целях».

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов