«Делай, что должен — и будь, что будет». За что судят участников харьковского движения «Потон», задержанных во время конфликта с сотрудниками СБУ

Представители праворадикальных организаций «Правый сектор» и «Фрайкор» пикетируют Октябрьский райсуд Харькова, 9 апреля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати
Представители праворадикальных организаций «Правый сектор» и «Фрайкор» пикетируют Октябрьский райсуд Харькова, 9 апреля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

Весной прошлого года участники харьковской общественной организации «Потон» объявили о создании «Слобожанской сечи» — казацкого объединения для «свержения коррумпированной власти». Участники «Сечи» поселились на территории Слобожанского национального парка, в доме на берегу реки. Там потоновцы готовились ко «всеукраинскому вече».

3 июня жители «Сечи» заметили над собой дрон и попытались задержать троих неизвестных в масках, которые его запустили. Те оказались сотрудниками СБУ, спрятались в своей машине от вооруженных палками, топором и пистолетом потоновцев.

После этого конфликта полиция задержала пятерых участников «Потона», лидеров организации арестовали. В начале этого года дело передали в суд. Участников обвиняют не только в угрозах сотрудникам СБУ, но и в хулиганстве и вымогательстве, которое, по версии следствия, они прикрывали общественной деятельностью.

«Ґрати» рассказывают, за что судят участников «Потона», и почему процесс по существу никак не начнется.

 

9 апреля перед началом заседания по делу «Потона» Октябрьский райсуд Харькова пикетировали около 20 участников праворадикальных организаций «Правый сектор» и «Фрайкор». У входа в суд они развернули плакаты «Ні псевдоактивістам» и «Ні проросійським колаборантам».

После митинга представители «Фрайкора» вошли в тесный судебный зал, где уже собрались участники процесса. За спинами прокуроров они развернули еще один плакат — «Ватний Потон за ґрати». Адвокаты обвиняемых демонстративно вышли из зала. 

Их место заняли друзья и родственники, пришедшие поддержать «Потон». Две группы сразу начали обвинять друг друга в попытке сорвать судебное заседание. Конфликт продолжался около получаса, пока конвоиры не завели в зал Павла Онищенко и Николая Маслова — лидеров «Потона», доставленных в суд из СИЗО. 

Теперь скандалить с «Фрайкором» начали сами потоновцы — выясняли, кто из них эффективнее борется с распространением наркотиков в Харькове. Из-за их криков никто не заметил, как в зал вошли судьи — Наталья Васильева, Денис Чижиченко и Дмитрий Кись. Какое-то время они молча слушали перепалку и переглядывались. Затем встали, чтобы участники процесса наконец-то заметили их.

«Давайте все-таки начнем суд», — обратился к участникам судья Чижиченко.  

 

«Страшный сон для харьковских наливаек»

«Потон» расшифровывается как «Постоянный тонус». Общественную организацию с таким названием в 2015 году основал бывший милиционер Павел Онищенко вместе с женой Мариной. С 2016 года «Потон» активно ведет видеоблог, на их канал в YouTube подписано почти 200 тысяч человек.

Представители общественной организации «Потон». Фото: страница «Потона» в фейсбуке

«Эти активисты — страшный сон для харьковских наливаек», — так описывали потоновцев в программе ICTV. По словам Онищенко, его товарищи добились закрытия трех точек незаконной продажи алкоголя, а еще три «наливайки» из-за их давления переквалифицировались на продажу продуктов.

Борьба с незаконной продажей алкоголя и табака — одна из главных тем общественной деятельности и блога «Потона». Судя по видео, которые потоновцы сами распространяют, небольшими группами они приходят в магазины и бары, где, по их информации, продают алкоголь и сигареты без лицензии, и требуют прекратить торговлю. Иногда просят знакомых несовершеннолетних снять на видео, как им продают бутылку пива или пачку сигарет, и уже с этой записью приходят к продавцу.

Потоновцы вызывают полицию, контролируют процесс составления протокола и помогают изымать алкоголь и сигареты — для этого даже носят с собой мешки. Если полицейские приезжают на вызов с опозданием, потоновцы идут в райотдел выяснять причину.

В одну и ту же точку они наведываются несколько раз, чтобы проверить, выполнил ли собственник их требования. Если нет — Онищенко может вылить ему на голову водку из его же бара. Если точка все равно не закрывается, потоновцы утверждают, что ее «крышует» полиция.  

В 2017 году Онищенко заявлял об анонимных угрозах своим родителям, которые он связывает с борьбой «Потона» с «наливайками». В свою очередь потоновцы записали видео с ответными угрозами.

 

«Она хочет, чтобы мы отъебались, и готова выделить денег?»

Второе направление общественной активности «Потона» — борьба с наркотиками. Они пикетируют аптеки, где, по их информации, продают без рецепта лекарства, содержащие наркотические вещества, или безрецептурные наркосодержащие лекарства, но в большем, чем разрешено законом, количестве.

В декабре 2018 года вместе с участниками националистической организации «Национальный корпус» потоновцы требовали закрытия медицинского центра «Альтернатива», предоставляющего наркозависимым заместительную поддерживающую терапию. Участники организаций посчитали, что медцентр работает незаконно, выломали двери и угрожали сотрудникам.

Представители общественной организации «Потон». Фото: страница «Потона» в фейсбуке

В сентября 2018 году потоновцы разгромили одну из аптек сети «ДоброДий АВД»: ворвались в здание, разбили витрины и сожгли ящик с кодеинсодержащим препаратом. Ущерб от погрома составил больше 30 тысяч гривен. В полиции открыли производство по факту массового хулиганства часть 2 статьи 296 Уголовного кодекса , но через год закрыли «в связи с отсутствием состава преступления». Еще через несколько месяцев постановление о закрытии производства отменили. Через месяц дело снова закрыли, а еще через год — снова возобновили. 

Следствие также утверждает, что после погрома потоновцы стали требовать с собственницы сети аптек деньги за «несовершение хулиганских действий в будущем», и женщина заплатила им 10 тысяч гривен. 

В реестре судебных решений «Ґрати» нашли ссылку на видео, в котором, как жаловался суду адвокат Онищенко Дмитрий Ключко, разглашены данные негласных следственно-розыскных действий из материалов дела. На видео — диалог Онищенко с неизвестным мужчиной. 

— Ну, ты можешь мне встречу с ней (вероятно, собственницей сети аптек «ДоброДий АВД» Аллой Давыденко — Ґ ) организовать? — спрашивает Онищенко.

— Могу, — отвечает его собеседник.

— Ну, она что, хочет, чтобы мы от нее отъебались? — уточняет Онищенко.

— Да, — подтверждает собеседник.

— Готова, блять, на революцию, блять, выделить, на хуй, денег, да? — смеется Онищенко.

Дальше на видео — беседа Онищенко и еще одного лидера «Потона» Николая Маслова с женщиной, вероятно, Аллой Давыденко. Она жалуется им на свои долги и кредиты.

— Ну, хотите меня убить — убивайте! — говорит женщина.

— У нас вообще нет такого желания, — отвечает Маслов.

Запись прерывается. На следующих кадрах женщина предлагает потоновцам деньги.

— Есть пять аптек, по хорошему счету. Вы ж знаете, сколько их, да? Их пять штук. Ну, давайте так, по три тысячи с каждой, это 15 в месяц.

— Я вас понял, — отвечает Онищенко и просит записать его номер.

«Ґратам» не удалось связаться с Аллой Давыденко, чтобы подтвердить подлинность видео и уточнить, как долго она платила потоновцам и когда обратилась в полицию. Адвокат Олег Чепенко, представляющий интересы сети аптек в суде, отказался комментировать.

 

«Сучье племя будем гнать в тюрьму»

Участники «Потона» также позиционируют себя как борцы против незаконной вырубки леса. С 2019 года они следили за делом директора Гутянского лесхоза Виктора Сысы, обвиняемого в служебной халатности с крупными убытками. Потоновцы возмущались медленным, по их мнению, расследованием дела и устраивали по этому поводу пикеты.

В блоге, записанном весной 2020 года, Онищенко говорит, что именно бездеятельность власти в делах «черных лесорубов» подтолкнула его к созданию «Слобожанской Сечи» — казацкого объединения для «свержения коррумпированной власти».

«Я вспомнил слова нашего гимна: «Ми браття козацького роду». Во мне проснулась историческая память предков. Я посмотрел, почитал, понял, что это были вольные люди, может, где-то бунтари, — рассуждал Онищенко. — Я со своими товарищами принял решение начать освободительное движение внутри страны».

Он объяснял, что «Слобожанская сечь» будет представлять собой общественный орган, управляющий не только Харьковской областью, но и всей страной.

Потоновцы поселились в заброшенном доме на берегу реки в селе Сороковое, расположенном на территории Слобожанского национального парка. Несколько месяцев снимали на видео свой быт, делали ремонт и приглашали в поселение «всех вольных украинцев». На 12 июля анонсировали «всеукраинское вече», где ожидали около тысячи человек. Позвали и президента Владимира Зеленского. 

«Делай, что должен — и будь, что будет», — озвучил философию «Слобожанской Сечи» Онищенко. 

2 июня он нашел под своей машиной, припаркованной во дворе поселения, бутылку с неизвестной жидкостью и заявил, что его машину пытались поджечь. Онищенко заподозрил в этом директора Гутянского лесхоза Виктора Сысу и начальника Богодуховского райотдела полиции Виктора Шириню, которого в своем блоге потоновцы обвиняли в коррупции.

«Не знаю, что, конечно, дальше они придумают. Или мы станем политзаключенными по 111 статье — госпереворот, или нам подкинут оружие с флагом «ДНР», я не знаю, что будет. Но нам это все не страшно, мы приняли бой и будем действовать за украинский народ дальше… И мы все это сучье племя будем гнать в тюрьму», — рассуждал Онищенко.

«Сучье племя» — одна из самых частых фраз, встречающихся в блогах «Потона». Так участники организации называют чиновников и правоохранителей.

Начальник Богодуховского райотдела полиции Виктор Шириня (слева) и лидер общественной организации «Потон» Николай Маслов. Скриншот с видео «Потона» на YouTube

В этот же день Онищенко и Маслов отправились к Главному управлению Нацполиции в Харьковской области. Возле здания они встретили начальника Богодуховского райотдела Виктора Шириню и обвинили его в попытке поджечь машину Онищенко. Стали утверждать, что по его распоряжению сотрудники полиции следят за жителями «Сечи».

«Если завтра у нас у кого-то будет пробитая голова, сразу можешь надевать каску себе. Хоть одна волосина упадет с нашего брата козацкого рода, у тебя такая же волосина упадет», — обращался к Ширине Маслов.

Затем потоновцы пришли к выводу, что Шириня виновен в коррупции в Богодуховском районе, и потребовали его отставки. Шириня все отрицал, отвечал потоновцам спокойно и пытался поскорее уйти.

«Витюша, два пожизненных тебе. Минимум. Ты должен сидеть в тюрьме», — кричал полицейскому Онищенко.

После этого Онищенко и Маслов отправились к харьковскому управлению СБУ, чтобы пожаловаться на слежку и попытку поджога машины, а также передать «важную информацию». Но в СБУ потоновцев не приняли из-за карантина. 

На следующий день по факту высказываний Онищенко и Маслова в адрес Ширини полиция открыла производство об угрозе убийством или насилием в отношении сотрудника правоохранительного органа часть 1 статьи 345 УК .

 

«Опять дрончик над Сечью летает»

«Опять дрончик над Сечью летает… Разведчики»,  —  смеется на видео Павел Онищенко.

3 июня он заметил дрон, запущенный над поселением. Онищенко решил, что им управляют люди, которые, как он утверждает, накануне пытались поджечь его машину. Чтобы выяснять, кто это, Онищенко и Маслов отправились на поиски. Выехав на лесную дорогу, они обнаружили невдалеке машину, в которой сидели трое неизвестных в масках. 

Представители общественной организации «Потон» пытаются задержать сотрудников СБУ, 3 июня 2020 года. Скриншот с видео «Потона» на YouTube

«Выходите, чтобы я не бил машину. Я не шучу, — обратился к ним Маслов. — Че, трудно пообщаться?».

Онищенко и Маслов заблокировали выезд: с одной стороны своей машиной, с другой — большим пнем. Затем позвали товарищей.

Остальные потоновцы принесли палки и топор, Онищенко достал пистолет — как он утверждает, травматический. На видео, снятом потоновцами, не видно выстрела, но уже на следующих кадрах можно заметить след от выстрела на боковом окне. Через это отверстие еще один активный потоновец Александр Ермолов переговаривался с людьми в машине. Но они все равно не вышли. 

Онищенко вызвал полицию. На последних кадрах, видно, как к месту происшествия подходят полицейские. Один из них просит мужчин положить на землю палки и топор.

К вечеру в пресс-службе полиции сообщили о задержании пятерых потоновцев, которые угрожали троим сотрудникам СБУ Владиславу Смишко, Денису Филиппову и Константину Прохорову, выполняющим служебные обязанности, и повредили их автомобиль. А двое из пяти задержанных, по версии следствия, совершили покушение на убийство СБУшников. При этом никто не пострадал.

Потоновцы подозрения не отрицали. Свое поведение они объяснили тем, что опасались за свою жизнь. По их словам, сотрудники СБУ не представились и были в масках.

Задержанным объявили подозрение в угрозе убийством или насилием в отношении работника правоохранительного органа и посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа статья 348 УК .

5 июня Киевский райсуд Харькова отправил Онищенко и Маслова в СИЗО без права внесения залога. Во время заседания Маслов порезал в знак протеста руку — медики перевязали ее, и заседание продолжилось. Двух других задержанных тоже арестовали, но с правом внесения залога. Еще одного отпустил под домашний арест.

Сторонники «Потона» пикетировали в это время суд и обладминистрацию. Жена Онищенко Марина объявила трехдневную голодовку с требованием освободить арестованных.

 

«В этой игре вы просто один винтик»

Следствие объединило производство об угрозах и покушении на сотрудников СБУ с другими делами, где фигурируют участники «Потона» — о погроме аптеки «ДоброДий АВД» и угрозах начальнику Богодуховского райотдела полиции Виктору Ширине. 

В начале этого года дело «Потона» передали в Краснокутский райсуд Харьковской области, но там не смогли собрать коллегию из-за нехватки судей. Так дело попало в Октябрьский райсуд Харькова.

Основатель и лидер общественной организации «Потон» Павел Онищенко во время заседания в Октябрьском райсуде Харькова, 9 апреля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

В обвинительном акте — восемь участников «Потона». По версии обвинения, с 2018 по 2020 годы они «под видом акций, направленных на устранение фактов незаконной хозяйственной деятельности, связанной с торговлей лекарствами, содержащими в своем составе наркотические средства, алкогольными напитками, незаконной вырубкой лесов, совершили ряд уголовных преступлений». 

Потоновцам инкриминируют несколько статей. Павла Онищенко и Николая Маслова обвиняют в массовом хулиганстве, массовом вымогательстве часть 2 статьи 189 УК с угрозой убийства или причинения тяжких телесных повреждений, или с повреждением или уничтожением имущества, угрозе убийством в отношении работника правоохранительного органа, покушении на убийство работника правоохранительного органа. Александра Ермолова, Евгения Санина и Андрея Кононенко обвиняют в угрозе убийством в отношении работника правоохранительного органа. Андрея Косарева, Никиту Середняка и Олега Черевко — только в массовом хулиганстве.

Вместе с потоновцами в погроме аптеки «ДоброДий АВД» участвовала Анна Кривуца, которая тоже ведет свой видеоблог под ником «Опасная Аня». Полицейские неоднократно пытались вручить Кривуц подозрение в массовом хулиганстве, но девушка отказывалась получать его, считая подозрение необоснованным.

«Я не состояла никогда в «Потоне» и не договаривалась с ними заранее бомбить аптеку. То есть если и были хулиганские поступки, то это не часть 2, а часть 1 [статьи о хулиганстве]», — сказала Кривуц «Ґратам». 

Среди потерпевших по делу «Потона» — аптека «ДоброДий АВД», начальник Богодуховского райотдела полиции Виктор Шириня, Управление СБУ в Харьковской области и его сотрудники — Владислав Смишко, Денис Филиппов и Константин Прохоров. 

Подготовительное заседание в Октябрьском райсуде Харькова назначили на 8 февраля. Но оно не состоялось, поскольку все три судьи из коллегии взяли самоотвод. Председательствующий судья Владимир Курило заявил, что его отец участвовал в рассмотрении апелляционных жалоб на меры пресечения участникам процесса. Остальные двое судей — Владимир Макаров и Дмитрий Милов — заявили, что в составе коллегии нет ювенального судьи, который должен рассматривать это дело, поскольку на момент задержания один из обвиняемых был несовершеннолетним.

Суд назначил новую коллегию — теперь дело рассматривают судьи Наталья Васильева, Дмитрий Кись и Денис Чижиченко. Во время подготовительного заседания 11 февраля адвокат Онищенко Дмитрий Ключко заявил отвод прокурору, назвав его предвзятым. Суд отвод отклонил.

Шестеро обвиняемых, находящихся на свободе, сами приходят в суд. Онищенко и Маслова привозят из СИЗО. На каждое заседание они надевают футболки с надписью «Зеленський підкинув гранати Потону». Еще до того, как дело передали в суд, их защитники жаловались суду на следователей, которые во время обыска якобы нашли в машине «Потона» боеприпасы, но не стали это расследовать.

Сотрудники Главного управления СБУ в Харьковской области Денис Филиппов и Владислав Смишко в Октябрьском райсуде Харькова, 11 февраля 2021 года. Скриншот с видео «Потона» на YouTube

Во время перерыва в судебном заседании Онищенко и Маслов обращались к двум потерпевшим сотрудникам СБУ — Филиппову и Смишко. Сторонники «Потона» снимали это на видео.

«Мы понимаем, что в этой всей игре вы просто один винтик. На самом деле это все идет не от вас, не лично вы нам хотели зла. Но вы лично втроем соврали, — Онищенко обвинял сотрудников СБУ в даче ложных показаний. — У меня четверо детей. Я клянусь детьми своими, что вы три пиздобола!». 

Филиппов и Смишко не реагировали.

На этом же заседании стало известно, что Управление СБУ в Харьковской области уменьшило сумму исковых требований с 420 тысяч гривен до 35 тысяч гривен, поскольку ремонт машины обошелся дешевле.

На следующие заседания потерпевшие сотрудники СБУ уже не являлись. 

 

«Я выйду и выстрелю себе в голову»

На заседании 12 февраля прокурор Максим Сагун просил продлить арест Онищенко и Маслова, объясняя это тем, что обвиняемые могут скрыться на неподконтрольной территории.

«Это предположение», — оправдывался Сагун в ответ на их возмущения.

Адвокаты потоновцев просили отправить Онищенко и Маслову под круглосуточный домашний арест с ношением электронного браслета. Они аргументировали это тем, что клиенты никуда не убегут, они — официально трудоустроенные журналисты (потоновцы называют себя независимыми блогерами — Ґ ) и ранее не судимы. Кроме того, Онищенко воспитывает четверых детей и положительно характеризуется по прошлому месту работу в милиции. А у Маслова — дома пожилая мать и гражданская жена.  

Онищенко утверждал, что дело против «Потона» сфальсифицировано и связывал это с блогерской деятельностью, направленной на борьбу с коррупцией. Сотрудников СБУ он назвал организованной преступной группировкой и утверждал, что не планировал их убивать — в окно машины он выстрелил из травматического пистолета. 

«Я выйду и выстрелю себе в голову — выстрел не опасный», — кричал Онищенко.

Он также рассказывал о своих социальных связях — в 2019 году он баллотировался в депутаты Верховной Рады от партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» и «кормил бабушек», которые «теперь передают ему в СИЗО бублики». А скрываться на неподконтрольной территории он не может, потому что него есть татуировка «Повстанець» — на украинском языке, убеждал суд Онищенко.

Прокуроры Максим Сагун, Владимир Жилин и Дмитрий Куриленко во время заседания в Октябрьском райсуде Харькова, 9 апреля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

Маслов, вместо того, чтобы выступать в свою защиту, сосредоточился на оскорблении прокурора.

«Максим, ты, к сожалению, к прокурорам не относишься. Ты — барсучья струя! — обращался он к прокурору Сагуну и в ответ на замечание судьи деланно удивлялся. — Это оскорбление? В чем?». 

Чтобы успокоить своего подзащитного, адвокат Иван Мельник попросил перерыв для согласования позиции. 

«Ваня, почему я не могу рассказывать?» — кричал Маслов и на своего адвоката. 

Выслушав остальных обвиняемых, которые тоже просили не оставлять Онищенко и Маслова в СИЗО, суд продлил их арест еще на два месяца.

Тем не менее, завершить подготовительное заседание не удалось и на этот раз — из-за неявки потерпевших. После этого суд несколько раз переносили.

Поскольку на предыдущее заседание пустили только журналистов, отказав друзьям и родственникам «Потона», 19 марта в суд пришло больше десяти человек с журналистскими удостоверениями неизвестных изданий. Во время заседания и в перерывах они поддерживали «Потон».

Защитники потоновцев в очередной раз безуспешно заявили отводы председательствующей судье и прокурору и ходатайствовали, чтобы Онищенко и Маслова отпустили под личное поручительство депутатов от «Оппозиционной платформы — за жизнь»  — Харьковского райсовета Дмитрия Тихоненкова и Ирины Евтушенко и Харьковского горсовета Андрея Лесика. Суд в этом отказал.

 

«Пока у власти Зеленский, мы будем сидеть»

Слушание 9 апреля, на которое пришли представители «Фрайкора», долго не могло начаться. Защитники потоновцев возмущались, что на предыдущие заседания не пускали свободных слушателей, а в этот раз пустили фрайкоровцев. 

Прокурор Владимир Жилин просил суд продлить арест Онищенко и Маслова. По мнению прокурора, обвиняемые могут повлиять на потерпевших — в качестве доказательства он передал суду заявление сотрудников СБУ Филиппова и Сешко об угрозах насилием со стороны обвиняемых. Вероятно, речь идет о высказываниях во время заседания в феврале.

Председательствующая судья Наталья Васильева во время заседания в Октябрьском райсуде Харькова, 9 апреля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

Онищенко в ответ стал кричать, что суд не ознакомил его с правами, и ударил кулаком стенку пластикового бокса для подсудимых.

«Вас все слышат. Че вы кричите?», — успокаивал его судья Денис Чижиченко. Его коллега Васильева напоминала, что обвиняемым уже вручали памятку об их правах и суд не обязан делать это перед каждым заседанием. 

Тогда Онищенко и Маслов стали требовать предоставить им доказательства их вины, не слушая Васильеву, которая напомнила, что все участники процесса ознакомились с материалами еще до передачи их в суд.

«Вы должны сделать перерыв и привести в суд доказательства!», — все равно кричал Онищенко.

«Пока у власти Зеленский, мы будем сидеть. Вы хотите, чтобы мы умерли в тюрьме!» — перебивал его Маслов.

Лидер общественной организации «Потон» Николай Маслов во время заседания в Октябрьском райсуде Харькова, 9 апреля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

Когда судьи ушли в совещательную комнату, обвиняемые стали по очереди записывать видеоблоги.

«Володеньке не получится сделать геноцид украинского народа!», — кричал на камеру Маслов.

Онищенко обратил внимание на представителей «Фрайкора», которые все это время стояли с плакатом «Ватний Потон за ґрати», и стал убеждать их, что «Потон» — проукраинская организация. Потоновцы борются за лучшее будущее для Украины, говорил Онищенко. Свое участие в выборах в Верховную Раду от партии «Оппозиционная платформа — за жизнь» Онищенко назвал ошибкой. А то, что местные депутаты от этой партии хотели взять его и Маслова на поруки — их, депутатов, личной инициативой.

Представители праворадикальной организации «Фрайкор» в Октябрьском райсуде Харькова, 9 апреля 2021 года. Фото: Ганна Соколова, Ґрати

— Начнется война — я вместе с тобой пойду, — обратился Онищенко к лидеру «Фрайкора» Георгию Тарасенко.  

— Так война уже семь лет идет, — парировал Тарасенко.

Их беседу перебили вернувшиеся из совещательной комнаты судьи. Они решили продлить арест Онищенко и Маслова еще на два месяца и поручить администрации СИЗО организовать медицинское обследование Маслова, который пожаловался на проблемы со зрением. 

Следующее слушание, на котором суд планирует наконец закрыть подготовительное заседание, состоится только через месяц.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов