«Чтобы не мешал, его физически убрали с пути». Как россияне в Запорожской области похищают украинских чиновников и создают оккупационные администрации

Проукраинский митинг в окупированном Мелитополе, 2 марта 2022 года. Фото: Риа-Мелитополь
Проукраинский митинг в окупированном Мелитополе, 2 марта 2022 года. Фото: Риа-Мелитополь

Часть Запорожской области два месяца находится под оккупацией российских войск. Местные власти Мелитополя, Бердянска, Энергодара и населенных пунктов поменьше отказались сотрудничать с захватчиками, а жители устроили проукраинские протесты. Тогда российские военные и спецслужбы принялись похищать украинских чиновников, активистов и даже их родственников и параллельно создавать оккупационные администрации. По данным украинских властей за 28 апреля, с начала войны россияне похитили в области 213 гражданских лиц.

«Ґрати» поговорили с родственниками пропавших и освобожденными пленными и рассказывают, как россияне силой принуждают запорожцев к лояльности.

 

Непокорный Мелитополь

Утром 11 марта городской голова Мелитополя Иван Федоров работал в кабинете, обустроенном в местном доме культуры имени Тараса Шевченко. В то время российские военные уже захватили здание горсовета, поэтому мэру пришлось переселиться.

Неожиданно в кабинет зашли вооруженные люди в форме. Один из них представился сотрудником прокуратуры «ЛНР» и заявил, что мэр задержан.

«Надели мешок на голову, посадили в машину и отвезли в мелитопольский участок полиции, в изолятор. Там с первых дней — оккупационная администрация. Наших там не осталось», — рассказал позже сам Федоров.

Мэр Мелитополя Иван Федоров. Фото: личная страница в фейсбуке

Мелитополь — второй по численности город Запорожской области. До войны здесь жило около 150 тысяч человек. 25 февраля, на второй день войны, колонна российской бронетехники без боя вошла в город. Мелитополь захватила группировка из аннексированного Крыма, расположенного в 120 километрах.

В первые дни оккупации местные жители выходили на проукраинские митинги и пытались блокировать военную технику на дорогах. Мэр Иван Федоров отказался сотрудничать с россиянами, продолжил руководить городом и каждый день записывал видеообращения о ситуации на фоне желто-голубого флага.

После его задержания прокуратура «ЛНР» объявила, что открыла против Федорова дело о «содействии террористической деятельности». Ведомство объяснило это тем, что мэр «оказывал финансовую и иную помощь «Правому сектору» в совершении преступлений против мирных жителей Донбасса».

На следующий день сотни мелитопольцев собрались на акцию протеста у здания райсовета, в котором обосновались российские военные. Они скандировали «Федорова!» и «Верните мэра». В ответ россияне не только не вернули главу города, но и похитили организаторку акции, мелитопольскую общественницу Ольгу Гайсумову.

В тот же день депутат мелитопольского горсовета от «Оппозиционного блока» Галина Данильченко записала видеообращение, в котором назвала себя исполняющей обязанности мэра. Она заявила, что ее главная задача — «подстроить все механизмы под новую действительность». О судьбе похищенного Федорова депутатка не сказала ни слова.

«Не смотря на все наши усилия в городе еще есть люди, которые пытаются дестабилизировать ситуацию, которые призывают вас к экстремистским действиям. Я вас прошу, пожалуйста, будьте благоразумны, не поддавайтесь на эти провокации», — увещевала Данильченко горожан.

Мелитопольцы ее не послушались и по-прежнему выходили на протесты каждый день. Российские военные принялись разгонять их силой. 14 марта россияне оцепили площадь, где собирались протестующие, и, по словам очевидцев, избили некоторых собравшихся. На следующий день часть протестующих затащили в автомобиль, вывезли за город и высадили в поле в 50 километрах от Мелитополя.

16 марта мэр Федоров вышел на свободу. Россия обменяла его на девять солдат. Пять суток он провел в изоляторе в мелитопольском отделении полиции. По его словам, похитители его не били, но оказывали психологическое давление.

«В камере, когда со мной были переговоры, когда от меня нужно было что-то получить, порой находилось пять, шесть, семь военных вокруг меня с оружием. Они меня руками не трогали, но поверьте, семь человек с оружием, находящихся рядом, достаточно, чтобы внушительно довести свою позицию. Либо в соседней камере кого-то пытали — и были слышны те крики, которые точно психологически давят так, что это абсолютно точно можно сопоставить с давлением, с пытками», — рассказал он после освобождения.

В плену россияне заставили Федорова подписать заявление об увольнении и назначении исполняющей его обязанности Данильченко. Однако мэр настаивает, что юридической силы эта бумага не имеет.

Глава оккупационной администрации Мелитополя Галина Данильченко. Фото: Фото: телеграм-канал «Администрация города Мелитополя»

По украинскому законодательству, только горсовет может отправить в отставку городского голову. Большинство депутатов отказалось это делать. 13 марта они собрались на внеочередную сессию и вместо согласования кандидатуры Данильченко призвали СБУ привлечь ее к ответственности за государственную измену.

Через неделю россияне отпустили и общественницу Ольгу Гайсумову, задержанную на митинге.

«Семь дней меня держали с мешком на голове. Я потеряла счет дням. По внутренним ощущениям это было здание военкомата. Но точно сказать не могу, так как завозили и вывозили меня с мешком на голове. На допросы водили в три разных комнаты. Было очень холодно — здание не отапливается», — рассказала она местному изданию «Риа-Мелитополь».

По ее словам, россияне также не применяли к ней силу, но пытались завербовать. Отпустили только после того, как она подписала документы о сотрудничестве и отказе организовывать митинги.

 

«Какая денацификация? Я русскоязычный еврей»

Через два дня после похищения мэра, 13 марта, российские военные пришли за еще одним местным чиновником — главой мелитопольского райсовета Сергеем Приймой. Он также отказывался сотрудничать с захватчиками и участвовал в проукраинских митингах. Рано утром к его дому подъехали два джипа и микроавтобус, из которых вышли около 20 людей в форме.

«Постучались в дверь, отец открыл, — рассказал «Ґратам» сын чиновника Владислав Прийма, который сам живет в Харькове. — Они перерыли там все: шкафы, двигали мебель, кресла, столы. Непонятно, что они искали. Забрали мобильные телефоны отца, матери и [15-летней] сестры. Потом сказали отцу взять зарядку от телефона, вещи и увезли».

Глава Мелитопольского райсовета Сергей Прийма. Фото: личная страница в фейсбуке

По словам соседей, россияне выводили его с мешком на голове и руками за спиной. Уходя военные сказали жене задержанного Наталье Прийме, что отпустят мужа через несколько часов, однако этого не случилось. Каждый день Наталья ходила в райсовет, военкомат и отделение полиции, в которых расположились российские военные, но там ей отказывались сообщать о судьбе супруга.

«Первые две недели ее каждый день просили писать заявления о похищении. А потом ей даже заявления не разрешали писать. В некоторые здания уже даже не пускали, говорили, что российские солдаты не похищают людей. Другие говорили: похитили не мы, а вышестоящие», — рассказал сын похищенного.

На следующий день после исчезновения Приймы, президент Владимир Зеленский издал указ о роспуске мелитопольского райсовета. Тем временем заместитель похищенного чиновника Андрей Сигута объявил себя главой Мелитопольской районной администрации.

Жена Приймы обратилась к нему с просьбой помочь в освобождении мужа, но он, по словам сына пропавшего, отказался.

«Он начал говорить: вот я ему говорил, чтобы не выражал свою позицию. А он меня не послушал, поэтому его и схватили», — пересказал разговор Владислав Прийма.

24 апреля его отец, наконец-то, вышел на свободу после 41 дня в плену. Сам он пока отказывается от интервью, а семья не разглашает условия, на которых его освободили.

Его сын Владислав рассказал «Ґратам», что все это время отца удерживали в Мелитополе, в подвальном помещении площадью пять квадратных метров. Где находится это здание, Прийма-старший не понял.

«Его не били. Первые два дня давали только стакан воды. Потом начали давать два стакана воды и военные галеты. На второй неделю — тоже два стакана воды и половину небольшой миски макарон», — рассказал Владислав.

По его словам, сейчас отец чувствует себя нормально, только сильно похудел.

Пока Прийма был в плену, оккупационная администрация пыталась укрепить контроль над регионом. В видеообращениях самопровозглашенная мэрка Галина Данильченко заверяет, что Мелитополь возвращается к нормальной жизни: работают коммунальные службы, заработал бассейн и ледовый дворец, проводятся городские праздники.

О достижениях новой мэрии рассказывают российские телеканалы, вещание украинских прервалось. Сайт местной газеты «Мелитопольские ведомости», которая выходила с 1990 года, продолжал освещать события в городе, и российские военные попытались надавить на его сотрудников.

21 марта военные задержали троих журналисток «МВ», владельца газеты Михаила Кумока, а также его жену и дочь. Россияне отвезли семью в здание райгосадминистрации. По словам Кумока, там сотрудник ФСБ пожаловался ему, «что перед ним стоит задача успокоить ситуацию в городе, а сайт «Мелитопольских вестей» дестабилизируют ситуацию».

«Я им объяснил, что сайт абсолютно адекватно отражают ситуацию. А он: нас, дескать, называют оккупантами. Я говорю: расскажите, как вас называть? Вас сюда никто не звал. Он начал было мне рассказывать про денацификацию. Я ему сказал: ну мне то зачем вы эти вещи рассказываете? Я русскоязычный еврей. Никакой дискриминации 30 лет не испытывал. Наши медиа, в основном, на русском языке», — пересказал Кумок содержание разговора «Ґратам».

Владелец газеты «Мелитопольские ведомости» Михаил Кумок. Фото: личная страница в фейсбуке

Сотрудник ФСБ предложил ему сотрудничать, но владелец газеты отказался, заявив, «что не для того 30 лет создавал независимые медиа, чтобы под вас ложиться». После четырехчасовой беседы семью отпустили, но припугнули, что дочь издателя газеты может «попасть на подвал».

Кумок предполагает, что их быстро освободили, поскольку кроме украинских паспортов, у них есть израильские. После задержания Кумок решил приостановить работу сайта из-за опасности для сотрудников. Его дочь Татьяна Кумок активно ведет блог в фейсбуке, рассказывает о ситуации в городе и критикует россиян и оккупационную власть.

Это не единственный случай давления на мелитопольских журналистов. 23 марта россияне похитили 75-летнего отца Светланы Зализецкой — директрисы сайта «РИА-Мелитополь». Сейчас это единственное местное издание, которое продолжает освещать ситуацию в городе.

Зализецкая работает с территории, подконтрольной Украины. Отец позвонил ей из плена, сказал, что россияне держат его в подвале и требуют, чтобы дочь приехала к ним. Журналистка отказалась, но через три дня отца все же отпустили.

Пленные отцы и дети

Захватив Мелитополь, большая колонна российских войск направилась вдоль Азовского моря на другой крупный город Запорожской области — Бердянск. Их путь пролегал через Приморск — небольшой курортный город, который они взяли без боя.

По словам мэра Приморска Александра Кошелевича, россияне установили на въезде и выезде из их города блокпосты и время от времени похищали там местных мужчин.

«Мы стали разбираться, куда они исчезают. Впоследствии узнали, что их берут в плен и заставляют рыть окопы или выполнять другую черную работу. Россияне возили некоторых ребят по лесополосам и заводили в здания, которые, по их мнению, могли быть заминированы нашими военными. И наших ребят пускали вперед на случай, если там граната», — рассказал мэр «Ґратам».

Мэр Приморска Александр Кошелевич (слева) с командиром бердянского отряда территориальной обороны Андреем Колесовым, февраль 2022 года. Фото: фейсбук Александра Кошелевича

Российские военные и спецслужбы пытались выйти с на связь с Кошелевичем, но он избегал контактов. Тогда 29 марта россияне приехали домой к его родителям и увезли с собой отца. Узнав об этом, Кошелевич тут же отправился на российский блокпост. Там его задержали, а отца — отпустили.

Россияне увезли его в Бердянск, который к тому времени был уже оккупирован, и посадили в камеру в местном отделении полиции. На следующий день Кошелевича вызвал на беседу сотрудник ФСБ, представившийся комендантом Бердянска, и предложил сотрудничать. Кошелевич избирался на пост мэра от пророссийской партии «Оппозиционная платформа — За жизнь», но тем не менее отказался от предложения.

«Когда [комендант] узнал, что я из «Оппозиционной платформы», он удивился. Сказал: «Это пророссийская партия! Медведчук — кум Путина. Почему вы не хотите сотрудничать?». Я настаивал: у меня украинская позиция, я давал присягу», — пересказал беседу Кошелевич.

На следующий день похитители его отпустили, но предупредили, что это не последняя встреча. Через несколько дней, опасаясь за себя и семью, Кошелевич вместе с родными уехал из Приморска в Запорожье. Сейчас городом руководят его заместители.

История Кошелевича — не единственный случай, когда россияне похищали родственников запорожских чиновников. 8 апреля военные задержали 16-летнего Владислава Буряка — сына Олега Буряка — главы военной администрации Запорожского района, который сейчас полностью подконтролен Украине.

Глава Запорожского военной районной администрации Олег Буряк. Фото: Запорожская военная администрация

В тот день его сын пытался эвакуироваться из Мелитополя в Запорожье и ехал на легковушке с двумя женщинами с детьми. На последнем российском блокпосту к подростку придрался военный, проверявший машину.

«Влад сидел на заднем сидении и смотрел в телефон. Российский военный ему сказал: ты что меня снимаешь? В конечном итоге, они начал забирать телефон. Владу 16 лет, начал проявлять характер, сказал что-то типа: моя личная собственность, зачем вы забираете?» — рассказал Буряк-старший «Ґратам».

В телефоне россияне нашли скачанные видео допросов российских пленных. Это их насторожило, и они высадили его из машины для дальнейшей проверки. Так они узнали, кто его отец, и задержали Влада.

Чиновник считает, что военные похитили его, поскольку это ценный заложник и его можно выгодно обменять на российских пленных. Буряк отказывается комментировать ход переговоров с похитителями. Он сообщил лишь, что сын дважды звонил им из плена: по разу отцу и матери.

Владислав Буряк, сын главы Запорожской военной администрации Олега Буряка. Фото «Ґратам» предоставил Олег Буряк

 

Взрывоопасный город

Получив контроль над азовским побережьем, российские войска стали пробираться вглубь области в направлении Запорожья. Одной из стратегических точек на их пути был Энергодар, где расположена самая крупная атомная электростанция в Европе.

Энергодарцы попытались не пустить колонну в город: тысячи безоружных жителей несколько дней подряд блокировали въезд в город. Но 4 марта россияне прорвали блокпост и вошли в Энергодар. Возле атомной станции завязался бой, после которого захватчики заняли АЭС. Российские военные обстреляли в том числе один из энергоблоков, но к счастью крупной аварии не было.

Жители Энергодара не пускают в город колонну российской военной техники, 3 марта 2022 года. Фото: телеграм Дмитрия Орлова

Местные жители продолжили сопротивляться и выходили на проукраинские митинги. Исполком во главе с бывшим инженером атомной станции Дмитрием Орловым отказался сотрудничать с россиянами и продолжил работать под украинским флагом. Оценивая действия захватчиков, его первый заместитель Иван Самойдюк не стеснялся в выражениях.

«Сегодня российские вояки больше боятся мирного населения, чем своего Путина… Всегда холоп будет бояться и ненавидеть тех, кто позволяет себе думать свободно», — сказал 5 марта он в видеообращении к жителям.

Через две недели он ехал по городу на своей машине, и российские военные остановили его на блокпосту. Он успел сообщить об этом другому заместителю мэра по телефону.

«После этого ни связи с ним нет, ни информации где он, что он и в каком состоянии находится. Машины тоже нет. Родные и близкие по месту его проживания его тоже не видели. На работе не появлялся», — рассказал «Ґратам» мэр Энергодара Орлов через несколько дней после исчезновения своего зама.

Первый заместитель городского головы Энергодара Иван Самойдюк. Фото: горисполком Энергодара

В ответ на похищение сотни энергодарцев вышли на протесты с требованием освободить Самойдюка. Последний митинг состоялся 2 апреля. Российские военные закидали собравшихся светошумовыми гранатами и выпускали автоматные очереди в воздух.

В конце марта российские военные создали оккупационную администрацию по примерно тому же сценарию, что и в Мелитополе. Депутат горсовета от «Оппозиционной платформы — За жизнь» Андрей Шевчик объявил себя новым руководителем города. В видеообращении он заявил, что новая администрация была создана «в связи с назревающей гуманитарной катастрофой и самоустранением от исполнения своих обязанностей городского головы» Дмитрия Орлова и членов исполкома.

Управляющая делами горсовета Энергодара Яна Дабижа сказала «Ґратам», что на самом деле Орлов не самоустранялся. По ее словам, самопровозглашенный мэр Шевчик при поддержке российских военных захватил здание и не пускает туда городского голову. Остальным сотрудникам мэрии Шевчик предложил работать под его руководством. Дабижа утверждает, что все 90 работников мэрии отказались, и тогда оккупационная администрация начала набирать новых сотрудников. Уже назначен глава управления образования и медицины.

«Назначают сейчас директоров школ и детсадов. Они звонят сотрудникам, чтобы выходили на работу. Но большинство оказывается выходить и работать с оккупантами, [не хотят] подвергать опасности себя и детей», — заявила Дабижа.

Энергодар. Фото: телеграм Дмитрия Орлова

По ее словам, украинский исполком под руководством Орлова частично продолжает работу в городе: координирует работу коммунальщиков и центра административных услуг, а также платит зарплату бюджетникам. 29 апреля мэр выпустил видеообращение и заявил, что вынужденно выехал в Запорожье и будет руководить городом дистанционно.

От первого заместителя мэра Самойдюка по-прежнему нет никаких вестей. Он ни разу не выходил на связь. Ни родственники, ни коллеги не знают, где он. По данным Запорожской военной администрации за 28 апреля, кроме вице-мэра Энергодара в российском плену сейчас находится еще 87 мирных жителей области.

«Я думаю, Самойдюка похитили, чтобы как можно скорее наладить всю это работу и русский мир в Энергодаре, — считает управделами исполкома Дабижа. — Потому что Иван Гнатович мог сплотить людей. Чтобы он не мешал, его физически убрали с пути». 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов