«Война — не основание для нарушения прав». Как в условиях войны работают бесплатные государственные юристы

Полиция и спасатели на месте падения ракеты на Куреневке, 14 марта 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Полиция и спасатели на месте падения ракеты на Куреневке, 14 марта 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

В Украине, несмотря на войну, продолжают работать центры бесплатной правовой помощи. Однако часть из них перешла на дистанционный режим — юристы консультируют по телефону и в мессенджерах. Большинство обращений связаны с выездом за границу и оформлением статуса переселенца. Юристы работают в новых условиях и не всегда могут помочь — например, оформить свидетельство о смерти людей, похороненных на улицах осажденного Мариуполя.

Новая работа появилась и у адвокатов, сотрудничающих с центрами бесплатной правовой помощи, — в судах они защищают задержанных российских военных. В начале войны адвокатам было непросто браться за такую работу. Тем не менее многие поставили свои профессиональные обязанности превыше всего, уверяет их руководство.

«Ґрати» рассказывают, как изменилась работа бесплатных государственных юристов в Харькове, Киеве и Львове.

 

Харьков

«Сейчас практически нет дел о разводе и разделе имущества. Все вопросы связаны с войной», — говорит Анатолий Бородавка, директор Регионального центра по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи в Луганской и Харьковской областях.

Почти по всей территории Луганской области идут боевые действия, поэтому центры бесплатной правовой помощи там не работают. В Харькове ситуация немного лучше — в городе осталось около 20 адвокатов, сотрудничающих с центром бесплатной правовой помощи. Раньше их было до 200.

Этих адвокатов чаще всего вызывают на заседания по избранию меры пресечения российским военным. Но только тем, которых задержали правоохранители, уточняет директор регионального центра.

Площадь Конституции в Харькове после обстрелов. Фото: Павло Дорогой, Ґрати

«Если же человека задержали военные — он военнопленный. На него распространяется действие Женевской конвенции, а она не предусматривает предоставление бесплатной правовой помощи, — объясняет юрист. — Бесплатная правовая помощь регламентирована Уголовно-процессуальным кодексом и соответствующим законом. Если военного задержала полиция в порядке статьи 208 УПК, например, во время или сразу после совершения преступления, — тогда государственные адвокаты предоставляют правовую помощь».

По словам Бородавки, в первые дни полномасштабного российского вторжения не все адвокаты хотели браться за такие дела.

«Адвокаты — обычные люди. В них тоже борются общечеловеческие ценности и профессиональные качества. Но адвокаты, с которыми мы сотрудничаем, умеют делать свою работу качественно. И мы должны понимать, что от их качественной работы будет зависеть законность решений. Чтобы в будущем не возникли процессуальные вопросы», — отмечает директор регионального центра.

Адвокатам выдали пропуски, позволяющие передвигаться по городу во время комендантского часа. Но у государства нет возможности обеспечить их средствами защиты и страховками.

Бесплатные адвокаты также защищают в судах украинцев, подозреваемых в диверсиях и мародерстве.

«Это совершает не та орда, которая к нам пришла, а граждане нашего государства. Правоохранительные органы активно их выявляют и арестовывают. А наши адвокаты предоставляют подозреваемым юридическую помощь. Потому что война — не основание для нарушения прав человека», — говорит Бородавка.

Большинство юристов, которые консультировали жителей Харьковской и Луганской областей, выехали в более безопасные регионы. Теперь они работают дистанционно — отвечают на юридические вопросы по телефону и в мессенджерах. На время воздушной тревоги, которая почти каждый день раздается во всех регионах Украины, юристы могут приостанавливать свою работу и перейти в убежище.

Большинство обращений связаны со статусом внутренне перемещенного лица — люди интересуются, какую помощь он гарантирует, в какие органы обращаться, где зарегистрироваться. Речь идет о переселении не только в западные регионы, но и в пределах области.

«Сейчас многие находятся в очень сложной ситуации — когда не понимают, что происходит и что им делать. Не только гражданские, но и военнослужащие. Например, звонил участник боевых действий, который остался на оккупированной территории и не знает, как вернуться», — рассказывает Бородавка.

 

Киев

Из Киева также выехало большинство юристов, работающих в центре бесплатной правовой помощи.

«Наш центр находится недалеко от телебашни. После того, как ее обстреляли, мы решили полностью перейти на дистанционный режим. Начали из дома принимать звонки и направлять адвокатов. Такого не было даже во время карантина», — рассказывает Михаил Харин, директор Регионального центра по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи в Киеве.

Последствия обстрела Киевской телевышки, 1 марта 2022 года. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Раньше, когда в городе вводили двухдневный комендантский час, юристам приходилось ночевать в офисе. Всего в Киеве осталось не больше 30% адвокатов, сотрудничающих с центром.

«Еще меньшее количество может выезжать на вызовы из-за комендантского часа и проблем с транспортом. Поэтому мы опросили оставшихся адвокатов, кто где территориально может работать. И уже вырисовалась такая карта адвокатов», — говорит Харин.

Чаще всего адвокаты выезжают на заседания по мере пресечения украинцам, которых подозревают в мародерстве, коллаборационизме и госизмене. Они также присутствуют во время ареста российских военных.
«Мы живем в правовом государстве, поэтому обеспечиваем правовой помощью абсолютно всех наших граждан. Чтобы в дальнейшем не возникало вопросов о нарушении прав человека и не доходило до Европейского суда по правам человека, — объясняет Харин. — Украина обеспечивает право на защиту и тем, кто пришел на нашу землю. Мы делаем это для того, чтобы в дальнейшем они несли ответственность, а не получили оправдательные приговоры только из-за того, что не соблюдена процедура».

Юристы, которые выехали в более безопасные регионы, работают дистанционно и в режиме видеоконференции.

«Одна адвокатка выбиралась из-под обстрелов из Бородянки. На второй день позвонила и сказала: «Дайте мне, пожалуйста, поручение, потому что я хочу отвлечься от тех воспоминаний, хочу это забыть. Так что мы помогаем и своим адвокатом — избавиться от психологических травм», — говорит Харин.

К киевским юристам, которые консультируют по телефону, часто обращаются люди, которые ищут своих близких, пропавших в зоне боевых действий. Много вопросов связаны с получением статуса внутренне перемещенного лица внутри области и получением денежной помощи от государства — к примеру, просят юристов помочь установить на телефон приложение государственных онлайн-услуг «Дiя». Хоть это и не относится к правовой помощи, юристы не отказывают.

 

Львов

Неожиданные обращения получает и Региональный центр по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи во Львовской области.

«Звонит женщина из Мариуполя: «Я закопала своего мужа в сквере. Мне нужно свидетельство о смерти». Как ей помочь? Такой процедуры еще не существует», — недоумевает директор центра Игорь Микитин.

В первые две недели вторжения половина всех обращений в региональный центр была от переселенцев. Основная проблема — получение официального статуса, которая усложняется нагрузкой на соцработников, поскольку Львовская область приняла наибольшее количество переселенцев. Много обращений связаны с выездом за границу.

Беженцы на львовском железнодорожном вокзале, 27 февраля 2022 года. Фото: Тарс Гипп для «Ґрат»

«Отец троих детей — в таком случае мужчина, подлежащий мобилизации, может выехать за границу, — но один ребенок не родной. В таком случае выясняем, что можно сделать с опекой, — приводит пример Микитин. — Или же не выпускают за границу мужчину старше 60, потому что на него открыто производство из-за нарушения правил дорожного движения. Заплатить штраф сейчас непросто, потому что не все реестры работают. Но есть чиновники, у которых есть доступ к этим реестрам. Мы связываемся, просим посмотреть. После оплаты — просим внести в реестр, чтобы пограничники это увидели».

Но чаще мужчины, подлежащие мобилизации, интересуются, как ее избежать, отмечает директор регионального центра.

«Приходил один мужчина, спрашивал, какую справку нужно взять в больнице, чтобы доказать, что не годен к воинской службе. Я сказал, что такой вывод делает только военно-врачебная экспертиза, и все равно нужно идти в военкомат. Ну, он меня послал», — смеется Микитин.

По его наблюдениям, с начала полномасштабной войны в регионе уменьшилось количество обычных преступлений. Юрист связывает это с тем, что полиция загружена патрулированием улиц.

Недавно государственный адвокат из центра бесплатной правовой помощи выезжал на задержание двух мужчин в Бродах, у которых полицейские выявили поддельные украинские паспорты и которые оказались россиянами. Когда адвокаты получают вызов, центр разрешает им дождаться окончания комендантского часа — специальных разрешений у львовский адвокатов нет.

«Война вносит коррективы, и наше законодательство еще будет меняться. Я всегда был убежден, что, если есть военная прокуратура и военная служба правопорядка, то должны быть и военные суды, — рассуждает Микитин. — За военные преступления — судить только по военному законодательству в военных судах. Где у нас статья о военных действия? Россиянина мобилизовали, дали в руки автомат и направили сюда. Как квалифицировать его действия? Как незаконное пересечение границы и незаконное обращение с оружием? А это не совсем так».

Так же, как и коллеги в других регионах, директор львовского центра считает, что, несмотря на войну, Украина не должна нарушать права человека.

«Я не согласен с тем, что война все спишет», — добавляет он.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов