Трибунал в Гааге слушает дело о захвате украинских кораблей в Керченском проливе. О том, что происходит в суде на этой неделе — в вопросах и ответах

Заседание Арбитражного трибунала в Гааге по делу о захвате украинских кораблей в Керченском проливе. Скриншот трансляции судебного заседания
Заседание Арбитражного трибунала в Гааге по делу о захвате украинских кораблей в Керченском проливе. Скриншот трансляции судебного заседания

В Гааге на этой неделе начался новый этап слушаний Арбитражного трибунала по делу о захвате Россией трех украинских военных кораблей и 24 членов их экипажей. Украина обратилась в международный суд ООН, чтобы доказать, что проход кораблей по Керченскому проливу в ноябре 2018 года был мирным и законным, а действия РФ, захват и уголовное преследование моряков, нарушают нормы международного права.

«Ґрати» отвечают на основные вопросы о судебном разбирательстве. 

 

С момента инцидента у берегов Крыма прошло три года. Дело начали слушать только на этой неделе?

Нет, это не первые слушания. Украина предъявила претензии к России еще 1 апреля 2019 года, через четыре месяца после инцидента в Керченском проливе. В конце ноября 2018 года российские пограничники захватили украинские военные катера «Бердянск», «Никополь» и буксир «Яны Капу» при попытке войти в Азовское море через Керченский пролив. Российские силовики задержали экипажи кораблей: 24 военнослужащих и сотрудников СБУ. Им инкриминировали незаконное пересечение российской границы часть 3 статьи 322 Уголовного кодекса РФ .

Почти сразу Украина обратилась к Международному трибуналу по морскому праву с требованием принять временные меры. И 25 мая 2019 года трибунал обязал Россию немедленно вернуть Украине корабли и освободить их команды. РФ не признала это решение, заявив, что конфликт не носит военный характер, это обычное уголовное дело и поэтому не подпадает под юрисдикцию трибунала. 

Экипажи катеров вернулись в Украину только 7 сентября в результате «большого обмена» заключенными с Россией. Катеры и буксир Россия передала еще позже — 20 ноября 2019 года корабли прибыли в украинский порт Очаков.

«Большой обмен». Украина и Россия обмениваются заключенными

После того как Украина инициировала разбирательство в международном суде, 21 ноября 2019 года состоялись процедурные слушания. В закрытом режиме стороны обсуждали временные рамки рассмотрения дела, вопросы публичного доступа к материалам, утверждали процессуальные документы, в частности, регламент Арбитражного трибунала. Потом обменивались доводами по сути претензий в письменном виде.

 

Ну, теперь-то дело, наконец, слушают по существу?

Нет. Сейчас решается вопрос юрисдикции. То есть относится ли спор между Украиной и Россией об иммунитете военных кораблей в проливе к компетенции трибунала в Гааге.

Вопрос о юрисдикции подняла российская сторона — она настаивала, чтобы заслушали ее возражения, в то время как Украина сразу же хотела перейти к слушаниям по сути претензий. Рассмотрев доводы сторон, трибунал приостановил рассмотрение дела до того как в суде изучат вопрос о юрисдикции и назначил даты устного обмена позициями: с 11 по 16 октября. 

Первой перед трибуналом выступила российская сторона, а на следующий день свои доводы представила Украина. Вступительную часть транслировали онлайн, а более подробное обсуждение вопроса юрисдикции проходило в закрытом режиме. Второй раунд выступлений запланирован на 14, 15 октября, и, возможно, понадобится еще один день — 16 октября. 

Если суд признает свою юрисдикцию в этом деле, тогда будут назначены даты слушаний по существу. 

Заседания проходят в гибридном формате из-за карантинных ограничений: часть участников присутствует в зале суда, а некоторые выступают по видеосвязи. 

Украинскую делегацию в трибунале представляет директорка Департамента международного права МИД Оксана Золоторева. Ее назначил Владимир Зеленский после ухода из МИДа Елены Зеркаль, которая возглавляла делегацию в 2019 году. 

В качестве наблюдателей во время заседаний трибунала присутствовали помощник командующего Военно-морских сил Вооруженных сил Украины по правовой работе — начальник юридической службы Леонид Залюбовский и начальник штаба — заместитель командующего ВМС ВСУ Андрей Тарасов.

Российскую делегацию представляет Дмитрий Лобач, посол по особым поручениям МИД РФ.

 

Россия не хочет, чтобы дело рассматривал трибунал?

Да, именно так. Российская сторона считает, что трибунал не должен переходить к сути претензий, потому что не имеет юрисдикции в данном споре. 

«Существующие широкие разногласия между Россией и Украиной должны быть урегулированы с помощью политических средств», — заявил Дмитрий Лобач, выступая перед трибуналом 11 октября. 

При этом он представил версию РФ о том, что произошло в Керченском проливе в ноябре 2018 года.

По мнению России, украинские военные корабли попытались пересечь российские территориальные воды. Инцидент произошел «на фоне украинских провокационных действий и расширения [украинского] военного контингента в регионе в попытке оспорить суверенитет России в Крыму и статус Керченского пролива как российских внутренних вод».  

Посол по особым поручениям МИД РФ Дмитрий Лобач в Арбитражном трибунале в Гааге на заседании по делу о захвате украинских кораблей в Керченском проливе. Скриншот трансляции судебного заседания

«По итогу это было военное столкновение между силами РФ и Украины. Оно завершилось уголовными делами, открытыми в России. При этом три украинских военных судна и все члены экипажей возвратились в Украину в 2019 году», — отметил Лобач.

Российская сторона соглашается, что претензии Украины действительно касаются морского права, но уточняет: соответствующая Конвенция ООН не руководит всеми случаями в рамках этого морского законодательства. В частности, в случае с инцидентом в Керченском проливе, статья 32 Конвенции Иммунитет военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях не предусматривает иммунитет для военных кораблей и других правительственных судов, используемых в некоммерческих целях в территориальном море.

Российская сторона также указывает на то, что претензии Украины относятся к «спору, касающемуся военной деятельности», а значит, они также должны быть исключены из юрисдикции Трибунала — согласно Конвенции ООН по морскому праву после заявлений, сделанных Украиной и Российской Федерацией о военном характере инцидента.

«Споры в отношении военных действий относятся к категории споров, которые государства могут исключить из всего объема необходимого принудительного улаживания спора, — объяснял Лобач. — Это не удивительно, учитывая политическую чувствительность таких споров и сложности, которые могут возникнуть в отношении раскрытия чувствительной военной информации». 

Также российская сторона заявила, что Украина «не прибегла к прямому обмену мнений как способу решения разногласий», что является обязательным требованием перед созданием международного арбитража.

 

А что по этому поводу говорит Украина?

«Мы здесь для того, чтобы защитить не только Украину, но и международный порядок, основанный на принципах морского права», — заявила представительница украинской делегации Оксана Золоторева, начиная свое выступление в суде 12 октября.

Украина настаивает, что Россия все же нарушила положения Конвенции ООН по морскому праву, регулирующие иммунитет военных кораблей и некоммерческих государственных судов. Кроме того украинская сторона вынесла на рассмотрение трибунала отказ России исполнить предписание трибунала о временных мерах и обязательство не обострять споры.

Директорка Департамента международного права МИД Украины Оксана Золоторева в Арбитражном трибунале в Гааге на заседании по делу о захвате украинских кораблей в Керченском проливе. Скриншот трансляции судебного заседания

Украина напомнила, что когда Россия арестовала украинские суда в Керченском проливе, она заявила, что делала это в рамках Конвенции, в то время как сейчас российская сторона настаивает, что этот инцидент нельзя рассматривать как нарушение Конвенции.

Золоторева также заявила, что факты, которые российский коллега представил перед трибуналом накануне, «не основаны на реальности». Кроме того Россия представила «фальшивую картину» предмета спора. Поэтому глава украинской делегации детальнее пояснила, какие действия России нарушили морское право, гарантирующее иммунитет военным судам.

«Когда Россия арестовала украинские суда и экипаж, чтобы их привлечь к ответственности за якобы нарушение российского закона, их иммунитет был нарушен. Россия продолжила отстаивать свою уголовную юрисдикцию, когда наказала украинских военнослужащих и задержала наши корабли на том основании, что они были доказательствами в уголовном деле», — объясняла Золоторева.

Представляя юридические аргументы, Золотарева попросила трибунал помнить о судьбе 24-х задержанных моряков. 

«На девять с половиной месяцев Россия забрала у них свободу и держала вдали от семей. Россия относилась к ним как к преступникам и содержала в плохих условиях в известной тюрьме Лефортово. Их заставляли сидеть в клетках в зале суда», — напомнила представительница Украины.

«Они заслуживают справедливости», — сказала Золоторева и поименно назвала всех задержанных Россией военнослужащих.

Украинская сторона также просит трибунал удовлетворить ее иск о компенсации затрат в ходе предварительной этапа слушаний.

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов