«Страховое» дело «Привата». В чем подозревают бывших топ-менеджеров банка — ночной репортаж «Ґрат»

Сайт «Ингосстраха». Фото: Стас Юрченко, Ґрати
Сайт «Ингосстраха». Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Задержание 22 февраля в аэропорту «Борисполь» бывшего первого заместителя главы правления «Приватбанка» Владимира Яценко приоткрыло для общества одно из уголовных дел, связанных с национализированным банком.

С 2019 года Национальное антикоррупционное бюро расследует дело о присвоении и растрате более 136 млн гривен банка. Деньги были перечислены на счета связанной с «Приватом» днепровской страховой компанией «Ингосстрах» в последний день перед передачей банка в собственность государства. Подозреваемые по этому делу — сам Яценко, бывший председатель правления «Приватбанка» Александр Дубилет и бывшая руководительница одного из подразделений банка Елена Бычихина. Она же занимает должность первой заместительницы председателя правления «Ингосстраха».

25 февраля Высший антикоррупционный суд арестовал Владимира Яценко с возможностью выйти под залог в 52 млн 210 тыс гривен. Заседание суда длилось семь с половиной часов и длилось до глубокой ночи.

«Ґрати» следили за процессом и рассказывают о  доводах обвинения и защиты.

 

Задержать или выпустить

Владимира Яценко задержали около полудня 22 февраля. Чартерный рейс, которым он направился из Днепра в Вену, развернули в небе где-то над Хмельницкой областью по указанию Государственной авиаслужбы. Национальное антикоррупционное бюро утверждает, что вылет произошел через полтора часа после подписания генпрокуроркой Ириной Венедиктовой подозрения Яценко. По мнению детективов, он пытался покинуть территорию Украины, чтобы избежать уголовной ответственности.

Задержание Владимира Яценко в аэропорту «Борисполь» 22 февраля 2021 года. Фото: НАБУ

Сам Яценко, который до суда в Высшем антикоррупционном суде (ВАКС) находился под стражей, отметил, что более полугода по этому делу к нему никто не обращался, следствие не проводило обыски или допросы. Поэтому у него не было оснований убегать от следствия — утверждает Яценко.

По его словам, еще 2 февраля он запланировал на 22-е число визит к врачу в Вене, куда часто летает. Чартер он заказал накануне, что подтвердил документами. А на 25 февраля у него были билеты для полета на отдых с семьей на Мальту. Копии этих билетов и своего заграничного паспорта он предоставил суду.

Прокурор Специализированной антикоррупционной прокуратуры Игорь Щур отметил, что на Мальту Яценко планировал лететь из Стамбула. Туда же намеревался вернуться после отдыха. А это никак не доказывает, что подозреваемый прилетел бы после этого в Украину.

Пять адвокатов Яценко настаивали, что детективы НАБУ вообще не имели права его задерживать — он не является высокопоставленным должностным лицом или государственным служащим, поэтому не должен был заинтересовать НАБУ, которое расследует коррупционный преступления, совершенные именно этой категорией подозреваемых. 

Продолжая эту линию, адвокат Денис Бугай поставил под сомнение приказ уже бывшего генпрокурора Руслана Рябошапки, который передал дело в НАБУ, хотя по законодательству о деятельности бюро такие дела не входят в его подследственность. Ранее дело расследовала полиция Днепропетровской области, а также Главное следственное управление Генпрокуратуры.

Прокурор, в свою очередь, парировал, что дело касается коррупционных действий должностных лиц «Приватбанка» в сговоре с представителями Национального банка Украины. Последние как раз относятся к тем, в отношении которых бюро должно проводить расследования. Следствие их пока не установило, но это не является препятствием для привлечения к ответственности бывших топ-менеджеров «Привата», — говорил прокурор.

 

Подделка документов и растрата

Владимир Яценко работал в «Приватбанке» с 1992 года до его национализации В декабре 2016 года «Приватбанк» перешел в собственность государства после того, как Нацбанк и международные аудиторы обнаружили финансовые проблемы, в том числе нехватку капитала, учитывая количество клиентов банка, это угрожало финансовой системе страны . С 2011 года занимал должность первого заместителя главы правления «Приватбанка».

За несколько дней до передачи банка в собственность государства, по версии следствия, у Яценко, а также на тот момент председателя правления «Приватбанка» Александра Дубилета и руководительницы департамента финансового менеджмента банка Елены Бычихиной возникла идея — перечислить так называемую индексированную комиссию — сумму, насчитанную в связи с изменением курса гривны до доллара — связанной с ними Компания была признана связанной с банком решением Нацбанка 13 декабря 2016 года страховой компании «Ингосстрах».

Компания разместила депозиты в декабре 2005 и январе 2014 года на счетах «Приватбанка». В промежутках были подписаны дополнительные договора, которые меняли суммы вложений и проценты по ним. Но ни о какой выплате дополнительного вознаграждения в виде индексированной комиссии в документах речь не шла — отметил прокурор. До национализации банка компании были выплачена вся сумма депозитов и проценты по ним.

К компании «Ингосстрах», по словам прокурора САП, в банке было особое отношение — ей позволяли размещать разные суммы депозитов (меньше, чем было предусмотрено условиями депозита), получать разные проценты и снимать деньги раньше определенного договорами срока. По его мнению, это, в том числе, говорит о том, что «Ингосстрах» была связана с руководством «Приватбанка».

Ко всему прочему, «Ингосстрах» почти монопольно страховала все финансовые риски заемщиков по кредитам, выданных банком до национализации. 

В телефонах свидетельницы по делу — бывшей директрисы казначейства «Приватбанка» Людмилы Шмальченко, а также Бычихиной, добавил прокурор во время заседания, детективы нашли переписки с Яценко, подтверждающие, что собственниками компании «Ингосстрах» фактически были он и Дубилет. У Яценко во время задержания телефона не обнаружили. Прокурор допустил, что подозреваемый намеренно успел его скрыть.

По словам прокурора Игоря Щура, 15 декабря 2016 года — за несколько дней до национализации банка — зная об этом, Дубилет подделал несколько документов для выплаты страховой компании более 136 млн гривен. На следующий день деньги ушли на счет «Ингосстраха».

Замглавы Нацбанка Яков Смолий (слева) и бывший голова правления «Приватбанка» Александр Дубилет во время брифинга в Днепре, 19 декабря 2016 года. Фото: Yulia Ratsybarska, RFE/RL

Таким образом, НАБУ подозревает Владимира Яценко, Александра Дубилета и Елену Бычихиную в сговоре для завладения имуществом банка путем злоупотребления служебным положением часть 5 статьи 191 Уголовного кодекса . Дубилету и Бычихиной также вменяют подделку документов часть 1 и часть 2 статьи 366 УК , которая привела к тяжелым последствиям. Установить местонахождение Дубилета и Бычихиной следствию не удалось, поэтому им подозрения направили почтой по адресу прописки.

Прокурор просил арестовать Яценко с альтернативой залога в сумме, которая равна сумме убытков — более 136 млн гривен. Он отметил, что есть риск того, что Яценко скроется от следствия, поскольку часто бывает за границей, а его финансовое положение позволяет ему уехать надолго (в частности, в Австрию, где у него есть жилье).

 

Возвращение «растраты»

1 февраля 2021 года, по словам одного из адвокатов Яценко Олега Пушкаря, компания «Ингосстрах» вернула «Приватбанку» всю сумму в более чем 136 млн гривен, которые были начислены ей в 2016-м. Спустя два года после национализации банк подал иск к страховой компании для возвращения этой суммы в Хозяйственный суд Днепропетровской области.

Согласно реестру судебных решений, рассмотрение иска «Приватбанка» приостанавливали до решения по другому иску — «Ингосстраха» к Нацбанку, которым страховая компания требовала отменить признание ее связи с «Приватбанком». Этот спор пока не закончился.

В январе 2021 года рассмотрение иска «Приватбанка» к «Ингосстраху» о возвращении денег было возобновлено. По словам адвоката Яценко, 24 февраля (в день избрания меры пресечения Яценко) после возврата денег «Приватбанку» Хозяйственный суд Днепропетровской области закрыл производство из-за отсутствия предмета спора. Это решение в реестре пока не обнародовано.

Адвокат попытался доказать, что в 2016 году никто из руководства «Приватбанка» не мог совершить незаконных действий, поскольку на тот момент в банке находились уже несколько десятков представителей Нацбанка, которые контролировали все действия.

«Почему тогда компания «Ингосстрах» вернула деньги?.. Я же вас не спрашиваю. Это не является предметом исследования в суде», — перебил его судья Сергей Мойсак. И попросил сосредоточиться на ходатайстве об избрании меры пресечения по текущему делу. 

Несмотря на то, что компания вернула банку деньги, прокурор настаивал, что государству был нанесен ущерб на сумму более 136 млн гривен, в том числе ссылаясь на две экспертизы, проведенные по инициативе следствия.

«Это [возвращение денег] не опровергает факта совершения уголовного правонарушения», — отметил прокурор на вопрос судьи, какой же  ущерб был нанесен государству после возвращения денег «Приватбанку».

Именно подготовка подозрений топ-менеджерам банка и побудило страховую компанию вернуть деньги — заметил прокурор.

Заседание Высшего антикоррупционного суда по мере пресечения Владимиру Яценко, 24 февраля 2021 года. Скриншот с видеотрансляция

Сам Яценко в суде напомнил, что работал в банке с 90-х годов, поэтому хорошо знал законодательство о банковской деятельности и не мог нарушить его «в такой непростой момент», имея в виду национализацию.

По его словам, в 2014 году очень сложно было удержать юридических лиц, которые размещали депозиты на счетах, и стали забирать деньги из-за ситуации в стране, в том числе из-за увеличения курса доллара. И единственным способом удержать их в числе клиентов банка — было предложить индексацию депозитов.

«Приватбанк» ни на один день не задержал выплату депозитов и даже в день национализации, так называемой, не был просрочен ни один депозит… На сегодняшний день компания «Ингосстрах» — это два миллиона клиентов. Если бы компания не получили эти деньги, пострадало бы два миллиона клиентов», — сказал Яценко и добавил. — Идет рассказ, что государство что-то не получило. Государство отобрало лучший банк в Украине без всяких на то оснований…».

Он считает, что новое руководство банка после национализации «решило придумать, притянуть за уши любое дело на топ-менеджеров банка».

«С какой целью, я не буду отвечать, вы все понимаете», — сказал подозреваемый и не стал больше ничего объяснять. 

 

Арест и выход под залог

После более семи часов судебного заседания, глубокой ночью 25 февраля, судья ВАКС Сергей Мойсак принял решение об аресте Владимира Яценко с возможностью выйти под залог в 52 млн 210 тыс гривен.

Уже к обеду того же дня за подозреваемого внесли залог, и он вышел на свободу. Теперь  Яценко обязан сдать заграничные паспорта, не выезжать из Днепропетровской области, носить электронный браслет и не общаться со свидетелями и подозреваемыми по делу. 

 

2 месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания
2

месяца. Столько в среднем украинцы ждут от подачи иска до первого судебного заседания

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду «Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

«Мене жбурляли, кричали матом, а я сміялася їм в обличчя — 12 років в’язниці!»

Розповідь Галини Довгополої, засудженої в Криму за держзраду

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов