Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День тридцатый — оценка подсудимыми показаний свидетелей

17 марта
14:32 «Все показания построены на слухах и домыслах» — Сервер Мустафаев о показаниях засекреченного свидетеля
12:28 Инцидент в коридоре суда. На супругу Марлена Асанова составили админпротокол за записку мужу «Ты нужен мне как воздух»
12:24 «Это такой агент который знал где оказаться и подслушать, а потом стал агентом 007» — Сервер Мустафаев о засекреченном свидетеле
12:02 «Он говорит про захват власти, но это Россия захватила власть...» — Сейран Салиев о показаниях оперуполномоченного ФСБ
11:40 Засекреченный свидетель выступал в деле «Первой Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». И никто ему не угрожал после этого — Мемет Белялов
11:29 «Тайный свидетель — явный лжец» — Сервер Зекирьяев о показаниях «Исмаилова»
11:26 Тимур Ибрагимов просит исключить из дела показания засекреченного свидетеля
11:19 «Сотрудники ФСБ во время обыска нашли его сумку с просроченным паспортом, сфотографировали и не стали ничего предпринимать» — Марлен Асанов о засекреченном свидетеле
11:03 «Его короткая оперативная память может вылиться в большой срок» — Эрнес Аметов о показаниях оперативника ФСБ
10:25 Суд отказывает в ходатайствах об изменении графика заседаний и медпомощи
09:42 Коротко о деле и предыдущих заседаниях
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День тридцатый — оценка подсудимыми показаний свидетелей
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами — фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.
09:42
17 марта
09:42
17 марта
Коротко о деле и предыдущих заседаниях

12 октября 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности РФ были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они участники организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев были задержаны и арестованы позже — 22 мая 2018 года.

По версии следствия, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в 2003 году в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и утверждают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День двадцать девятый — отводы суду и ходатайства защиты

На протяжении нескольких последних заседаний суд допрашивал засекреченного свидетеля под псевдонимом «Исмаилов». Он выступал измененным техническим голосом по аудио-связи. Под засекреченным свидетелем, по мнению защиты и обвиняемых, скрывается Константин Тумаревич — он приехал из Латвии в Крым и принял ислам. Его показания, тоже в качестве засекреченного свидетеля, следствие использовало и в деле «Первой Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир» в 2016 году.

Свидетель утверждает, что присутствовал вместе с обвиняемыми на встречах сторонников и членов Хизб ут-Тахрир в мечети Бахчисарая. Он прямо указывает на фигурантов дела, как на членов исламской партии, но никаких подробностей вспомнить не может. Проверить его слова невозможно.

На одном из заседаний пришлось вызывать скорую помощь в суд — заболел подсудимый Сейран Салиев. Но суд решил продолжить процесс. О болезни заявил и Сервер Мустафаев. В итоге скорую вызывали дважды.

Допрос «Исмаилова» закончился тем, что суд по-одному удалил всех обвиняемых из зала суда — они требовали улучишь условия их пребывания в СИЗО и участия в судебных заседаниях, а за постоянное отклонение вопросов защиты подали несколько отводов судейской коллегии. Все ходатайства и отводы, накопившиеся за время допроса засекреченного свидетеля, были рассмотрены на вчерашнем заседании. Единственное частично удовлетворенное ходатайство касалось расписания заседаний: обвиняемые жаловались на ежедневные заседания, из-за которых они не могут нормально получать питание в СИЗО и не успевают готовиться к суду. В итоге суд отменил несколько будущих заседаний в марте и апреле.

10:25
17 марта
10:25
17 марта
Суд отказывает в ходатайствах об изменении графика заседаний и медпомощи

Заседание начинается с ходатайств Эдема Смаилова, который просит вынести частное определение в отношении СИЗО, в медсанчасти которого ему не могут помочь с больными зубами. Кроме этого он просит суд заканчивать заседания до 18:00, чтобы подсудимые успели вернуться в изолятор до ужина.

Эдем Смаилов. Фото: «Крымская солидарность»

Еще одно ходатайство — тоже о помощи Смаилову, который из-за постоянных заседаний не может попасть на прием к офтальмологу для получения рецепта на получение очков.

«Когда узнаете конкретный день (когда принимает офтальмолог в изоляторе — Ґ ), мы перенесём заседание», — соглашается судья.

Суд пытается решить вопрос с графиком. Адвокат Алексей Ладин напоминает, что даже с четырьмя заседаниями в неделю обвиняемые не смогут нормально питаться — если заседание заканчивается в 18:00, то в СИЗО их привозят все равно только к 9 вечера, когда ужин уже закончился.

«Гигиеническая сторона наша в критическом состоянии, в связи с графиком. Я лишился встречи со своей матерью — ей сказали, что у нас суд, а его не было», — жалуется Сейран Салиев.

Прокурор в ответ говорит, что защита и обвиняемые не могут назвать точные даты, когда в изоляторе банный день и нужно сделать перерыв. Этот же вопрос поднимался на вчерашнем заседании.

В итоге во всех ходатайствах отказано.

«Жизнь — есть жизнь, может в СИЗО медицинские услуги оказываются не так как вам хотелось. Обращайтесь, может через адвокатов, может суд какие-то запросы сделает. Мы полдня работать не можем. Полдня можно проводить когда 1-2 подсудимых. Смаилов, вам не нравится что я говорю?», — улыбаясь обращается к Смаилову судья Ризван Зубаиров. Смаилов отвечает что-то тихо о состоянии зубов.

11:03
17 марта
11:03
17 марта
«Его короткая оперативная память может вылиться в большой срок» — Эрнес Аметов о показаниях оперативника ФСБ

Суд предлагает сторонам высказаться о допросе засекреченного свидетеля «Исмаилова» и самого первого из допрошенных свидетелей — оперативника ФСБ Николая Артыкбаева. Первым выступает Эрнес Аметов, который просит исключить показания из числа доказательств.

«Во-первых я не террорист никакой, — говорит Аметов. — Артыкбаев с Грамашовым (следователь ФСБ Дмитрий Грамашов — Ґ ) склоняли меня оклеветать других людей. После отказа Артыкбаев начал унижать, обзываться девочкой…».

Судья его перебивает и просит говорить только о показаниях свидетелей, озвученным в процессе.

«Артыкбаев… продемонстрировал свою некомпетентность, уклонялся от прямых вопросов по заранее готовым клише «не помню, все есть в материалах дела». Его короткая оперативная память может вылиться в большой срок. В интересах следствия Артыкбаев искажает истину происходящего, путает публичное и частное».

В качестве примера Аметов рассказывает, что Артыкбаев называл его среди обвиняемых, которые выезжали на материковую часть Украины, якобы для взаимодействия с Хизб ут-Тахрир. Аметов утверждает, что выезжал в 2014 году по работе.

«Всё это воспринимается мной как предположения. Неустранимые сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого, — говорит Аметов и просит исключить показания Артыкбаева из дела. — Мы видим, что суд не критичен к его показаниям». 

Про показания свидетеля «Исмаилова» Аметов напомнил, что никаких подтверждений своих слов он привести не смог: «В статье 73 Уголовно-процессуального кодекса указано, что доказательствами не могут быть слухи и домыслы. Как получается (у свидетеля «Исмаилова» — Ґ ): я стоял в стороне, краем уха услышал что-то похожее на вербовку, это же смешно».

11:19
17 марта
11:19
17 марта
«Сотрудники ФСБ во время обыска нашли его сумку с просроченным паспортом, сфотографировали и не стали ничего предпринимать» — Марлен Асанов о засекреченном свидетеле

Марлен Асанов рассказывает о засекреченном свидетеле «Исмаилов», под которым подозревает Константина Тумаревича из Латвии: «Сотрудники ФСБ во время обыска нашли его сумку с просроченным паспортом, сфотографировали и не стали ничего предпринимать —  потом мне стало понятно почему. Если у него появился российский паспорт, то понятно за какие заслуги».

Асанов утверждает, что все собрания в мечети Бахчисарая были согласованы с имамом, на собраниях читались и обсуждались аяты и хадисы. «Если они запрещены, то это атака на ислам», — говорит Асанов.

Суд уточнил у него, что личность засекреченного свидетеля лишь предположение.

 

11:26
17 марта
11:26
17 марта
Тимур Ибрагимов просит исключить из дела показания засекреченного свидетеля

«Свидетель явно лжёт и искажает факты. Ссылается на плохую память, то что его могут раскрыть, хотя мы называли его неоднократно. Это Константин Тумаревич и мусульманское имя Абдулла знаем. Никаких угроз мы ему не делали. Было видно, что вы, председательствующий, потакаете свидетелю. Те вопросы, которые выставляли его в плохом свете, вы отклоняли», — высказывается Тимур Ибрагимов.

Он ходатайствует об исключении показаний засекреченного свидетеля из материалов дела, называя их ложными. «Я вижу предвзятое отношение к делу, оно является ничем иным как политически мотивированным», — подводит итог Ибрагимов.

11:29
17 марта
11:29
17 марта
«Тайный свидетель — явный лжец» — Сервер Зекирьяев о показаниях «Исмаилова»

Сервер Зекирьяев также просит исключить показания «Исмаилова».

«Тайный свидетель — явный лжец. Отвечал, что не помнит и это было давно. Я знаю этого человека. Ходит по всем мечетям, называет себя мусульманином — есть видео в интернете. Он работает на ФСБ», — рассказывает Зекирьяев.

11:40
17 марта
11:40
17 марта
Засекреченный свидетель выступал в деле «Первой Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». И никто ему не угрожал после этого — Мемет Белялов

Мемет Белялов напоминает, что этот же засекреченный свидетель выступал со стороны обвинения в деле «Первой Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Обвиняемые об этом знали, но никаких угроз ему не высказывали.

Также просит исключить его показания из дела.

Эдем Смаилов считает, что на засекреченного свидетеля, приехавшего в Крым из Латвии, давили сотрудники спецслужбы.

«В 2000 году я был в Москве без гражданства, я чувствовал себя в опасности. Это к тому, что он чувствовал себя в опасности и находился под давлением», — рассказывает Смаилов.

В качестве примера ложных показаний Смаилов приводит слова свидетеля о том, что тот встречался с Марленом Асановым в сентябре 2016 года. Однако, — рассказывает Смаилов. — Этого не могло быть, потому что Асанов после Мекки поехал в Медину во время хаджа, и не был в Крыму в сентябре.

12:02
17 марта
12:02
17 марта
«Он говорит про захват власти, но это Россия захватила власть...» — Сейран Салиев о показаниях оперуполномоченного ФСБ

Сейран Салиев выступает долго, сначала о показаниях Артыкбаева.

«Он обвиняет нас в терроризме и захвате власти. Эти статьи нам начали прикручивать при приходе России, до этого у нас таких проблем не было», — говорит Салиев.

Обвиняемый утверждает, что названное оперативником ФСБ «приискиванием людей в Хизб ут-Тахрир» — было обычной помощью нуждающимся единоверцам.

«Он говорит про захват власти, но это Россия захватила власть…», — говорит Салиев, но судья его перебивает и просит переходить к оценке показаний засекреченного свидетеля.

Салиев просит их исключить из числа доказательств, как недопустимые.

«Я его знал, он вёл себя дружески, — рассказывает Салиев о свидетеле. — Когда я был в ИВС (изолятор временного содержания, где Салиев отбывал административный арест — Ґ ), он беспокоился и интересовался моей судьбой  — мама потом рассказала».

«Он утверждает, что я якобы в 2016 году поехал договариваться с ИГИЛ, чтобы они оказали содействие, и якобы там всё прошло нормально. Хочется отметить, что ИГИЛ — радикальная организация, они суннитов, членов партии Хизб ут-Тахрир казнили, не мусульман вырезали. Говорить, что я туда ездил договариваться — это противоречие».

12:24
17 марта
12:24
17 марта
«Это такой агент который знал где оказаться и подслушать, а потом стал агентом 007» — Сервер Мустафаев о засекреченном свидетеле

Последним выступает Сервер Мустафаев. Сначала говорит о самом институте засекреченных свидетелей, который «позволяет обвинять кого угодно и в чём угодно». Показания засекреченных свидетелей невозможно проверить и подтвердить или опровергнуть.

«Никакой угрозы от нас нет, все подсудимые характеризуются положительно. Сам он дал показания, что от нас к нему не поступало угроз и призывов к насилию. Даже этот инструмент скрытых свидетелей не смог это (террористический характер деятельности — Ґ ) показать, потому, что это выдумка», — говорит Мустафаев.

Он сравнивает два протокола показаний «Исмаилова». Во время первого допроса, который проводил следователь ФСБ Сергей Махнев, речь шла о шести подозреваемых, во втором протоколе указаны уже шестеро — разница в полгода.

— Мы воспринимаем эти дела как инструмент запугивания… — начинает Мустафаев, но судья его прерывает.
— Не надо возвращаться к отношению к обвинению.

«Во втором протоколе допроса появилось несколько слов о Мустафаеве и Смаилове. Надо было показать, что Мустафаев активный, он участвовал в «Крымской солидарности», освещал события. Вы всё равно всё это признаете и в приговоре будете ссылаться на показания, несмотря на то, что в протоколах допроса одного свидетеля разные подписи. Почерк другой и подписи другие».

Мустафаев иронизирует, что, если верить свидетелю, все обвиняемые доверили ему довольно много личной информации, при этом он не мог даже имена правильно назвать.

«Это такой агент который знал где оказаться и подслушать, а потом стал агентом 007 или он изначально был агентом, — говорит Мустафаев. Адвокаты смеются, суд делает им замечание. — У Константина Тумаревича Константина действительно есть уголовное преследование, и это определяет, почему он даёт огульные показания в отношении мусульман Крыма».

«Всё время я пытался понять в чём состоит обвинение. Надо переименовать статью, назвать преследованием за мусульманство», — предлагает Мустафаев.

Суд решает продолжить после обеда.

12:28
17 марта
12:28
17 марта
Инцидент в коридоре суда. На супругу Марлена Асанова составили админпротокол за записку мужу «Ты нужен мне как воздух»

В перерыве супруга Марлена Асанова показывает ему в дверной проем лист бумаги, на котором написано: «Ты нужен мне как воздух». Это замечает судебный пристав, который сразу потребовал у нее предъявить паспорт. Она спорит.

«Ты нужен мне, как воздух». Записка Айше Асановой. Фото: Ґрати

В инцидент включается начальник службы судебных приставов и адвокаты — Алексей Ладин и Айдер Азаматов.

— Я имею право требовать когда хочу, — утверждает пристав.
— На основании федерального закона, — отвечают ему адвокаты.

В итоге на Асанову пристав составил админпротокол о неисполнении распоряжения судебного пристава (часть 2 статьи 17.3 Кодекса об административных правонарушениях).

Админпротокол Айше Асановой. Документы предоставлены стороной защиты

14:32
17 марта
14:32
17 марта
«Все показания построены на слухах и домыслах» — Сервер Мустафаев о показаниях засекреченного свидетеля

После перерыва Мустафаев продолжает оценивать допрос засекреченного свидетеля. Говорит о том, что даже в его показаниях не было упоминаний о каких-то угрозах, насилии со стороны обвиняемых.

Мустафаев обращает внимание, что все показания свидетеля направлены, в основном, против Марлена Асанова.

«С одной стороны всё понятно: по легенде он организатор-руководитель, организатор не только в Бахчисарае, но и в Крыму, — рассуждает Мустафаев. — С другой, этот же человек занимается формальной и самой низкой работой по привлечению рядовых членов».

Обвиняемые и адвокаты в суде. Фото: Ґрати

Мустафаев считает, что свидетель давал показания «не без помощи третьих лиц». Об этом свидетельствует, по мнению обвиняемого, то, что «Исмаилов» даже адрес мечети не может назвать, и постоянно путается при описании конфликта мусульман и имама Духовного управления мусульман Крыма.

«По поводу конфликта в мечети — сплошь и рядом противоречия, кроме общих фраз никакой конкретики, кто там был, что и кому сказал, когда это было. Просто кто-то который сказал что-то».

Мечеть общедоступная — свидетель утверждает, что в один из дней она была закрыта. Время молитвы, которое он указал, не соответствует тому, в которое читают намаз в  это время года.

«Все показания построены на слухах и домыслах, что очень ярко показал адвокат Айдер Азаматов. Получился следственный эксперимент, когда Айдер спрашивал про мобильное приложение Siri, а все подумали о Сирии. Строить обвинение на слухах невозможно».

После этого судья просит Мустафаева не «скатываться к отношению к обвинению».

Сервер Мустафаев и Сейран Салиев. Фото: «Крымская солидарность»

«Свидетель также показал, что не помнит про допрос следователя Грамашова, это дополнительно подтверждает, что одного из допросов могло вовсе не быть. В России очень тяжело не запомнить встречу с ФСБ, это такая ось зла, а если он спокойно туда ходил как на работу… Свидетель показывает, что телефоны отключались (во время встреч мусульман в мечети, которые следствие считает занятиями Хизб ут-Тахрир — Ґ ), в следующий момент говорит, что сам забывал выключать телефон. А на аудио (прослушки встреч — Ґ ) мы неоднократно слышим как звонят телефоны».

Следствие, основываясь на показаниях свидетеля, утверждает, что участники встреч соблюдали конспирацию. В качестве примера приводились выключенные телефоны.

«Свидетель показывал «говорили плохо про власть» — это и есть террористическая деятельность? Что значит плохо, это объективная критика или не объективная?
Сам Владимир Путин использует в своей лексике фразы…» — суд прерывает Мустафаева и просит не вступать в полемику.

«Мне что, молчаливо признать обвинение? — спрашивает в ответ Мустафаев. — Когда говорилось — «говорили плохо про власть» — это про плохие поступки, это признак здорового человека. Это стало предметом нашего преследования. Слов «дарис», «масуль» свидетель не знает, но они есть в протоколах — это показатель того, что свидетель писал показания под диктовку».

После выступления Мустафаева суд объявляет перерыв до 23 марта, позволяя обвиняемым подготовиться сегодня к завтрашней апелляции на продление ареста и учитывая их пожелания реже проводить заседания.

214  осіб незаконно позбавлені волі на непідконтрольних територіях
214

осіб незаконно позбавлені волі на непідконтрольних територіях

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств «У таких умовах щось планувати просто неможливо»

«У таких умовах щось планувати просто неможливо»

Слідчий поліції про те, як коронавірус заважає розслідуванню вбивств

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов