Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День тридцать седьмой — допрос имама Бахчисарайского района

28 мая
13:45 «Когда мы общались со следователем, не было такого, что я буду участвовать в суде, как свидетель» — Рамазан Асанов
13:15 «Причём тогда здесь Хизб ут-Тахрир?» — «Вопрос ко мне?» — суд допрашивает свидетеля
13:07 «Никакого участия в Хизб ут-Тахрир не было с их стороны» — свидетель отказывается от показаний, данных во время следствия
12:57 «Никакого давления и угроз не было» — свидетель о подсудимых
12:43 «Я пошел в ФСБ свидетельствовать, что Эрнес Аметов не участник Хизб ут-Тахрир» — свидетель
12:38 Свидетель о Сейране Салиеве и Эдеме Смаилове
12:30 Свидетель о Сервере Мустафаеве
12:24 Прокурор спрашивает свидетеля о каждом из подсудимых
11:00 Свидетель — имам Бахчисарайского района Рамазан Асанов
09:45 Коротко о деле и предыдущих заседаниях
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День тридцать седьмой — допрос имама Бахчисарайского района
Марлен Асанов, Мемет Белялов и Эрнес Аметов. Фото: Ґрати
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами — фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.
09:45
28 мая
09:45
28 мая
Коротко о деле и предыдущих заседаниях

12 октября 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности РФ были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они участники организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев были задержаны и арестованы позже — 22 мая 2018 года.

По версии следствия, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в 2003 году в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальных обвиняют в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и утверждают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День тридцать шестой — допрос свидетеля обвинения

На прошлом заседании суд допросил предпринимателя из Бахчисарая Арсена Ганиева. В показаниях, которые он дал следствию, Ганиев утверждал, что единожды виделся с Марленом Асановым и его взгляды показались ему близкими идеям Хизб ут-Тахрир. В суде Ганиев неожиданно заявил, что не знает никого из обвиняемых. Более того, по его словам, следователь даже не сообщил, что привлекает его в качестве свидетеля — в ФСБ его вызывали «поговорить».

11:00
28 мая
11:00
28 мая
Свидетель — имам Бахчисарайского района Рамазан Асанов

На сегодняшнее заседание в качестве свидетеля обвинения прибыл имам Бахчисарайского района Рамазан Асанов. Перед началом его допроса Мемет Белялов попросил включить второй экран связи с Крымским гарнизонным военным судом, откуда в заседании участвуют адвокаты.

Имам Рамазан Асанов. Фото: со страницы Асанова ВКонтакте

Асанов рассказывает о себе — мусульманин, суннит, имам, учитель религии. Теолог, знает русский, татарский, арабский. На арабском переводит и читает.

После — о Духовном управлении мусульман Крыма, к которому относится, как районный имам.

ДУМК обучает основам ислама и практике, — рассказывает свидетель. — ДУМК общественная организация, главой является муфтий Крыма Умирали Аблаев. Избирается каждые 4 года, в 2014 году тоже.

Прокурор начинает расспрашивать его о том, что такое умма (мусульманская община — Ґ ), сухбет и т.д., но адвокаты возражают. «Прокурор задаёт вопросы свидетелю, как эксперту», — отмечает адвокат Сияр Панич. Суд его поддерживает, но прокурор все равно настоял на вопросах про мусульманскую терминологию.

«ДУМК разграничивает по национальному…», — начинает вопрос прокурор, но адвокат Назим Шейхмамбетов возражает: свидетель, не являясь официальным представителем ДУМК, не может отвечать на данный вопрос. Суд снимает вопрос.

Свидетель говорит с сильным акцентом, иногда его довольно тяжело понять.

В ответ на вопрос прокурора, имам подтверждает свою подпись под протоколом допроса во время следствия.

Марлена Асанова он знает под именем Сулейман. Он посещал мечеть, в которой служит свидетель, раза два. Еще пару раз имам посещал кафе, принадлежащее Асанову. Кафе называется «Салачик», улицу точно не помнит. Близко не знакомы, — рассказывает свидетель. — В мечети приветствовали друг друга, близко не общались. Какие именно мечети Асанов посещал не знает, в мечети свидетеля точно был.

Беседы, помимо приветствий, были только в виде проповедей, которые слушал Марлен Асанов. В том числе, беседы о запрете распространения Хизб ут-Тахрир. Но был ли при этих беседах Марлен Асанов, свидетель не помнит. О существовании ячеек Хизб ут-Тахрир свидетель знает, — если они собираются, то скрытно.

Марлен Асанов и Сейран Салиев в суде. Фото: Ґрати

«Вам известно что-то об участии Марлена Асанова в Хизб ут-Тахрир?», — спрашивает прокурор.

Шейхмамбетов возражает: вопрос был ранее задан. Адвокат Эмиль Курбединов его поддерживает и напоминает, что ведет аудиозапись заседания. Но суд все равно позволяет задать вопрос. Адвокат  Эдем Семедляева тоже пытается возражать, суд его прерывает и делает замечание.

12:24
28 мая
12:24
28 мая
Прокурор спрашивает свидетеля о каждом из подсудимых

Прокурор продолжает допрос. Имам рассказывает, что в 6 микрорайоне Бахчисарая он проводил встречи с верующими: беседовали о том, что сухбеты должны проводиться имамами с корочкой ДУМК.

«Асанов был с Мамутовым (Энвер Мамутов — фигурант дела Первой Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир — Ґ )?» — спрашивает прокурор, но адвокаты возражают — Мамутов не проходит по этому делу. Суд отклоняет возражение.

Свидетель рассказывает, что беседовал с верующими о том, что книги Хизб ут-Тахрир запрещены, что в религиозной жизни нужно делать всё правильно, чтобы замечаний со стороны закона не было.

Прокурор спрашивает про Мемета Белялова: познакомились в магазине телефонов, здоровались, близких отношений не было.

— Можете охарактеризовать? — просит прокурор.
— Ни на кого не набрасывался, вёл себя вежливо, — отвечает имам, в зале смеются.

Тимур Ибрагимов. Фото: «Крымская солидарность»

— Вам известно что-либо о ведении Беляловым пропаганды деятельности Хизб ут-Тахрир? Призывах пополнить организацию другими мусульманами?
— Нет.
— Вам известен Ибрагимов?
— Да.
— Знаете его семью?
— Нет.
— Можете дать характеристику?
— У нас были отношения на счёт Байрама (праздник Курбан Байрам — Ґ ), искали батуты, он помогал в организации, мы по этому поводу общались. Это уже после присоединения было, я жил в Бахчисарае.

Прокурор зачем-то спрашивает, находились ли мальчики и девочки во время праздника вместе или раздельно. Адвокаты возражают, суд позволяет уточнить. «У нас отдельно, — отвечает имам. — Но если кто-то хочет поздравить или маму поцеловать, таких ограничений нет».

— Аметова знаете?
— Его знаю больше всех, его жена и ребёнок посещали уроки.
— Охарактеризуйте.
— Мусульманин, человек.
— А как семьянина.
— Его жена водила ребенка в мечеть, хорошие и доброжелательные люди.
— Вам что-то известно об участии Аметова в Хизб ут-Тахрир?
— Я считаю, что он не принадлежит к этой организации, он участвовал всегда в наших мероприятиях ДУМК.

Сервер Зекирьяев. Фото: Ґрати

— Вам известен Зекирьяев?
— Почти не знаю, здоровались.
— Известно о его причастности к Хизб ут-Тахрир?
— Нет.
— Известно что-либо о пропаганде и распространении литературы?
— Я знаю, что у него две жены, работал много.
— Ответьте прямо на вопрос.
— Я не знаю.

Имам добавляе, что семья Зекирьяева в тяжелом положении после его ареста.

12:30
28 мая
12:30
28 мая
Свидетель о Сервере Мустафаеве

«Он близко к нам живёт или его отец, он ходил в мечеть, виделись и здоровались. Наши уроки не посещал, он больше в 6-м микрорайоне был», — рассказывает свидетель о Сервере Мустафаеве.

Сервер Мустафаев в суде. Фото: «Крымская солидарность»

— Чем занимается?
— Я его видел в интернете в «Крымской солидарности», лично близко не виделись.
— Можете охарактеризовать Сервера Муслимовича? — перепутал прокурор отчество, адвокаты это заметили. — Рустемовича, извиняюсь.

— Известно о его причастности к Хизб ут-Тахрир, распространении идей, хранении литературы?
— Я знаю что он посещал собрания Крымской солидарности, кроме того мне ничего не известно

12:38
28 мая
12:38
28 мая
Свидетель о Сейране Салиеве и Эдеме Смаилове

Примерно так же свидетель рассказывает про Сейрана Салиева — он читал Коран во время дуа и Байрамов в 6-м микрорайоне Бахчисарая. Читает на арабском. О пропаганде Хизб ут-Тахрир с его стороны ничего не известно.

Сейран Салиев в Бахчисарае. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

— Вам известен Эдем Смаилов? — спрашивает прокурор.
— С 2012 года до присоединения Крыма я ездил в его село обучать учеников.
— Известно о распространении им литературы Хизб ут-Тахрир, пропаганде?
— Ничего не известно, он не был имамом и поэтому больше делами с бумагами занимался, кроме этого у нас диалогов не было.
— Дайте характеристику.
— Порядочный человек.

Эдем Смаилов. Фото: Ґрати

12:43
28 мая
12:43
28 мая
«Я пошел в ФСБ свидетельствовать, что Эрнес Аметов не участник Хизб ут-Тахрир» — свидетель

Прокурор перечисляет всех подсудимых и спрашивает, общается ли имам с ними по интернету. Только с женой Эрнеса Аметова — отвечает имам.

Прокурор хочет зачитать протокол его допроса во время следствия, — он явно разнится с показаниями на суде. Но суд сначала позволяет задать вопросы защите. Они спрашивают коротко.

— Кто-то из подсудимых говорили о подготовке или совершении насильственных преступлений? — адвокат Эмиль Курбединов.
— Нет, у меня никакого негатива на счёт подсудимых нет.

«Следователь постоянно вопросы задавал, — рассказывает свидетель на вопрос адвоката Сияря Панич. — Я пошел в ФСБ свидетельствовать, что Эрнес Аметов не участник Хизб ут-Тахрир, а потом там оказались все подсудимые, меня это удивило. Я разговаривал с Ростиславом и Николаем. И сказал свои возражения почему его (Аметова) забрали?».

Подсудимые попросили перерыв, чтобы обсудить с адвокатами допрос свидетеля.

12:57
28 мая
12:57
28 мая
«Никакого давления и угроз не было» — свидетель о подсудимых

После перерыва допрос начинает Сервер Мустафаев. Он говорит по крымскотатарски через переводчика.

Поздравил учителя с праздником, поздоровался и сказал, что задаст несколько коротких вопросов. Поблагодарил свидетеля за позицию и показания которые соответствуют действительности, — пересказывает переводчик.

— Было ли какое-то давление, воздействие на вас со стороны обвиняемых? — спрашивает Мустафаев. Свидетель говорит, что не было.
— От родственников-знакомых других подсудимых было давление или угрозы? — снова уточняет подсудимый.
— Никакого давления и угроз не было.
— Поймите меня правильно, цель одна, — чтобы прокурор и суд услышали, что от нас, наших близких никаких угроз не поступало, о которых постоянно два с половиной года говорит прокурор.

Мустафаев спрашивает была ли мечеть, в которой служил имам, открыта для всех.

«Был вандализм, хотели сжечь мечеть. Поэтому у нас мечеть была закрыта, но у прихожан были ключи. Кто хотел провести намаз — мог взять ключи и войти», — отвечает свидетель. Позже, отвечая на вопросы Тимура Ибрагимова, он вспомнил, что мечеть закрыли в 2017 году, когда кто-то сжег несколько страниц Корана. До этого она была открыта для всех.

Аметов вместо вопросов благодарит свидетеля: «Спасибо, что сказали правду, нас пытаются оболгать. Благодарю за то, что вы сказали правду».

Судья Ризван Зубаиров предупреждает, что такое не должно повторяться: «Я не стал вас останавливать, вот следующий кто будет выступать, он не сможет двух тёплых слов сказать. Понятно, что общение есть, но вы по сути ограничили возможность других».

— Меня в тюрьму могут посадить, — напоминает Аметов.
— Присаживайтесь, — говорит на это судья.

 

13:07
28 мая
13:07
28 мая
«Никакого участия в Хизб ут-Тахрир не было с их стороны» — свидетель отказывается от показаний, данных во время следствия

Прокурор настаивает на изучении показаний имама, которые он дал во время следствия. Адвокаты «Свидетель дал исчерпывающий ответ, не вижу противоречий в той части, которую указал прокурор, ходатайство не мотивировано», — говорит Назим Шейхмамбетов.

Сервер Мустафаев напоминает, что уже третий свидетель подряд говорит о том, что следователь при допросе фактически диктовал ответы.

«Мы видим уже третьего свидетеля, мы видим как их допрашивали. Он сообщил, что сам пришёл чтобы сказать, что Аметов к Хизб ут-Тахрир не относится. Он был при этом без адвоката. То же самое нам говорил предыдущий свидетель, — что следователь подсказывал ответы», — говорит Мустафаев.

Суд их не слушает и прокурор читает часть протокола допроса.

Показания имама Рамазана Асанова во время следствия. Фото из материалов дела

В показаниях он прямо говорит, что Марлен Асанов и Энвер Мамутов — сторонники исламской партии.

«Если я раньше мог такое сказать, то сейчас, осознавая ответственность, я поясняю, что никакого участия в Хизб ут-Тахрир не было с их стороны», — заявляет после протокола имам.

13:15
28 мая
13:15
28 мая
«Причём тогда здесь Хизб ут-Тахрир?» — «Вопрос ко мне?» — суд допрашивает свидетеля

Вопросы свидетелю задает суд: о том, что Асанов говорил следователю.

— как вы оказались в мечети 6-го микрорайона?
— Меня назначили имамом в мечеть в 2013 году, в 2015 году назначили районным имамом и я посещал все мечети.
— Цель посещения пресечение мероприятий Хизб ут-Тахрир?
— Когда я зашёл, я спросил какую книгу читают, сказали что о жизни пророка Мухамеда.
— Причём тогда здесь Хизб ут-Тахрир?
— Вопрос ко мне?
— Да к вам, вот в показаниях вы указали на Асанова и Мамутова.
— Я вспоминаю: там было человек 50, они собрались узнать позицию ДУМК по поводу сухбетов. Мамутов был ближе всех ко мне, а Асанов рядом, поэтому их фамилии назвал.
— А почему говорили именно о Хизб ут-Тахрир, а не Аум Синрикё?
— Шиитов у нас нет, я поднял тему, что уроки у нас проводятся имамом по правилам ДУМК
— Когда это было?
— Я не помню, после присоединения России до арестов.
— Асанов как себя вёл в разговоре?
— Он молчал и ни о чём не говорил. Больше я туда не ходил.
— Протокол подписывали у следователя ФСБ?
— Подписывал, да.

По поводу допроса уточняет адвокат Назим Шейхмамбетов. «Когда вас следователь допрашивал, вам объяснили что вы будете свидетелем против Смаилова и Асанова?», — спрашиваемся защитник. Имам говорит, что нет. Так же, как не было до 2014 года терактов и списка запрещенных организаций, — говорит он.

Суд продолжает допрос.

— Вы на следствии на Асанова показали как на участника Хизб ут-Тахрир. Из чего вы исходили?
— Такое предчувствие было или чувство братства. А чтобы доводы какие-то, такого не было. В суде нужно чётко указывать, а во время следствия мы просто говорили. Я никогда не видел чтобы эти люди распространяли что-то о Хизб ут-Тахрир.
— Почему другого не сказали, опирались на слухи? — давит судья. Защитники возражают: суд не даёт высказаться.

— Фамилии подсказывали, следователь говорил?
— Мамутов уже был арестован. Со слов следователя, сказать что эти 50 человек [в мечети], которые были там — ячейка, это не довод.

13:45
28 мая
13:45
28 мая
«Когда мы общались со следователем, не было такого, что я буду участвовать в суде, как свидетель» — Рамазан Асанов

Допрос переходит к подсудимым. Мустафаев снова спрашивает про допрос у следователя ФСБ.

«Тяжело вспомнить. То, о чем мы общались, он вводил в компьютер, спрашивал так или не так», — отвечает свидетель. — Когда мы общались со следователем, не было такого, что я буду участвовать в суде, как свидетель. Он говорил, что Эрнес Аметов нечистый, поддерживает идеи Хизб ут-Тахрир и это есть на записи, но я ее не видел. Моя позиция, — что человек, который посещает мои уроки не может быть из Хизб ут-Тахрир, так как Хизб ут-Тахрир против ДУМК. Я свидетель того, что Аметов не причастен к этой организации, других сведений у меня не было».

Обвиняемые по делу Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир. Фото: Ґрати

«На собрании в мечети я предложил джамаату, который собрался там, чтобы эти 50 человек, которые собрались изучать ислам, продолжали изучать. На что предложили проводить по-очереди, один из уроков, чтобы проводил представитель муфтията. Приглашали посетить и меня, но я не приходил.

Всем известно, что мечети — открыты для всех. Никакого контроля нет, это общественное открытое место где каждый может совершить молитву. Кому было интересно, те посещали уроки, понравилось — продолжает, не понравилось — не посещает. Я не буду завидовать, что где-то больше было», — рассказывает свидетель.

«Спасибо что дали исчерпывающие ответы по поводу этих событий», — благодарит его Мустафаев.

Прокурор задает еще несколько вопросов о том, почему встречи в мечети одну неделю проводил имам ДУМК, а другую — кто-то из прихожан. «Мы сказали, что по закону России, каждое мероприятие должны проводить те, у кого есть корочка ДУМК. Но не помню чтобы они говорили причины почему не согласны».

«Я думаю, уже надо заканчивать со свидетелем и объявлять большой перерыв», — говорит в итоге судья и объявляет перерыв до 1 июня.