Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День шестой — допрос оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева

16 декабря
17:05 Заседание закончилось, а допрос Артыкбаева - нет
16:45 Мустафаев расспрашивает свидетеля о конфликте с Муфтиятом
16:10 Мустафаев спрашивает свидетеля о методах вербовки Хизб ут-Тахрир
15:40 Мустафаев продолжает допрос
15:05 «Моего деда судили по той же статье, что и моего сына»
14:30 Допрос ведет Сервер Мустафаев
14:10 Свидетеля допрашивает Эдем Смаилов
13:55 «Давайте тогда сразу вынесем приговор, и мы поедем в лагеря»
13:39 «Крымских татар 13 процентов. Как они могут захватить власть?»
13:31 Свидетеля допрашивает Марлен Асанов
13:20 Победа слушателей: им подключили монитор с трансляцией
11:50 Допрос о «речевой стратегии конспирации»
11:24 Допрос адвоката Алексея Ладина о конспиративных встречах в мечети
11:10 Оперативник Николай Артыкбаев: «Не помню, где и как Асанов вербовал Зекирьяева»
11:01 «Кяфир - негативный термин?». «На мой взгляд, да»
10:51 Допрос о методах вербовки, которые применял Сервер Зекирьяев
10:50 Адвокат Алексей Ладин спорит со свидетелем
10:21 «В литературе Хизб ут-Тахрир нет призывов ко взрывам и захвату заложников»
10:08 Адвокат Эмиль Курбединов начинает допрос свидетеля
09:43 Заседание начинается
09:19 Переживания матерей: «Они опять будут голодны. Нам ничего не разрешают передать»
09:01 Очередь у металлодетектора. Родственники активисты заходят в суд
08:35 Краткое содержание предыдущих заседаний
08:30 Что такое Хизб ут-Тахрир?
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День шестой — допрос оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева
«Бахчисарайская восьмерка» в суде, 4 декабря 2019 года. Фото: «Крымская солидарность»

В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами - фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран.

«Ґрати» продолжают онлайн-трансляцию судебных заседаний.

08:30
16 декабря
08:30
16 декабря
Что такое Хизб ут-Тахрир?

Верховный суд РФ запретил исламскую партию Хизб ут-Тахрир и признал ее террористической в 2003 году. В резолютивной части судебного решения, которое долгое время не публиковалось, не приводится ни одного примера террористической деятельности Хизб ут-Тахрир, однако утверждается, что деятельность партии представляет собой «воинствующую исламистскую пропаганду, сочетаемую с нетерпимостью к другим религиям; активную вербовку сторонников, целенаправленную работа по внесению раскола в общество (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением)».

Организация декларирует мирные методы распространения ислама  – с помощью личного примера и проповеди, и запрещает применение оружия. В Крыму с начала 2015 года уже 63 человека подверглись преследованиям по обвинению в принадлежности к партии.

В России осудили крымских мусульман. Снова

12 октября 2017 года после обысков сотрудниками Федеральной службы безопасности были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они жили в Бахчисарае и являлись активистами организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и Сервер Мустафаев – координатор «Крымской солидарности», были задержаны и арестованы позже – 22 мая 2018 года.

По версии ФСБ, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и считают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

08:35
16 декабря
08:35
16 декабря
Краткое содержание предыдущих заседаний

Суд на «восьмеркой» начался 15 ноября, прошло уже пять заседаний. На первом прокурор Евгений Колпиков зачитал обвинительное заключение. В соответствии с ним, Марлен Асанов «не позднее 18 ноября 2016 года» создал вместе с Беляловым и Ибрагимовым ячейку террористической организации Хизб ут-Тахрир. По версии следствия, они вовлекли туда Эрнеса Аметова, Сервера Зекирьяева, Сейрана Салиева, Сервера Мустафаева и Эдема Смаилова. Группа как минимум три раза проводила мероприятия («субхеты»). Их участники, как считает прокуратура, обсуждали тексты Хизб ут-Тахрир, признанные в России экстремистскими. Некоторые из них у обвиняемых нашли при обыске в квартирах в бумажном и электронном виде.

Потом подсудимые высказали позицию по поводу обвинений: все сказали, что не признают вину, и их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

На втором и третьем заседании адвокаты допрашивали своих подзащитных о том, как у них дома проходили обыски. Все жаловались на нарушения со стороны силовиков.

На следующих заседаниях прокурор и адвокаты допрашивали свидетеля обвинения — оперативника ФСБ Николая Артыкбаева. Это бывший сотрудник СБУ, который, по его словам, собирал сведения и следил за фигурантами дела и другими крымскими мусульманами с 2016 года.

В местах встреч крымских татар, в том числе в мечети Бахчисарая, ФСБ была установлена прослушка. Артыкбаев сказал на суде, что самостоятельно расшифровал одну из таких встреч с участием подсудимых, на слух определил кому принадлежат голоса на записи, и передал материалы для экспертизы в следственный отдел управления ФСБ по Крыму и Севастополю. Записи встреч, экспертизы и показания свидетелей, в том числе засекреченных, стали основанием для уголовного дела.

На прошлом заседании Артыкбаева допросили защитники Эдема Смаилова, Сейрана Салиева, Мемета Белялова и Сервера Мустафаева. Сегодня защита должна продолжить допрос того же свидетеля.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День пятый — продолжение допроса оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева

09:01
16 декабря
09:01
16 декабря
Очередь у металлодетектора. Родственники активисты заходят в суд

Из Крыма поддержать «восьмерку» приехало около 50 человек — в основном близкие родственники. У металлодетектора выстроилась большая очередь. Охрана требует у всех показать содержимое карманов и даже отпить воду из бутылок.

Из адвокатов в Ростов приехала только Лиля Гемеджи. Остальные защитники собираются участвовать в заседании по видео-связи из зала Крымского гарнизонного военного суда. На предыдущих заседаниях суд разрешил им это с условием, что в Ростове в зале будут находиться адвокаты по назначению.

В здание суда запустили только 30 слушателей, ссылаясь на то, что больше не вмещает зал. Около 20 человек осталось ждать на улице, они планируют меняться во время перерывов. Те, кто зашли внутрь, ждут начала заседания в коридоре.

— Это не суд, а судилище, — жалуется чей-то мужской голос из толпы. — Убийц сажают на 8 лет, а людей, у которых 13 детей, сажают на 18 лет.

09:19
16 декабря
09:19
16 декабря
Переживания матерей: «Они опять будут голодны. Нам ничего не разрешают передать»

Во время ожидания в коридоре матери Сейрана Салиева и Сервера Мустафаева признаются, что волнуются.

«Мы нервничает, беспокоимся. Ждем встречи, их улыбки, хотя они за стеклом. Очень переживаем, что они опять будут голодны. Нам самим ничего не разрешают дать, а сами им ничего не дают», — переживают женщины.

Зодие Салиева и Венера Мустафаева жалуются на порядок проведения свиданий в СИЗО. На одного арестанта дают всего два свидания в месяц, из-за чего все желающие родственники не могут повидать близких.

«Все любят и уважают наших ребят, и столько людей из Крыма приехали поддержать и еще приедут! — гордится сыном мать Тимура Ибрагимова. — Конечно, то, что люди приезжают, говорит о том, что про наших сыновей не забыли. Благодаря этому они воодушевляются и не падают духом».

09:43
16 декабря
09:43
16 декабря
Заседание начинается

В зал запускают слушателей. Обвиняемые уже внутри: улыбаются из аквариума и машут руками родственникам. Все, кто заходит внутрь, приветствует восьмерку по-крымскотатарски: селям алейкум.

Слушатели поздравляют отца 13-ти детей Сервера Зекирьяева: его старшая дочь вышла замуж. Конвой недоволен и просит слушателей не разговаривать.

Идет трансляция из Крымского гарнизонного суда: из колонок доносится шум.

В зал наконец-то заходит судейская коллегия во главе с председательствующим Ризваном Зубаировым.

— Продолжается заседание по делу… Тишина в зале, я попросил! — говорит он.

10:08
16 декабря
10:08
16 декабря
Адвокат Эмиль Курбединов начинает допрос свидетеля

Прошлое заседание закончилось тем, что судья прервал посреди допроса адвокатку Лилю Гимеджи, которая защищает Сервера Мустафаева. Это произошло, когда она попыталась узнать у свидетеля Артыкбаева личности его информаторов среди прихожан мечети и хотела показать фотографии возможных “доносителей”.

Судья Зубаиров запретил Гемеджи показывать фотографии, и сказал, чтобы она письменно оформила соответствующее ходатайство. После этого был объявлен перерыв.

Сегодня Лиля Гемеджи собирается защищать не только Мустафаева, но и Салиева и Ибрагимова. Судья Зубаиров спрашивает мнение сторон по этому поводу. Возражений нет.

— Хорошо, — весело протягивает председательствующий.

Адвокатка Лиля Гемеджи. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Видео-трансляция из Крымского гарнизонного суда доступна только судьям и сторонам процесса, монитора для слушателей нет. Родственники подсудимых недовольны.

— Что это за отношение? — шепчет мать Сервера Мустафаева. — Знали ведь, что будет заседание суда. Люди специально приехали, чтобы слушать, а мы сейчас не будем видеть.

Судья Зубаиров просит коллег из Крыма подтвердить личность свидетеля, те подтверждают, начинается допрос. Вопросы задает адвокат Эмиль Курбединов, защищающий Марлена Асанова.

— В чем заключались действия моего подсудимого, связанные с Хизб ут-Тахрир?

— Данная организация занимается на первом этапе привлечением лиц для построения халифата. На втором — их идеологической обработкой, на третьем — подготовкой к свержению конституционного строя. Всем этим как раз занимался Асанов. Эти противоправные действия планировались этим человеком.

10:21
16 декабря
10:21
16 декабря
«В литературе Хизб ут-Тахрир нет призывов ко взрывам и захвату заложников»

На прошлых заседания оперуполномоченный Артыкбаев говорил, что подсудимые конфликтовали с местными представителями Духовного управления мусульман. По его словам, поводом для конфликта было то, что имам, представляющий Муфтият, призывал прихожан не участвовать в деятельности Хизб ут-Тахрир.

— Конфликты прихожан в мечети являются террористической деятельностью? — спрашивает адвокат Курбединов у свидетеля.

— Нет.

— Вы лично изымали литературу Хизб ут-Тахрир, которая содержала вопросы проведения террористических актов?

— Да, много литературы.

— В этой литературе были призывы к поджогу зданий, захвату заложников, взрывах?

— Нет. Ничего по поводу поджога и захвата заложников не было.

На предыдущих допросах свидетель также говорил о том, что подсудимые занимались вербовкой военных для подготовки переворота. Адвокат Курбединов спрашивает, вербовал ли военных лично его клиент — Марлен Асенов.

— Ввиду того, что проводились ОРМ (оперативно-розыскные мероприятия — Ґ ), я этого не могу разглашать. Это государственная тайна, — отвечает оперативник.

10:50
16 декабря
10:50
16 декабря
Адвокат Алексей Ладин спорит со свидетелем

Судья передает слово адвокату Алексею Ладину, который защищает Сервера Зекирьяева. При этом он путает его фамилию, называя защитника «Ландин».

— Готовился ли Зекирьяев к насильственному удержанию власти в нарушение Конституции Российской Федерации?

Свидетель молчит.

— Если вам об этом ничего неизвестно, вы об этом можете так и сказать. Или если вы не помните…

— Я сказал: все данные, которые мне были известны, я уже дал.

— А тогда смысл в допросе, если все данные вам уже известны? — возмущается Ладин. — Я задаю вам конкретный вопрос…

Судья не дает адвокату закончить фразу.

— Так, не спорьте друг с другом, защитник! Если вас что-то не устраивает, вы можете обратиться к суду, суд отреагирует.

Ладин просит судью проинструктировать свидетеля: «если он не помнит или не знает, пусть говорит, что не помнит или не знает».

— Известно ли вам что-то о действиях Зекирьяева, направленных на насильственное удержание власти в нарушение Конституции Российской Федерации? — повторяет вопрос Ладин.

— Я не помню.

— Известно ли вам что-либо о действиях Зекирьяева, направленных на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации.

— Я не помню.

— Зачем тогда пришел? — не выдерживает кто-то из женщин в зале.

10:51
16 декабря
10:51
16 декабря
Допрос о методах вербовки, которые применял Сервер Зекирьяев

Сервер Зекирьяев. Фото: Ґрати

— Какими методами Зекирьяев пользовался при вербовке? — продолжает допрос Ладин.

— Он пользовался методами, идентичными остальным участникам Хизб ут-Тахрир, — отвечает свидетель.

— Назовите конкретные действия. Я пытаюсь понять, какие из них отображены в ОРМ (оперативных розыскных мероприятиях — Ґ), которые вы нам предоставили.

— Осуществлял подбор людей, у которых есть какая-то заинтересовать. Подбирал лица разнообразными методами. Возможно, это близкие родственники, соседи, которые совместно посещали в мечеть. В дальнейшем заходила речь об их участии в организации.

— Конкретизируйте, о ком идет речь, — продолжает допрос адвокат Ладин.

— Я это для примера сказал, — пытается выкрутиться свидетель.

— Мы в суде не для примеров! Конкретно назовите, — требует Ладин, но его снова перебивает судья.

— Защитник, вы чересчур активно допрашиваете свидетеля. Задавайте вопросы не параллельно со свидетелем, мы не успеваем писать в протокол.

11:01
16 декабря
11:01
16 декабря
«Кяфир - негативный термин?». «На мой взгляд, да»

— Хранил ли Зекирьяев по месту жительства материалы террористического характера? — продолжает допрос Ладин.

— Я не проводил обыск, это делал следователь, — говорит свидетель.

— Проявлял ли Зекирьяев негативное отношение к представителям других национальностей?

— Все в материалах уголовного дела, я не помню, как Зекирьяев кого называл.

— Что такое кяфир (понятие в исламе, которым обозначаются неверующие или представители другой религии — Ґ )? Этот термин носит негативный оттенок?

— На мой взгляд, да.

— Откуда вам известен этот термин?

— Информация в том числе о том, что это за термин, используются ли он членами Хизб ут-Тахрир, получена оперативным путем. Вся информация имеется в материалах уголовного дела.

Адвокат настаивает, что в материалах уголовного дела этого нет, и указывает на это судье.

11:10
16 декабря
11:10
16 декабря
Оперативник Николай Артыкбаев: «Не помню, где и как Асанов вербовал Зекирьяева»

К допросу оперативника ФСБ по поводу деятельности Зекирьяева подключается адвокат Эмиль Курбединов. Он поочередно задает вопросы свидетелю вместе с Алексеем Ладиным.

— Имеется ли у вас информация, кто привлек Зекирьяева в организацию Хизб ут-Тахрир?

— Это мной не установлено.

— Есть ли у вас информация, что он принимал присягу?

— Зекирьяев более десяти лет в организации. У меня не было возможности вернуться на десять лет назад и задокументировать этот момент, — отвечает Артыкрбаев.

— Проводилась ли вами или еще кем-то ОРМ (оперативно-розыскные мероприятия — Ґ) в отношении Зекирьяева?

— Нет, только в отношении Асанова.

— На протяжении какого периода, где, когда как и при каких обстоятельствах Асанов формировал у Зекирьяева устойчивую идеологическую зависимость Хизб ут-Тахрир?

— Я уже ранее пояснял, что в данном уголовном деле в течение десяти лет эти лица участвуют в мероприятиях, интересуются литературой Хизб ут-Тахрир, формируется зависимость от этой организации.

— В каких местах более десяти лет Асанов формировал у Зекирьяева такую зависимость?

— В частных домах.

— В каких?

— Уже не помню.

— Как именно Асанов формировал идеологическую зависимость у Зекирьяева?

— Как – я уже говорил. Были постоянные встречи, на которых они общались. Три таких встречи были задокументированы.

11:24
16 декабря
11:24
16 декабря
Допрос адвоката Алексея Ладина о конспиративных встречах в мечети

— По версии следствия, Хизб ут-Тахрир планирует в Крыму построение Халифата. Где это задокументировано, в каких документах? — продолжает допрос адвокат Ладин.

— Сейчас не могу сказать.

Адвокат спрашивает, располагает ли оперативник документами, которые подтверждают, что Зекирьяев распространял среди мусульман материалы, подстрекающие к экстремистской деятельности. Артыкрбаев отвечает утвердительно. Говорит, что экспертиза подтвердила факт такого подстрекательства в речах Зекирьяева на собраниях.

— В чем состоит высокая организованность ячейки, в которой состоял Зекирьяев? — интересуется Ладин у свидетеля.

— Занятия проходили в конспирации. Лица не распространялись, что являются членами организации. Была иерархия, в соответствии с которой один член организации должен подчиняться другим членам организации.

Ладин спрашивает у оперативника, пытался ли лично Зекирьяев вербовать в Хизб ут-Тахрир кого-то из военнослужащих.

— Не могу, к сожалению, сказать. Зекирьяев подыскивал военнослужащих, но назвать лица не могу.

Следующий блок вопросов — о сухбете (общении верующих мусульман — Ґ) в мечети, который был записан оперативниками через прослушку. Материалы этих встреч — это ключевое доказательство, которое, по версии обвинения, подтверждает, что подсудимые состояли в Хизб ут-Тахрир. Ранее Артыкбаев говорил, что сделал стенограмму одного из сухбетов.

— Закрывались ли двери в мечети на время проведения мероприятия, которое вами задокументировано?

— Да, были закрыты.

— Уточню: на ключ?

— Не располагаю такой информацией.

— Выставлялась ли охрана в период проведения этого мероприятиях и ему подобных?

— Нет, насколько я помню.

— Ранее вы пояснили, что встречи проводились в строжайшей конспирации. Но на одну из таких встреч пришел имам. Как он смог зайти?

— Он пришел один раз, хотел зайти узнать, что там происходит.

11:50
16 декабря
11:50
16 декабря
Допрос о «речевой стратегии конспирации»

В обвинительном заключении говорится, что на собраниях члены Хизб ут-Тахрир использовали «речевую стратегию конспирации». Адвокат Ладин спрашивает у свидетеля, в чем это проявлялось в поведении Зекирьяева.

— В речи Зекирьяев пытался избегать слов, которые используются Хизб ут-Тахрир, такие как халакат (собрания верующих мусульман — Ґ), Хизб ут-Тахрир и другие, — отвечает свидетель.

— Как тогда участники встреч понимали, что находятся на собраниях Хизб ут-Тахрир?

— Это задокументировано в показаниях.

Защитник спрашивает у оперативника о том, знает ли он что-то ячейках Хизб ут-Тахрир за пределами полуострова или владеет информацией только о крымских отделениях организации. Артыкрбаев говорит, что только о крымских. Он сообщает, что, по оперативной информации, подсудимые Салиев и Мустафаев встречались с местным представителями Хизб ут-Тахрир в Украине. Асанов, по его словам, также выезжал в Турцию, но оперативники не знают, с кем он там встречался.

Судья прерывает допрос и объявляет перерыв до 14.10 (13.10 по Киеву). До того, как покинуть зал, он объявляет, что фотосъемка в зале сегодня запрещена.

13:20
16 декабря
13:20
16 декабря
Победа слушателей: им подключили монитор с трансляцией

После перерыва среди слушателей происходит ротация. Часть родственников подсудимых уступают места тем, кого не пустили в зал с утра. «Селям алейкум» — приветствует подсудимых каждый, кто заходит в зал.

— Нормально доехали? — справляется из аквариума Тимур Ибрагимов.

Родственники говорят, что нормально. Все улыбаются.

— А трансляцию сегодня включат? — звучит вопрос из зала.

Конвоир мотает головой.

Пара мест в зале остались свободными. Родственники подсудимых просят пустить еще слушателей, но конвоиры отказывают. В зале поднял гул.

— По закону максимальное количество мест должно предоставляться! — кричит кто-то.

— А они без закона работают! — подхватывает другой слушатель.

— Монитор включите!

Сотрудники суда сдаются и включает трансляцию на мониторе, направленном к слушателям.

13:31
16 декабря
13:31
16 декабря
Свидетеля допрашивает Марлен Асанов

Теперь свидетеля Артыкбаева допрашивают подсудимые. Слово предоставляется Марлену Асанову.

— Где доказательства, что я выезжал на территории Украины, чтобы получить финансирование?

— Никто этого не говорил. Я говорил, что вы выезжали в Турцию.

— Где доказательства, что в Турцию?

— Информация была получена оперативным путем и допросом свидетелей.

— От пограничников имеются справки?

— Не предоставляли данную информацию. Но ее можно предоставить.

— Каким образом мы хотели свергнуть власть в Крыму, как это сделали российские власти?

Судья снимает вопрос. Асанов задает следующий.

— Обнаружили ли у меня и других подозреваемых оружие и боеприпасы?

— Нет.

— Можно ли захватить власть насильственным путем без оружия и боеприпасов?

Судья снова снимает вопрос.

— Ваши оценочные суждения здесь не нужны, — делает замечание председательствующий Зубаиров.

— Вы работали в правоохранительных органах Украины? — спрашивает Асанов, зная, что до 2014 года свидетель был сотрудником СБУ.

Судья снимает и этот вопрос.

— Искали ли мы для захвата власти оружие?

— Не располагаю такой информацией.

— Обучение исламу в мечети является террористической деятельностью?

Судья снимает вопрос, говорит, что он не имеет отношения к делу.

— Каким образом можно провести в мечети конспиративное собрание, если вход на него свободный?

Судя снимает и этот вопрос. По его словам, свидетель уже на него отвечал.

13:39
16 декабря
13:39
16 декабря
«Крымских татар 13 процентов. Как они могут захватить власть?»

Марлен Асанов. Фото: Ґрати

— Численность крымских татар в Крыму около 13-ти процентов, это триста тысяч человек
Как можно захватить власть с таким количеством людей? — продолжает допрос Асанов.

— Вопрос снимается, — в очередной раз говорит судья Зубаиров. — Свидетель не может комментировать такие вопросы.

— Оказывалось ли давление на свидетелей во время допросов? — спрашивает Асанов.

— Нет.

— Есть ли гражданство Российской Федерации у скрытых свидетелей?

— Вопрос снимается, это может раскрыть личность скрытых свидетелей, — говорит председательствующий.

— Привлекался ли кто-то из скрытых свидетелей к уголовной ответственности?

— Вопрос снимается по тем же основаниям, — повторяет судья.

— Мне больше нечего сказать, — говорит Асанов.

13:55
16 декабря
13:55
16 декабря
«Давайте тогда сразу вынесем приговор, и мы поедем в лагеря»

Судья передает слово Мемету Белялову, но он пропускает очередь, говорит, что хочет высказаться позже. Вопросы задает Тимур Ибрагимов.

— Есть ли хоть один документ, фиксирующий, что мы вербовали военных? Время, место, конкретные лица?

— Указанная информация была оглашена ранее.

— Какие именно военные были подвержены вербовке? Российские или украинские? — уточняет Ибрагимов.

— Как я уже ранее говорил, я не имею права распространять информацию по этому поводу.

— Какого рода войска…

— Вопрос снимается, — встревает судья. — Свидетель ответил на него мотивированно.

— Но вы не выслушали вопрос! — возражает Ибрагимов. — Я имел ввиду, какого рода войска: морские…

— Суд понял вопрос, он снят.

— Были ли случаи, когда я, Ибрагимов, вербовал военных?

— Как я уже ранее говорил, подобной информацией я располагаю только в отношении Зекирьяева и Асанова.

— В чем проявлялись мои антироссийские настроения в общении с населением? С кем я общался, и к чему склонял население? — спрашивает Ибрагимов.

— В ходе проведения расследования было задокументировано, что общая направленность данных мероприятий является антироссийской и направлена на свержение конституционного строя, — отвечает Артыкбаев.

— А в чем проявляется антироссийское настроение сухбета (общения в мечети — Ґ)?

— Я не специалист, анализ этой беседы проводили эксперты.

— Эти люди компетентны проводить такое исследование? Обладают ли она знаниями в области теологии?

— Да.

— При общении с людьми я ссылался на литературу Хизб ут-Тахрир?

— Не располагаю такими данными.

— Хочу сделать замечание! — заявляет Ибрагимов. — Мы пришли подготовившись, а он ничем не оперирует, он ничего в отношении меня не помнит!

— Вы задавайте вопросы, а суд оценит. — говорит председательствующий.

Слово берет Эрнес Аметов и задает еще ряд вопросов о собрании в мечети. Спрашивает, как его участник мог понять, что он совершает противоправное деяние. Оперативник отвечает, что неосведомленные об этом люди на собрания не допускались.

— Являются ли членами партии Хизб ут-Тахрир люди, использующие термины «халифат» (у мусульман — арабо-исламского государство, созданное пророком Мухаммедом — Ґ), «намаз» (пятикратная молитва — Ґ), «хадж» (паломничество в Мекку — Ґ)?

— Каждый мусульманин их использует.

— Как вы отличаете обычного мусульманина от приверженца Хизб ут-Тахрир, если и тот, и тот используют в своей лексике эти слова?

— Я понял вас… Помимо лексики, они читают литературу Хизб ут-Тахрир и проводят лекции.

Аметов спрашивает у свидетеля, является ли критика действующей власти экстремизмом. Артыкбаев отвечает, что не является, но занятия Хизб ут-Тахрир, согласно экспертизе, являются.

— Какие деяния на сухбете я совершил, чтобы получить 205.5 (статья Уголовного кодекса «терроризм» — Ґ)?

— Вопрос снимается. Вы получали обвинительное заключение? — говорит судья.

— Давайте тогда сразу вынесем приговор, и мы поедем в лагеря! — встревает подсудимый Белялов.

— Предупреждение Белялову за нарушение регламента!

Исправлено 14:30. Вопросы о собрании в мечети задавал Эрнес Аметов. Вначале ошибочно было указано, что это Ибрагимов.

14:10
16 декабря
14:10
16 декабря
Свидетеля допрашивает Эдем Смаилов

Теперь вопросы свидетелю задает Эдем Смаилов.

— Скажите, свидетель, можете ли вы назвать обработанных, как вы сказали, мною людей?

Артыкбаев что-то сказал, но из помех не было слышно, что.

— Он ответил или нет? — уточняет Смаилов.

— Ответьте еще раз, — просит судья.

— Лица не установлены, — говорит оперативник.

— На основе чего вы говорите, что они были мной обработаны?

— На основе ОРМ.

— Он не ответил на вопрос, — жалуется подсудимый.

— Ответил, — не соглашается судья

— Я специально прислоняюсь (к проему в «аквариуме» — Ґ), чтобы его лучше слышать. Тут все-таки моя судьба решается.

Дальше Смаилов спрашивает, были ли у него конфликты с прихожанами из мечети, по версии свидетеля, и если были, то когда, и с кем конкретно. Артыкбаев говорит, что «такими данными не располагает».

— Хранил ли я а доме оружие и инструкции, обучающие военному делу?

— Я у вас обыски не проводил.

— Занимался ли я созданием вооруженных групп?

— Такими данными не располагаю

Эдем Смаилов. Фото: Ґрати

14:30
16 декабря
14:30
16 декабря
Допрос ведет Сервер Мустафаев

Слово для допроса свидетеля предоставляется Серверу Мустафаеву. На предыдущих заседаниях он жаловался, что при обыске у него дома силовики сломали руку его отцу. Кроме того, по словам Мустафаева, в ходе следственных действий один из сотрудников ФСБ сказал ему: «По поводу депортации, будьте благодарны, что вас депортировали, а иначе вас в Крыму бы убили как предателей». Одним из силовиков, присутствующих при обыске у Мустафаева, был Артыкбаев.

— Имеются ли у вас данные о хранении у меня дома оружия, запрещенных вещей? — спрашивает обвиняемый.

— Сказать не могу, оружие не было найдено. Я не помню сейчас, была обнаружена литература, но какая — не знаю.

— Причастны ли вы к травмам моего отца?

— Вашего отца никто не трогал.

— Известно ли вам о словесной перепалке? О том, что сотрудники в масках утешали меня тем, что в 1944 году мой народ депортировали, и меня и мой народ это спасло?

— Нет, неизвестно.

Мустафаев спрашивает Артыкбаева, прибегал ли он к незаконным действиям при проведении оперативных мероприятий. Свидетель говорит, что не приходилось.

— Считаете ли вы психологическое и физическое давление в отношении человека оправдывающими достижение цели?

— Вопрос снят, — говорит судья.

— Изменяли ли вы присяге? — спрашивает Мустафаев, но председательствующий снова снимает вопрос.

15:05
16 декабря
15:05
16 декабря
«Моего деда судили по той же статье, что и моего сына»

Судья прервал Мустафаева и объявил перерыв 10 минут. Конвоиры вывели всех из зала.

В коридоре мать Сейрана Салиева — ветеранка крымскотатарского национального движения Зодие Салиева жалуется: «Моего деда судили по той же статье, что и моего сына. За свержение власти. Он говорил: «Вы у меня все отобрали, я к вам в колхоз не пойду». Вот его за это и судили».

15:40
16 декабря
15:40
16 декабря
Мустафаев продолжает допрос

Перерыв подошел к концу. Слушатели вернулись в зал. Слово для допроса свидетеля снова берет Сервер Мустафаев.

— Правильно ли я вас понял: для того чтобы свергнуть власть необходимо, чтобы большинство населения страны или региона исповедовало ислам? — обращается он к свидетелю.

Судья снимает вопрос.

— Каково процентное отношение мусульман РФ к немусульманам?

Судья Зубаиров тяжело вздыхает и снова снимает вопрос.

— Является ли крымскотатарский народ угрозой для РФ?

— Суд предупреждает вас о недопустимости злоупотребления своим правом! — взрывается судья.

На прошлых заседаниях свидетель Артыкбаев говорил, что, согласно учению Хизб ут-Тахрир, организация собирается свергнуть власть в три этапа. В интерпретации оперативника ФСБ, первый состоит в вербовке и обучении сторонников, второй — в донесении «правильного понимания ислама» до населения, а третий — в «джихаде» и непосредственном захвате власти.

— Этапы Хизб ут-Тахрир, описанные вами, это трактовка в понимании кого-то? — уточняет у свидетеля Сервер Мустафаев.

— В литературе описываются данные этапы, и об этом говорили бывшие члены Хизб ут-Тахрира

— Проверяли ли вы, сходятся эти показания свидетелей по поводу этапов с книгами?

— Да, сходятся.

— Какой срок нахождения свидетелей в рядах Хизб ут-Тахрир: до 2 лет, свыше 2 лет? Спрашиваю, чтобы понимать их уровень познаний.

— Этот вопрос снимается, потому что ответ может раскрыть данные о засекреченных свидетелях, — говорит судья.

Мустафаев спрашивает, есть ли у оперативника справки о вменяемости свидетелей. Он говорит, что это устанавливалось.

— Как было установлено? — уточняет Мустафаев.

— Суд снимает вопрос, — говорит председательствующий.

— Я хочу знать! — спорит Мустафаев. — Меня, например, в психиатрическую клинику засунули, чтобы убедиться. (он имеет ввиду, что его следователь без его согласия отправил на проведение психиатрической экспертизы).

 

16:10
16 декабря
16:10
16 декабря
Мустафаев спрашивает свидетеля о методах вербовки Хизб ут-Тахрир

Сервер Мустафаев возвращается к теме «трех этапов» захвата власти Хизб ут-Тахрир. Спрашивает у свидетеля, что, по его мнению, входит в первый «вербовочный» период.

— Это период изучения человека, когда человек, которого подбирает Хизб ут-Тахрир, должен увидеться с членами организации. Они должны убедиться, что он не предаст, что он не подослан спецслужбами. Это период во время которого они убеждаются, что этому человеку можно доверять, — отвечает оперативник.

Мустафаев спрашивает, какие именно категории населения, по версии свидетеля, принято вербовать у членов Хизб ут-Тахрир. Подсудимый также уточняет у свидетеля, к какой категории относился он сам, когда вербовали его.

— Я не располагаю такой информацией, так как прошло 10 лет (с момента вступления Мустафаева в Хизб ут-Тахрир — Ґ), — отвечает свидетель.

До этого судья снимал вопросы подсудимых, если они касались событий 2014 года, поскольку они не имеют отношения к делу. Мустафаев и другие обвиняемые жалуются, что когда свидетель говорит о событиях того периода, председательствующий не делает ему замечаний.

— Оценку всех показаний суд будет давать в совещательной комнате, — отвечает на критику судья Зубаиров.

Мустафаев просит внести протокол «пункт о применении пыток». Так он просит расценить то, что подсудимые еще не обедали и не успеют приехать к ужину, так как заседание затянулось.

16:45
16 декабря
16:45
16 декабря
Мустафаев расспрашивает свидетеля о конфликте с Муфтиятом

Идет уже восьмой час допроса Артыкбаева. Очередной вопрос Мустафаева касается конфликта, который, по словам свидетеля, произошел между подсудимыми и представителями Духовного управления мусульман Крыму (ДУМК).

— Опрашивали ли прихожан мечети об их информированности о конфликте, который якобы произошел между мной, другими фигурантами и ДУМК.

— Как я уже ранее сказал, данная информация была получена негласным путем в ходе ОРМ.

— Какая информация? — уточняет Мустафаев.

— Ответ получен, следующий вопрос, — требует судья.

— На протяжении трех-четырех лет эти мероприятия (беседы об исламе с участием подсудимых — Ґ ) проходили в мечети. Почему только сейчас на них отреагировали и пресекли?

— Вопрос ко мне? Я не уполномочен ответить почему вас сейчас задержали, — отвечает Артыкбаев.

Судья Зубаиров снова объявляет короткий перерыв.

17:05
16 декабря
17:05
16 декабря
Заседание закончилось, а допрос Артыкбаева - нет

В перерыве подсудимые стали петь народные песни. Спустя пять минут судья вернулся, но сразу закрыл заседание.

— Не успели завершить допрос свидетеля в очередной раз. Много вопросов к вам, Артыкбаев. Завтра в 9 часов мы вас снова ждем, — обратился к оперативнику судья.

В чем был смысл перерыва, никто не понял. Заседание подходит к концу, слушатели покидают зал.

517 ув
517

ув'язнених померли в українських місцях неволі в минулому році

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги «Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

«Скільки пасажирів побито, скільки провідників порізано»

Начальник поїзда про кишенькових злодіїв, дебоширів і повернення поліції в потяги

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов