Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День шестнадцатый — изучение письменных доказательств

07 февраля
16:02 Прокурор читает переписку общения до аннексии. Судья предупреждает, что на следующем заседании не все смогут попасть в маленький зал
12:22 Прокурор зачитывает переписку обвиняемых в ВКонтакте. Следствие вырвало из нее отдельные куски
10:21 Начало заседания задерживается на час. Прокурор продолжает изучать письменные материалы дела
09:42 Коротко о деле и предыдущих заседаниях
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День шестнадцатый — изучение письменных доказательств
Обыск в домах крымских татар. Февраль 2017 года. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами – фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран. «Ґрати» продолжают вести онлайн судебных заседаний процесса.
09:42
07 февраля
09:42
07 февраля
Коротко о деле и предыдущих заседаниях

12 октября 2017 года сотрудниками Федеральной службы безопасности РФ были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они участники организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев были задержаны и арестованы позже – 22 мая 2018 года.

По версии следствия, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в 2003 году в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и утверждают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День пятнадцатый — продление ареста и изучение письменных доказательств

На протяжении двенадцати заседаний суд допрашивал основного свидетеля обвинения — оперуполномоченного ФСБ, бывшего сотрудника СБУ, Николая Артыкбаева. На последнем заседании прокурор представлял письменные доказательства по делу — в основном, протоколы обысков и списки изъятых вещей и книг. Кроме того, суд продлил арест всем обвиняемым на 3 месяца до 13 мая.

10:21
07 февраля
10:21
07 февраля
Начало заседания задерживается на час. Прокурор продолжает изучать письменные материалы дела

Начало судебного заседания задерживается уже почти на час. По словам секретаря, подсудимых уже привезли из СИЗО, но в зал не заводят. В Ростов-на-Дону приехали адвокаты Айдер Азаматов, Эдем Семедляев и Лиля Гемеджи. По видео-связи из Крымского гарнизонного суда планируют принять участие Алексей Ладин, Эмиль Курбединов и Назим Шейхмамбетов.

В это время на табло в коридоре суда напротив расписания с заседанием по делу «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир» уже почти час светится надпись «слушается».

Наконец всех запускают в зал, через некоторое время приходят судьи. Адвокат Айдер Азаматов просит закончить сегодня на час раньше, чтобы успеть на самолет. Суд решил рассмотреть ходатайство позже.

Эрнес Аметов из «аквариума» спрашивает, будет ли у подсудимых возможность высказаться по поводу показаний оперуполномоченного ФСБ, бывшего сотрудника СБУ Николая Артыкбаева. Его допрашивали на протяжении 12 заседаний и для обвинения он является основным свидетелем.

«Вам будет предоставлена такая возможность. Вы общаетесь между собой, слушать надо», — отвечает судья Ризван Зубаиров. «Пока свежи в памяти показания, Ваша честь…» — просит адвокат Эдем Семедляев. «Много говорим не о том, ребята, вот вы просите отпустить в пять часов, вы же знаете что процесс ещё не закончился», — отвечает судья.

Прокурор просит 18 том дела для изучения письменных материалов.

12:22
07 февраля
12:22
07 февраля
Прокурор зачитывает переписку обвиняемых в ВКонтакте. Следствие вырвало из нее отдельные куски

Прокурор начинает с протокола осмотра изъятого при обыске у Сейрана Салиева. Это несколько оптических дисков, на которых следствие записало найденные на  компьютере Салиева папки и отдельные файлы. По большей части, следствие интересовали религиозные тексты, как имеющие  отношение к Хизб ут-Тахрир, так и нет.

 

Кроме того, прокурор зачитывает переписку Салиева с разными лицам в ВКонтакте. Некоторые фразы написаны латиницей, прокурор с трудом их воспроизводит. Особенно обращает внимание на просьбу собеседника Салиева прислать ему книгу о воспитании детей — в ответ  получает брошюру «Основы программы обучения в исламском государстве».

Прокурор зачитывает переписки Салиева. В одном из них, обсуждая геополитическое влияние России и США, собеседники соглашаются с критикой Владимира Путина. «Путин из-за своих националистических идей нажил себе проблем», — читает прокурор.

Спустя всего несколько диалогов, судья объявляет перерыв на обед. Рабочего времени в заседании почти не остается.

Во время перерыва родственники и адвокаты обсуждают результаты медобследования Сервера Зекирьяева, у которого на шее возникли большие припухлости. Он подозревал, что так воспалились лимфоузлы, но после УЗИ ему сказали, что это скопилась жировая ткань. Родственники диагнозу не доверяют.

Супруга Марлена Асанова возмущается, что следствие вырывает из переписки обвиняемых необходимые куски без учета контекста всего общения.

16:02
07 февраля
16:02
07 февраля
Прокурор читает переписку общения до аннексии. Судья предупреждает, что на следующем заседании не все смогут попасть в маленький зал

После перерыва родственники подсудимых через адвоката пытаются узнать, что им прислать в передачке. «Колбасу не «Царицыно»,  — передает им адвокат Семедляев. Но конвой даже такое общение не устраивает и они просят родственников отойти.

Зекирьяев обсуждает с адвокатом  Алексеем Ладиным, как ему получить результаты анализов медобследования.

Судьи заходят в зал и заседание продолжается. Несколько адвокатов по назначению не вернулись с перерыва, Лиля Гемеджи представляет интересы сразу нескольких подсудимых.

Прокурор продолжает читать материалы из 18 тома. В основном — расшифровку переписки Сейрана Салиева в социальных сетях. В одной из них Салиев обсуждает новости о поиске диверсантов — в результате перестрелки летом 2016 года в районе админграницы погибли двое российских военнослужащих, ФСБ заявила о проникновении украинской диверсионной группы на полуостров.

Сейран Салиев. Фото: «Крымская солидарность»

Прокурор монотонно читает, упоминает в переписке Майка Тайсона. Суд его прерывает — подсудимые в «аквариуме» разговаривают друг с другом. Зубаиров делает им замечание.

«Извините, там такой текст про Майка Тайсона», — отвечает ему Марлен Асанов. «Вы слушайте, вам ещё от этого отбиваться», — говорит ему судья. В зале смеются.

В других переписках Салиев обсуждает митинг крымскотатарских и украинских активистов, организованный Меджлисом 27 февраля 2014 года; отношения России и США в вопросе захвата Крыма.

«Приезжайте в Крым, у нас тут власть снесли», — пишет Салиев своему собеседнику. «Здесь в принципе не матерно, но «писец» написано», — говорит прокурор. Обсуждая аннексию Крыма, в переписке говорят о сговоре между Россией и США для захвата полуострова. «… смотрю, крепят вас на острове федералы…», — пишет Салиеву некий «Вася Матола».

Жёны подсудимых тихонько переговариваются между собой о том, что переводчик Салединов разложил перед собой блокнот, делая вид что читает, но начал засыпать под монотонную речь прокурора, голова опускается всё ниже и ниже. Достигнув нижней точки он поднимает голову и всё повторяется.

Когда прокурор начинает читать переписку за 2012 год, адвокат Эдем Семедляев протестует.  «Прокурор представляет доказательства», — объясняет судья. «Просто, когда сторона защиты будет представлять доказательства, прокурор будет заявлять возражения в каждом случае», — отвечает ему адвокат. Сервер Мустафаев его поддерживает.

Прокурор вновь читает переписку до 2014 года. В какой-то момент он начинает читать крымскотатарские слова. Семедляев обращается к суду и предлагает переводить речь прокурора, раз он не читает по-русски, вопреки статье 10 Уголовно-процессуального кодекса.

— Крымскотатарский понимаете? — спрашивает судья.
— Понимаю, — отвечает Семедляев.
— Суд тоже понимает, —  улыбается судья Зубаиров. И требует не перебивать прокурора.

Прокурор читает переписку за 2013 год, где упоминается Хизб ут-Тахрир.

Судья спрашивает его, сколько времени может занять чтение документов. «Я не знаю, сколько суток!» — отвечает гособвинитель. Судья предлагает ему запомнить, на какой странице он остановился, чтобы продолжить в следующий раз.

Прокурор сам заявляет ходатайство об отбытии адвокатов, которым нужно успеть на самолёт.

Перед окончанием заседания судья  оглашает результаты психиатрического обследования свидетеля обвинения, оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева. Ранее защита просила вынести ему частное определение и намекала на проблемы со здоровьем из-за постоянной забывчивости свидетеля — на большинство вопросов он не мог ответить, сославшись на память.

«Оснований для вынесения частного определения не имеется. Суд принял решение отказать, посколько вынесение частного определения является правом суда, а суд не усматривает необходимости его вынесения», — несколько запутанно поясняет судья.

Судья приобщает к материалам дела письменные возражения адвоката Эмиля Курбединова на действия председательствующего судьи —  из накопилось не  мало. Защита утверждает, что судья создал такие условия для свидетеля Артыкбаева, которые позволили ему избегать ответов на вопросы  адвокатов и подсудимых.

Слушатели в зале суда. Фото: «Крымская солидарность»

Следующее заседание, — сообщает судья. — пройдет в маленьком зале,  где явно не смогут все поместиться. Адвокат Семедляев предлагает вести видеотрансляцию заседания в коридор суда. «Какой-то жене сказать приезжать, какой-то не приезжать, мы так не можем», — объясняет он суду.  Адвокат Алексей Ладин поддерживает  коллегу: «Даже в большом зале сейчас существуют ограничения для посещения слушателями».

«Можем месяц подождать, пока зал не освободится?» — спросил Сервер Мустафаев, но судья  сказал, что никакие ходатайства он сейчас рассматривать не будет. Объявил перерыв до 10 февраля и вышел из зала.

Подсудимых увозят из суда. Фото: Ґрати