Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День седьмой — ходатайства защиты

17 декабря
14:01 Суд объявляет перерыв до 23 декабря. Но до этого озвучивает расписание заседаний до апреля 2020 года
13:35 «...обращено внимание указанного судьи на необходимость соблюдения культуры поведения». Ответ на коллективную жалобу родственников обвиняемых
11:45 «Машинку смазали, продолжается каток». Суд отвод не удовлетворил и объявил перерыв
11:13 Адвокатка Лиля Гемеджи заявляет отвод суду
11:04 Свидетель в суд не явился, судья решил рассмотреть все ранее поданые ходатайства защиты
10:23 Заседание начинается с большим опозданием. В коридоре суда говорят о деле Анастасии Шевченко и знакомятся со слушателями других дел
08:30 Первый свидетель обвинения – оперуполномоченный ФСБ Николай Артыкбаев. Его допрос продолжается уже пять заседаний
Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День седьмой — ходатайства защиты
Акция в поддержку крымских мусульман, Москва 2017 год. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати
В Южном окружном военном суде российского Ростова-на-Дону продолжается судебный процесс над крымскими татарами - фигурантами дела «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». Восемь крымских мусульман были задержаны в 2017-2018 годах по обвинению в принадлежности и создании в Бахчисарае ячейки исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но действующей свободно в Украине и большинстве европейских стран.  «Ґрати» продолжают онлайн судебных заседаний процесса.
08:30
17 декабря
08:30
17 декабря
Первый свидетель обвинения – оперуполномоченный ФСБ Николай Артыкбаев. Его допрос продолжается уже пять заседаний

12 октября 2017 года после обысков сотрудниками Федеральной службы безопасности были задержаны и впоследствии арестованы Тимур Ибрагимов, Марлен (Сулейман) Асанов, Мемет Белялов, Сейран Салиев, Сервер Зекирьяев и Эрнес Аметов. Все они жили в Бахчисарае и являлись активистами организации «Крымская солидарность» – объединения адвокатов, родственников политзаключенных и активистов, которое помогает крымчанам, подвергшимся преследованиям по политическим или религиозным мотивам.

Эдем Смаилов и Сервер Мустафаев – координатор «Крымской солидарности», были задержаны и арестованы позже – 22 мая 2018 года.

В России осудили крымских мусульман. Снова

По версии ФСБ, все задержанные состояли в одной ячейке исламской партии Хизб ут-Тахрир, запрещенной в России, но свободно действующей в Украине и большинстве европейских стран. Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов и Мемет Белялов обвиняются в «организации деятельности террористической организации» (часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса РФ). Наказание предусматривает от 15 лет колонии до пожизненного заключения.

Остальные пятеро обвиняются в участии в террористической организации (часть 2 той же статьи 205.5 УК РФ) с возможным наказанием – от 10 до 15 лет заключения. Всем восьмерым также вменяется приготовление к насильственному захвату власти (часть 1 статьи 30, статья 278 УК РФ).

Все подсудимые отвергают обвинения в терроризме и считают, что их преследуют по политическим и религиозным мотивам.

Дело «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир». День шестой — допрос оперуполномоченного ФСБ Николая Артыкбаева

Начиная со второго заседания в процессе допрашивают первого и одного из основных свидетелей обвинения – оперуполномоченного ФСБ, бывшего сотрудника СБУ Николая Артыкбаева. Оперативник рассказал, как организовал наблюдение за мусульманами в Бахчисарае и прослушку их встреч, в том числе в мечети города. Материалы прослушки он лично расшифровал и передал в следственный отдел управления ФСБ для экспертизы. По большей части, рассказывая о предполагаемом участии подсудимых в Хизб ут-Тахрир, оперуполномоченный ссылался на засекреченных свидетелей и информаторов ФСБ среди крымских мусульман. Их показания, материалы прослушки и экспертиза этих материалов – стали основанием для уголовного дела.

Кроме того, Артыкбаев рассказал о конфликте мусульман Бахчисарая, которых называл приверженцами Хизб ут-Тахрир с Духовным управлением мусульман Крыма за влияние в мечети. Местный имам также заявлен свидетелем обвинения, его допрос должен состояться позже.

10:23
17 декабря
10:23
17 декабря
Заседание начинается с большим опозданием. В коридоре суда говорят о деле Анастасии Шевченко и знакомятся со слушателями других дел

За полчаса до начала заседания перед зданием суда выстроилось не меньше 30 человек. Запускать внутрь никого не собираются, хотя суд работает с 9 утра (по местному времени – Ґ ). Позднее выяснилось, что задержка в связи с совещанием сотрудников суда.

Среди слушателей зашла речь о деле Анастасии Шевченко, продление ее ареста сегодня должны рассматривать в Ленинском районном суде Ростова.

– А что это за дело? — интересуется один из мужчин на входе.
– Дело «Открытой России» (в январе 2019 года против Шевченко впервые в России было возбуждено уголовное дело по обвинению в участии в деятельности организации, признанной на территории России нежелательной – Ґ ), Анастасию Шевченко посадили под домашний арест, – отвечают журналисты.
– А, оппозиция? Все понятно. Кто не за нас, тот против нас? – задаёт риторический вопрос мужчина.

Ровно в 10 утра, когда уже должно было начаться заседание, открыли двери суда и пропустили очередь на металлодетектор.

Пристав не очень вежливо просит адвокатку Лилию Гемеджи раскрыть рюкзак и показать содержимое. «Вы показываете мне сумку и говорите, что там косметичка. Как я могу понять, что там внутри? Я могу вас просто не пустить», – говорит пристав. «Хотите, я оставлю рюкзак здесь. Не делайте из этого проблему», – отвечает Гемеджи.

Подсудимых заводят в зал суда.

В соседнем зале начинается процесс по террористическим статьям, подсудимые из Чечни. Слушателей заводят в зал. Зодие Салиева, мама обвиняемого Сейрана Салиева успевает познакомиться с ними: «Из Крыма передайте привет!». «Селям вам!», «Аллах вам в помощь», — присоединяются другие слушатели «крымского процесса» в коридоре.

Спустя больше часа после завяленного времени начала заседания в зал пустили адвокатов и позже – всех остальных. Обвиняемые в «аквариуме» улыбаются вошедшим. «Мы с вами!», – кричат им в ответ из зала. Конвоир встает перед «аквариумом» и закрывает его собой.

«Доехали хорошо?», – спрашивает Сервер Зекирьяев. «Все нормально», – отвечает из зала жена Зарема. Конвоир отошёл, родственники снова могут видеть заключённых

Фотосъемку во время процесса журналистам не разрешили, но позволили поснимать в перерыве заседания.

11:04
17 декабря
11:04
17 декабря
Свидетель в суд не явился, судья решил рассмотреть все ранее поданые ходатайства защиты

В зал заходит судейская коллегия. Адвокаты по назначению и адвокатка Лиля Гемеджи, остальные адвокаты, как и свидетель обвинения – оперуполномоченный ФСБ Николай Артыкбаев, участвуют в заседании по видео-связи из Крымского гарнизонного суда. Однако свидетеля на экране не видно.

Суд проверяет связь с Крымом. Судья: «Я всех защитников вижу, четыре вас человека?». «Нет, пять!» – пятый адвокат выглядывает из-за угла. «Так, разговоры в зале судебного заседания с моего разрешения!».

Судья объявляет, что свидетель не явился в зал заседания и предлагает «разбирать» многочисленные ходатайства, которые защита подавала ранее.

Сервер Мустафаев из «аквариума» спрашивает, будет ли у него и других участников процесса возможность закончить допрос. Судья отвечает, что Артыкбаева вызовут позднее.

«Сторона обвинения будет продолжать предъявлять доказательства, допрос продолжен не будет? Ваша честь, вами было принято решение о разрешении ходатайства после допроса. Я как защитник полагаю, что продолжать судебное следствие, прервав допрос невозможно» – заявляет адвокат Айдер Азаматов. Его поддерживает адвокат Эмиль Курбединов: «Причины неявки неизвестно, почему должны переходить к следующей стадии?».

Тем не менее, судья принимает решение о продолжении заседании, чтобы рассмотреть ходатайства защиты.

«Ходатайств было очень много… Я даже не знаю, с чего начать» – немного растерялась адвокатка Гемеджи. «Могу перейти к вашим письменным ходатайствам, – предлагает судья. – Если вспомните (смеется), тогда вернёмся к остальным».

Судья зачитывет ходатайство, поданное ранее Гемеджи о том, чтобы ее подзащитного Сервера Мустафаева выпустили из «аквариума» и позволили быть рядом с адвокатом: «Мустафаев не может исполнить полноценное право на защиту, затрудняет возможность слышать вопросы и получаемые ответы. Приобщить ходатайство».

Гемеджи поправляет: «Замечание, это не ходатайство, вы прочли заявление, к которому приобщено ходатайство». Судья тут же реагирует: «Встаньте, пожалуйста! Суд предупреждает вас о нарушении регламента судебного заседания! Дайте мне договорить». И продолжает дальше читать: «Публичное содержание в клетке, унижающие достоинство обращение… Со ссылками на решения ЕСПЧ. Предоставить возможность Мустафаеву принимать участие в заседании без содержания в металлической клетке, пользоваться записями, материалами дела, советоваться с адвокатом…». Сразу же зачитывает второе ходатайство – предоставить суду две фотографии мужчин, которых защита считает секретными свидетелями, связанными с оперуполномоченным Артыкбаевым. Гемеджи хотела показать ему фотографии, чтобы удостовериться – знает он этих лиц или нет.

11:13
17 декабря
11:13
17 декабря
Адвокатка Лиля Гемеджи заявляет отвод суду

Адвокатка Лиля Гемеджи не выдерживает и заявляет отвод суду. «Вами постоянно нарушается регламент судебного заседания, отклоняются и не рассматриваются ходатайства, поданые через канцелярию, мы видим постоянные подсказки свидетелю, обвинительной уклон и предвзятость в деле» – настаивает адвокатка. Все защитники и подсудимые поддерживают. Возражает только прокурор Евгений Колпиков: «Права не нарушается. Судья устанавливает регламент, очередность представления доказательств. Сейчас доказательства представляет гособвинение. Прерывать допрос можно по каким-либо причинам, связанным с невозможность допрашивать человека. Причины неявки свидетеля будут устанавливаться. Прошу отказать в удовлетворении данного ходатайства».

Адвокатка Лиля Гемеджи. Фото: Антон Наумлюк, Ґрати

Суд удаляется в совещательную комнату для рассмотрения отвода.

Адвокат Тарас Омельченко по видео-связи спрашивает обвиняемых: «Кормят, не кормят?». «Опять были печеньки с плесенью» – отвечает Мустафаев (ранее обвиняемые жаловались суду, что при вывозе их из СИЗО сухой паек представляет собой в основном заплесневелое печенье, но суд на это не отреагировал – Ґ ). «Передай, что сыр должен быть с плесенью, а не печеньки» – шутит адвокат и обещает подать жалобу в Федеральную службу исполнения наказаний.

«Дневник ведёшь?» – спрашивает Мустафаева кто-то из зала, но ответить не дает конвоир. «Каждому нужно говорить, что с подсудимыми нельзя общаться, это знают все?» – обращается он к залу, потом подходит к «аквариуму» и предупреждает обвиняемых: «Запрещено, по нашим инструкциям. С защитниками – пожалуйста, с остальными – нет».

Омельченко спрашивает у Тимура Ибрагимова: «Тимур, а у тебя есть ненужная дверь на Vokswagen Polo задняя?». «Вы побыстрее меня вытащите, я все покажу» – шутит в ответ подсудимый.

Судей все еще нет. В это время адвокатке Гемеджи становится плохо и ее выводят из зала. За ней выходят все адвокаты. Через некоторое время Гемеджи возвращается с бутылкой воды.

11:45
17 декабря
11:45
17 декабря
«Машинку смазали, продолжается каток». Суд отвод не удовлетворил и объявил перерыв

В зал заходит судейская коллегия. Один из судей зачитывает решение – оснований для отвода не имеется.

«Отвод должен быть мотивированным, – поясняет судья.  В ходатайстве указано субъективное мнение адвоката Гемеджи». Кто-то в зале чихнул. «Правда!» – подтверждает судья. Кто-то ещё раз чихает. «Видите, ещё раз правда» – говорит судья и ссылаясь на статьи 61, 62 и 65 Уголовного кодекса РФ оставляет ходатайство об отводе без удовлетворения.

«Цирк какой-то, спектакль. Разозлили его только» – говорит в зале кто-то из слушателей. «Машинку смазали, продолжается каток» – отвечает на это голос с задних рядов.

Адвокатов Курбединова и Омельченко не оказалось в зале суда в Крыму и судья Ризван Зубаиров объявляет перерыв до 14:10.

«Вторая Бахчисарайская группа» Хизб ут-Тахрир в суде. Фото: Ґрати

13:35
17 декабря
13:35
17 декабря
«...обращено внимание указанного судьи на необходимость соблюдения культуры поведения». Ответ на коллективную жалобу родственников обвиняемых

В коридоре суда родственники ожидают продолжения заседания. Венера Мустафаева, мама обвиняемого Сервера Мустафаева, координатора «Крымской солидарности», рассказывает, что 10 дней назад подала заявление на свидание с сыном. Сегодня ей ответили, что разрешение будет готово только 23 декабря. Это означает, что после судебного заседания 24-го ей придется остаться в Ростове.

«Вот вы представьте, что я приехала с расчетом на свидание и уже настроена на него, однако не попала. Хорошо, что невестка ещё не приехала» – рассказывает Мустафаева.

Родственники обсуждают ответ Южного окружного военного суда на коллективную жалобу, которую они подавали 27 ноября, после того, как судья Ризван Зубаиров сказал «выгоните их!», когда объявил перерыв. «А что мы здесь, скотина что ли? Что это такое – выгоните их?» – отреагировал тогда отец Марлена Асанова. «Так, сфотографируйте его и чтобы на любые заседания не пускали» – разозлился судья. Всех выгнали из зала, отца Асанова не пускают ни на одно из заседаний, а родственники «Второй Бахчисарайской группы» написали коллективную жалобу.

«По результатам проведенной проверки обращено внимание указанного судьи на необходимость соблюдения культуры поведения в процессе, уважительного отношения к участникам процесса и лицам, присутствующим в зале судебного заседания» – говорится в ответе председателя суда Олега Волкова.

Ответ на коллективную жалобу родственников «Второй Бахчисарайской группы Хизб ут-Тахрир»

 

14:01
17 декабря
14:01
17 декабря
Суд объявляет перерыв до 23 декабря. Но до этого озвучивает расписание заседаний до апреля 2020 года

Всех запустили в зал суда. В «аквариуме» обвиняемые обедают продуктами из сухпайка, выданного в СИЗО. Сервер Мустафаев показывает баночку из-под паштета. «Съедобные хоть?», – спрашивает сына Венера Мустафаева. «Не разговаривайте», – предупреждает конвой.

Не слушая его, Сервер Зекирьяев говорит жене, что после обращения адвоката на свидания в СИЗО должны пускать не двух человек в день, как раньше, а четырех.

В зал заходит судейская коллегия. Несколько адвокатов отсутствуют, Гемеджи также просит перенести заседание из-за плохого самочувствия. Суд, прежде чем завершить на сегодня заседание, озвучивает расписание вплоть до апреля 2020 года.

Заседания планируют провести:

Январь – 14-15, 20, 27-28
Февраль – 6, 7, 10-12, 17-19, 25-26
Март – 2-4, 10-11, 16-18, 23-24, 20-31 и 1 апреля

Суд объявляет перерыв в заседании до 14:00 23 декабря. Родственники выходят из зала суда, прощаясь с обвиняемыми на крымскотатарском.

«Хотя сторона обвинения поддержала сторону защиты, что невозможно прерывать допрос свидетеля, который не явился на заседание, суд пришел к другому мнению – что можно исследовать другие доказательства и рассматривать ходатайства, – подвела итога заседанию адвокатка Гемеджи. – Тогда мы заявили отвод председательствующему. Отвод был мотивирован тем, что на протяжении процесса судья не раз позволял проявлять некорректное отношение к слушателям, делал язвительные комментарии по отношению к моим подзащитным и коллегам. Ему даже было вынесено замечание в связи с некоторыми высказываниями – об этом мы получили ответ на жалобу».

Родственники обвиняемых после заседания. Фото: Ґрати

Родственники и адвокатка Гемеджи подводят итоги суда для страницы «Крымской солидарности» в фейсбуке. В это время обвиняемых увозят из суда. Все кричат им и прощаются, кто-то крикнул «Аллах Акбар».